21.01. Крепитесь ребята, январь почти всё! Очень коротко о том, что творится на МРВЛБРК рассказывает Тони Старк, а еще у нас новые цитаты! Желаем всем хорошего вскр и одевайтесь теплее, зима все-таки!
мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     08-10.2016
ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [14.08.2016] Кавказская пленница


[14.08.2016] Кавказская пленница

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Кавказская пленница
http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://78.media.tumblr.com/tumblr_m49eucUggD1qg10a3o1_500.gif
Tony Stark | Steven Rogershttp://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Не смотря на все неприятности, не смотря на то, что он видел своими глазами, что Стив в Гидре, Тони с трудом в это верит! Очень с трудом! "Стива нужно спасать", вот какая мысль двигает Старком. Поэтому он решается на неслыханное, на похищение одной из "голов" Гидры в НЙ. (Нет, он почти не рехнулся!)

ВРЕМЯ
14.08.16. день

МЕСТО
НЙ, возле правительственного учреждения

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Много - много ценностей

+4

2

Это должно было когда-то случится, первая нормальная встреча после их сомнительного противостояния. Первая встреча, на которой, возможно, у них получится поговорить. Возможно, потому что Тони сомневался, что Стив услышит его доводы, что он послушает его выкладки и придет к тем же выводам что и Тони.
Слежка, на самом деле не благодарное занятие, занимает очень много времени и отнимает очень много сил, но Тони в общем-то был человеком крайне упрямым, так что раз вбив себе в голову, что они должны поговорить, он придерживался этого плана. Камеры переключались друг на друга, когда Стив продвигался к правительственному зданию, был ли там его кабинет или там была какая-то встреча, этого Тони не знал, он собирался захватить Стива на обратном пути. Даже подготовился, насколько это было возможно.
Броня уже была надета поверх поддоспешника, шлем надежно закрывал лицо, репульсоры были заряжены, он сам готов на любые безумства, потому что это нужно было остановить, прекратить, любыми путями и силами. Тони взвешивал свои действия и в общем-то знал, что в случае чего пойдет даже на крайние меры, на легкое ранение. Единственное на что он пойти не мог – это смерть Стивена Роджерса, сама мысль болью отдавалась где-то внутри. Нет, смерть — это не вариант, не выход и не повод для встречи.

Нью Йорк как будто замер на это время, то ли было объявлено тревожное положение, то ли Белова с подручными снова что-то задумала, но на улицах не было патрулей, казалось, город живет так как положено. Жители мирно прогуливаются или спешат на работу, машины в пробках, таксисты сигналят, ожидая что им уступят дорогу. Где-то в подворотнях смеются дети. Тони даже глаза прикрыл, вслушиваясь в эту суету. Он уже тысячу лет не появлялся в городе просто так, не по делам, не прогуливался, не ловил на себе взгляды узнавания, не забегал в знакомую кофейню.

Жизнь круто поменяла его приоритеты, его положение, его мысли. Так получилось, что от былого состояния остались ошметки, что Пепп вынуждена одна вытягивать СтаркИн из ямы, в которую упала компания после крушения Башни и надежд. Так получилось, что в этом был виноват Стив, только винить его не получалось.

- Привет, можешь не хвататься за, что это у тебя там на поясе? Пистолет? Так вот, можешь не хвататься за него. Тебе нужно пойти со мной, давай Роджерс, это не больно и даже не страшно. – Наверное, Тони нужно было более тщательно подготовить собственное появление перед кэпом, продумать шаги, ходы, слова, действия. Продумать свою речь, чтобы она звучала более проникновенно, а не вот так, не просительным тоном.

Но он не мог. Каждая из встреч с кэпом оставила на нем свои шрамы. Сначала история отца, потом история Барнса, потом Альтрон и обвинения, потом круг замкнулся и Тони оказался за бортом кэпских привязанностей. Единственное, что оставалось неизменным, его внутреннее восхищение, его уважение, привитое с детства. Наверное, этим и оправдывалось его желание спасти Стива, вытащить его из Гидры, как бы он там не оказался.

- Я не хочу стрелять, не вынуждай меня идти на крайние меры. Один разговор, Стив, от тебя не убудет. Сможешь толкнуть мне свою супергеройскую речевку и рассказать какого черта происходит. Должно быть интересно.

+2

3

Откровение последних дней упорно не шло у мужчины прочь из мыслей, как бы он ни пытался оставить его на задворках сознания. Жизнь продолжалась, от окружающего такому человеку, как ему, уже так просто было теперь не отмахнуться, так что и дальнейшие самокопания было решено оставить на потом так же, как и попытки осмыслить и уложить в голове всю эту информацию. Вероятно, сейчас, по прошествии полного дня раздумий, можно было даже сказать, что это всё его даже не особо трогало. Во всяком случае, уже не так, как должно было и, главное, могло.
Может быть, просто потому, что в глубине души он осознавал, что те сны и миражи, которые иногда приходили как из зазеркалья, были вовсе не снами, а осколками другой жизни, которая когда-то была столь же осязаемой реальностью. И раз всё случилось таким образом, значит, в глубине души он всё-таки действительно чего-то такого хотел.
Вообще, Роджерс хоть и не афишировал своих перемещений во избежание напрасных эксцессов со стороны своих ярых ненавистников, но в то же время с момента "разоблачения" никогда реально не прятался. Никто не отменял наличие в подобной ситуации недовольных, но, в конце концов, если отстаивать свою правоту и объективность принятых решений, то не пряча голову в песок. Этого он никогда не делал и делать не собирался. При смене порядка и привычных, долгое время назад принятых жизненных устоев в любом случае найдутся те, кто не захочет что-либо менять. Так было во все времена, даже если просто почитать общие исторические сводки, не вдаваясь в детали революций.
Но в разъездах по договорным и совещаниям глупо было полагать, что он рано или поздно не привлечет к себе внимание. К себе и своему рабочему и регулярному теперь роуту. Капитан не мог не понимать, что после его публичного заявления за ним наблюдают и следят, а некоторые так и вовсе всё еще пытаясь осознать действительность. Его Гидра не допускала лазеек в обороне. Старалась, по крайней мере. Но имелись нерешенные вопросы, которые во избежание потерь в чьих-либо рядах можно было разобрать только ловлей на живца. Стив знал, что кое-кто сразу припрется, чуть только увидит для этого возможность. Сейчас при нем не было никакой даже самой "крайней" охраны, точнее, её между делом попросили задержаться и осесть в стороне... И это было осознанное решение, а не допущение или недосмотр. Просто потому, что некоторые проблемы всё-таки следовало наконец решить, и решить так, как они должны быть решены.
Просто потому, что с этим так или иначе еще предстояло жить.

Правда, Стив всё равно не думал, что Старку хватит наглости явиться средь бела дня, едва он высунет нос из здания, в котором проходили внеочередные переговоры. Должен же был понимать, что здесь, в этом месте, на всё, что он задумал, у него будет максимум три-пять минут, да и идти с ним на чужих условиях никуда не согласятся. Уже хотябы потому, что в лучшем случае собеседник просто на нервах и сам представляет из себя оголенный провод. В худшем... вероятно, что нетрезв.
— Странно слышать это от Железного Человека, который сам вооружен до зубов и опасен, — на самом деле это было скорее смешно, и смешно потому, что он должен был понимать, что как раз Стиву не надо было напоминать про то маленькое обстоятельство, что обычное оружие броню не возьмет, и в общем-то можно было даже и не пытаться. Тот в целом правильно рассудил, что на людной улице при его оборонительных возможностях "в лоб" его трогать не будут: Гидра не для того столько времени прокладывала себе путь к народному доверию, чтобы так глупо всё похерить. В остальном... Капитан сейчас не особо оглядывался на прохожих, просто имел их в виду как окружающий фактор, и точно так же поглядывал на окна соседних зданий, имея в виду то, что кто-то мог засесть с винтовкой и там, но вроде всё было чисто. — Что, так и зажаришь меня на глазах у публики? Мы оба понимаем, что этого делать ты не станешь, так что не ломай комедию, Тони. Не надо. Нет смысла.
Стивен с проникновенной грустью поглядел на приятеля, который еще всего лишь пару месяцев назад без обиняков являлся таковым и, видимо, и сам теперь не мог смириться с тем, что это больше не так. Оружия при Капитане как раз не было — он не очень уважал такие вещи и самому, по большому счету, кроме верного щита обычно ничего не было нужно. Не потребуется и сейчас.
— Я задолжал тебе и объяснение, и ответы, и я тебе их предоставлю. Но на своих условиях. Ты снимешь и отошлешь броню, надобности в которой сейчас нет. Вот тогда и поговорим. Как порядочные люди — с глазу на глаз.
Печаль заключалась в том, что на согласие явно можно было не рассчитывать — это уже по настроению чувствовалось. Но как порядочный человек, столько лет ухитрившийся тайно отжить на два фронта, он был готов к любому из возможных вариантов. И Старку это понравится вряд ли, когда до него это дойдет.

+2

4

Когда они виделись в последний раз? Ах да, Тони валялся на операционном столе, кажется, Стив возвышался, кажется. Все словно в тумане, потому что память тех дней, которые он провел в Гидре, размыта, скрыта другими обстоятельствами, припорошена страхом, отчаянием и болью. Тони с удовольствием бы сейчас повторил тот жест с потиранием реактора, если бы он помог унять внутреннее беспокойство, если бы хоть что-то помогло унять это чертово внутренне беспокойство.
Тони в который раз поймал себя на том, что по сути ему нечего сообщить, ничего нового не случилось, ничего вообще не случилось, кроме того, что они как-то и где-то потеряли Капитана Америку, каким-то образом, потеряли самое ценное что было в их команде и не могут вернуть до сих пор. Смешно.

- Ты знаешь, что броня в первую очередь — это защита, впрочем, нет, может быть и не знаешь, черт с тобой Роджерс. Почему всегда так сложно говорить о том, что важно и нужно? – Тони хмыкнул, и опустился точно напротив человека, с которым намечалась очень качественная беседа по душам. – Нет, все останется как есть, кэп, сам понимаешь, Гидра и твои последние слова надежды не внушают. Твои последние действия вообще требуют пройти освидетельствование еще раз, но Фьюри все еще изображает опоссума, Хилл нет поблизости, а Колсон слишком тебя обожает, чтобы противопоставить тебе свое влияние. Так и выходит, что остаюсь только я, поэтому ты пойдешь со мной, хочешь или нет. Кстати, могу предложить потаскать тебя на руках, давно мечтал опробовать этот чудесный способ передвижения. А? Нет? Жаль.

Тони знал, чем рискует, разыскиваемый, со всех сторон скомпрометированный, со всех сторон окруженный сомнительной информацией, сомнительными данными и провалами, которые преследовали его один за другим. Если он попадется обратно в застенки, если он попадется под суд или еще куда, Америка даже сожалеть о нем не станет, потому что не о ком будет плакать. И самое страшное, Стив тоже это знал, знал и использовал, проклятый мерзавец, размороженный чтобы добить в семье Старков недобитое.
Вспомнилась зачем-то первая встреча и насколько тогда все казалось проще. Насколько тогда тянуло быть лучше, выпрямит спину, стать выше и показать, что он тоже герой, что он тоже может быть героем. Насколько это все было проще, когда-то. Тони хмыкнул и скинул запрос Фрайдей на блокировку ближайших камер, благодаря Пепп у него хотя бы все доступы оставались, раз уж до финансов ему было не добраться.

- Твои условия не приняты, снова схватишься за щит и будешь махать им на право и на лево? Или все-таки выслушаешь то, что я хочу тебе сообщить? Вдруг это что-то важное, Стивен, а ты это упускаешь, отказываясь пойти на компромисс. Могу, конечно, попытаться вырубить тебя, но что-то мне подсказывает, что ты времени не терял и сноровку не растерял. И вообще держишь себя в тонусе.

От решения кэпа зависело многое, если тот вменяем настолько, чтобы начать переговоры, то у Тони все еще был шанс попытаться спасти хоть что-то. Если он невменяем более чем полностью, то он не знал, что делать дальше. Целью последних недель его деятельности была именно эта встреча, от нее зависело, как повернется история, что будет следующим шагом. И все было таким хлипким, висело на волоске в буквальном смысле этого слова, что Тони даже дышать боялся, не то что раздражать Стивена еще больше.

+2

5

— Защита от чего? От меня? Ты правда считаешь, что она тебе потребуется в простом диалоге? — мужчина вопросительно, даже несколько иронично изогнул бровь и вгляделся в маску шлема, за которой, увы, ни лица, ни глаз доброго друга разглядеть было нельзя, а значит, что и прочесть реальное настроение того. А хотелось, честно говоря, поскольку хоть Тони в целом был личностью довольно суетливой, но сейчас он казался совсем уж излишне нервным. Просто в самом деле нервничал, чего-то опасался... или так на нем сказался Экстремис? — Или, быть может, защита от самого себя?
На самом деле, он был рад его видеть, поскольку ускакал Тони от них тоже в слишком интересном состоянии, чтобы вообще о нем не беспокоиться. Вроде как состояние было стабильным, но всё-таки наблюдение за ним велось не столь длительное время, чтобы быть в этом уверенным наверняка с учетом всех рисков, которым его подверг этот... опыт. Он тогда был в слишком побитом состоянии, чтобы не опасаться, что в будущем на нем это еще как-то скажется. Так что в целом было радостно видеть и осознавать, что их несостоявшееся геройское умертвие всё еще летает и бегает вполне себе живым. Не смотря на все связанные с ним проблемы и весёлую жизнь, которую он тут в определенной мере некоторым организовал... всё-таки Стив не хотел, чтобы он погиб или хотябы просто пострадал сам, но по сути именно это и случилось. К счастью, непоправимого они всё-таки избежали, но...
Но вся ситуация сейчас в целом была какая-то очень неправильная. И вот на что он сейчас нарывается? Чтобы его еще раз, как он условно выразился, щитом отмолотили? В общем-то Стив мог. Другое дело, что не хотел. И бойцов сюда звать сейчас тоже не особо хотел, хотя наверняка потом наслушается о подобном неразумном пренебрежении самыми простыми техниками безопасности. Причиной тут было скорее то, что Капитана не очень радовала перспектива прятаться за спинами других от потенциально опасной личности... да и за такими, как правило, никто не следует, как бы человек ни был прав в своей позиции. По сути и собеседник поступал примерно так же — то есть, всё всегда делал сам, не смотря на возможные риски огрести по полной программе или вовсе погибнуть где-то при очередном мировом несчастье. Пожалуй, это было чем-то тем, что их изначально объединяло и сблизило. Очень немногие рискуют прыгать головой вперед да в пекло, чтобы что-то защитить или хотябы просто сказать.
— Тони, если ты сейчас пришел поговорить, так говори, а не ерунди. Напоминаю, что в данном случае это твои часы тикают, — Стив устало вздохнул и отвел взгляд, перестав пытаться что-то рассмотреть за безликой маской. По сути просьба задвинуть броню в сторону отчасти была связана и с этим. Щит был за спиной... можно было в самом деле достать его и огреть в воспитательных целях старого товарища, но что-то ему подсказывало, что сейчас это тем более бесполезный метод ведения переговоров. — Я ни с кем сейчас намеренно не связываюсь, никого не вызываю и вызывать не буду, но и условия сейчас не я ставлю. Если ты тут так и останешься в таком виде, боюсь, отряд быстрого реагирования до тебя тоже доедет очень недовольный, а я сомневаюсь, что тебе это надо. Допустим, я пойду с тобой, если ты не хочешь со мной разговаривать при ком-то. Но закономерный вопрос — и куда ты хочешь, чтобы я с тобой пошел? Не я сбежал из-под стражи. Тебе самому сейчас было бы лучше прислушаться ко мне, поскольку в противном случае полностью задвинуть оперативников в сторону я буду уже не в состоянии.

Отредактировано Steven Rogers (2018-01-05 03:22:15)

+2

6

Тони сам не знал, чего же он хотел больше, дать Стиву по лицу, дать выговориться или выговориться самому? Что в его миссии сейчас было важнее, получить сатисфакцию за пережитое или позаботиться о будущем? При воспоминании о Башне, неизбежно всплывало это слово – «будущее», которое в общем-то для Тони носило сакраментальный смысл, в нем он видел свое предназначение, в какой-то мере. Прометей, принесший огонь людям, так Тони воспринимал свою деятельность, таким он был по сути, в собственных глазах.
Стив оказался тем человеком, который отобрал огонь, который воспротивился другому будущему, в котором, возможно, не пришлось бы воевать так часто, в котором, возможно, не пришлось бы убивать людей. Тони крепче сжал зубы, в груди болело, да, давняя обида прожигала насквозь.
- Никогда не угадаешь с тобой, Роджерс, что на этот раз ударит и куда. – Тони так и замер, не зная, как повести разговор дальше, куда его повести.
Он думал встреча будет проходить не так, не так обыденно что ли. Он думал Стивен будет отбиваться, ругаться, пытаться захватить его или что он там хотел бы сделать? Арестовать? Он думал, что все будет в хаосе, придется реагировать стремительно, быстро, убегать, снова и снова оставляя позади лучшего из будущих друзей. А вместо этого все получалось как обычно, рассыпалось, как кроки из рук. Все было слишком обыденно.

- Окей. – Тони не сделал ни единого движения, просто броня практически слезла с него, втянувшись в кости. Последняя разработка, одна из лучших, один из тех случаев, когда гордится собой было можно. Наконец-то, хотя бы так он смог ощущать собственную безопасность, хотя бы так была возможность, оставаться на плаву, а не психовать каждый раз, когда все выходило из-под контроля. – Окей. И вот он я без брони, поговорим Стивен, давай поговорим. Расскажешь мне, что привело тебя в Гидру? Как ты там оказался? С чего начались такие великие перемены в ваших не столь радужных, ранее, взаимоотношениях? Мне бы понять, Стив, с чем мы имеем дело. Что произошло в твоей голове такого, что освободительный символ нации в цветах флага теперь выглядит, ну как-то так выглядит.

Тони махнул рукой, обозначая внешний вид оппонента. Да, странно выходило, странно и дико, они разговаривали как нормальные люди, как должны были разговаривать того, при подписании договора. Правда, тогда у них не получилось диалогов, кто-то постоянно срывался, а кто-то был слишком занят своими делами и попытками разгрести всю происходившую тогда ерунду. Тони до сих пор не знал, зачем он попытался передать свою ответственность, почему он решил, что не справится, почему он подумал, что кто-то другой справится лучше. Он до сих пор считал, что их давнее противостояние было его виной.
Наверное, поэтому он не обвинял, спрашивал, интересовался, но не обвинял. Наверное, именно поэтому он стоял здесь без брони, в очередной раз доверяя этому человеку, даже зная наперед, что этого делать нельзя.

- Мы, скажем так, беспокоимся. Обеспокоены происходящими с тобой переменами. – Тони не стал говорить, что «мы» в данном случае он сам и пара их общих друзей. Он не стал говорить и о том, что знал, что Наташа сгинула где-то в Гидре, так и не вернувшись назад. Не стал говорить и других, возможно, нужных вещей.
Сначала он хотел услышать ту версию, которую при прошлых встречах пропустил или не воспринял.

+1

7

— Как быстро меняются мнения. Раньше вы частенько считали меня весьма прямолинейным, — позволил себе нотку самоиронии Капитан, скрестив руки на груди и внимательно наблюдая за моральной борьбой приятеля, которая окончилась маленькой победой в его пользу. Всё-таки Энтони порой оставался даже странно-наивным для человека его склада ума... или излишне доверчивым, не смотря на своё мировое положение и богатый, казалось бы, жизненный опыт. Про себя Стив сразу отметил, что помирающим лебедем тот всё-таки сейчас не выглядит, а держится вполне себе бодро... более того, "хрень", с помощью которой его спасли его же враги, уже явно приспособил под свои нужды и фантазию... и технологии. Это не могло не радовать, хоть и создавало определенные проблемы конкретно им, и всё же возможность наконец увидеть это своими глазами и понять вызвала скорее толику радости с ощущением свалившегося в души камня. Оставались непонятными только две вещи, точнее, были предположения, но пока не было конкретики: это он сейчас просто от отчаяния по личным соображениям прилетел... или за этим всё-таки скрывался какой-то более конкретный и менее явный умысел?
В определенной мере Роджерса даже удивило то маленькое обстоятельство, что Старк первым делом порывался просто беседовать, а не воспользоваться оказией и не утащить его куда-нибудь в каморку в попытках там удержать и провести сеанс психотерапии, или где они сейчас в принципе могли скрываться всей своей бодрой компанией несогласных.
Или он просто заранее понимал, что в данном случае это уже никак не поможет, потому не спешил с принятием конкретных решений. И, видимо, опасался этого. Смешно и грустно одновременно.
— Ладно, помнится, я там тебе объяснения обещал, — Стив устало потер пальцами переносицу и глядя куда-то в пространство, честно говоря, в данном случае уже не уверенный, как вообще следовало теперь всё это объяснять. Сознание неприятно кольнула та деталь, что точку этого мировоззрения ему, видимо, откровенно навязала некая не до конца понятная метасущность, но эта мысль, хоть вроде уже улеглась, но всё еще делала ему больно. Настолько больно, что прежде всего он прекрасно понимал, как обойдется Железный Человек с подобной информацией, и там ему уже станет бесполезно объяснять, что на этом моменте, пожалуй, всё-таки всё кончено. Во всяком случае, если бы Тони свалился ему на голову вчера, у него было бы гораздо больше шансов до него достучаться, а теперь... теперь, учитывая, до чего они дошли и где сейчас были, ему хотелось просто сказать, что теперь ему уже всё равно. А даже если и нет, то остальные вряд ли со всем смирятся после всего произошедшего. Сомнения и сожаления о чем-то том, чего "никогда не было" — явно не то, что сейчас было нужно. Явно не то, о чем следовало думать без опасений наломать еще больших дров, чем их уже было наломано. Назад всё равно было уже ничего не вернуть, а чем миру поможет окончательно сломленный герой? — Никто меня не приводил в Гидру. Она сама пришла ко мне когда-то и... я с ней вырос. Да, вот как-то такая банальная правда. Что хочешь, то и делай с этой информацией. Мне жаль.
Вообще, это с некоторых пор уже и не было тайной, но, видимо, осознание печальной действительности до Старка так и не дошло, если тот теперь носился со своими сомнениями. Стив хотел было еще что-то добавить, более конкретное, но не успел; время оговоренной "отсрочки" вышло, а они вполне себе стояли на открытом пространстве. Слишком открыто, чтобы этого не заметил кто-нибудь еще. Появление по его душу Железного Человека было столь же предсказуемо, как и появление Барнса, потому примерные планы действий под рукой были... и это была одна из тех причин, почему Роджерс настаивал на беседе без костюмов из металла, хоть и надеялся, что до этого не дойдет даже при условии, что Старк вряд ли бы сдался. Один из особо сообразительных и самостоятельных агентов, заметив такую картину, не изменил себе и первоначальным приказам, а просто пробежался по коридорам, здания, выбрал наиболее подходящий прикрытый угол и выстрелил в разыскиваемого иглой с нейроблокаторами, рассчитанными на то, чтобы заглушить Экстремис.
Правда, не броню. Что произошло Роджерс понял сразу, хоть и не очень представлял, как препарат подействует на него сейчас, с учетом того, что Тони явно что-то предпринимал в работе над ним и над собой. Собственное спокойствие разом смахнуло, как и тишину — как на это отреагирует сам Тони вариантов было много, потому Капитан первым делом отшагнул и машинально потянулся за закрепленным на спине щитом на случай, если сдаваться без боя тот окажется не намерен.
Так или иначе, одну проблему и один вопрос сегодня предстояло решить раз и навсегда.

+1

8

Тони ждал откровений, каких-то тайн, страшных историй, чего-то, что могло бы оправдать происходящее в его глазах. Он ждал и надеялся с такой силой, что удар, который нанес Стив своими словами, оказался крайне болезненным и крайне неприятным. Да, у них была не слишком богатая история взаимодействия, да, они не были лучшими друзьями, часто не понимали друг друга, но Тони привык полагаться на кэпа, привык, что тот всегда пытается рассудать здраво, командовать, принимать решения за всех. Он привык.
Как оказалось, он привык к человеку, которого не было.
Ответ-удар был настолько силен, что он отшатнулся. Да, Гидра пришла к нему, но Тони наивно полагал, что она пришла несколько месяцев назад и что-то случилось. Что-то произошло, что Стив принял их сторону, оставался на их стороне. На стороне собственных врагов, которых много лет пытался уничтожать. Тони не понимал, когда мир перевернулся с ног на голову, не понимал и не хотел понимать.

- Стоп-стоп-стоп, вырос? Ты хочешь сказать, что вот это все, - он обвел рукой пространство между ними, обозначая захваченный Нью Йорк, Америку, мир, - что вот это все и было целью? А как же, ну я не знаю, победа, война, свободы, американский символ, флаг и прочее? Что делать с тем, что ты, вроде как, всемирный герой, который был примером для подражания у детей?

Да, понимания ситуации ему и не доставало. Понимания и, пожалуй, парочки пояснений. Тони пока не мог осознать масштаб изменений, не мог принять, что все, что он знал когда-то, могло оказаться ложью. Вся история Капитана Америки и его верного напарника – Баки Барнса. Так, стоп, нет! Барнс говорил, что история правдива, не так ли? Слабая надежда царапала изнутри. Ну ведь должно было быть что-то еще, должно было быть что-то, что можно было спасти!

- Нет-нет-нет, давай полную антологию происходящего, Роджерс. Как-то у тебя слишком короткая история выходит. – Тони уже пожалел, что затеял эту встречу, нужно было спланировать иначе, нужно было взять нескольких ребят и захватить Роджерса, пролечить его мозг и разгрести все эти непонятки с Гидрой.

А получалось, что он один сейчас вляпался в неприятности. Впрочем, как обычно. Фрайдей была где-то внутри, но молчала, видимо искала информацию, или что еще мог делать гениальный ИИ в Нью Йорке. Сам Тони пытался осознать степень проблемы, с которой столкнулся. И конечно же, он пропустил момент, когда кто-то выстрелил.
Вообще, как он проверял и как он полагал, экстремис – это штука, которая переваривает все, даже то, что переваривать не стоит. Поэтому ядов он не опасался, смахнул с себя иглу и усмехнулся.

- Как говорится доверяй, но проверяй? Жаль Наташи здесь нет, она бы порадовалась моей степени доверчивости, а потом долго бы хохотала над этим, темный вечерами за бутылочкой пива. – Тони не понял, что пошло не так, почему-то не вызвалась броня, отключились внешние сенсоры, которые он встраивал, отключалось даже зрение.
Он в ужасе посмотрел на Стива, который спокойно стоял, напротив. Ну что ж, доверие себя точно не оправдало. От этого тоже становилось не по себе, Тони привычно полагался на слова кэпа, но, видимо он глобально чего-то не понимал, излишне говорить о том, что сейчас он об этом очень сильно жалел.

- Я думал, это будет мирная беседа. – Он махнул рукой, вяло и слабо, но старательно. Нет, вызов тоже не сработал. Что бы ни было в чертовой игле, экстремис оно отключило на отлично, несмотря на все доработки, которые были сделаны за пару дней, несмотря на то, что Тони почти научился управлять собой.

Видимо очнуться ему предстояло снова в застенках Гидры, скорей всего на столе в прозекторской, чтобы провести над ним парочку опытов. Мило, конечно, но не то, что он предполагал, приходя сюда.

+

ПС: можно волочь в темные дальний угол на опыты

+1

9

Судя по реакции Старка, он не сразу осознал, что сейчас его уже ничто не подстраховывало. Что нельзя было полагаться, в случае чего, на регенерацию... и, вероятно, на броню. То, что "антидот" подействовал в том числе и на неё, Стив позже понял по изменившемуся взгляду собеседника, который такого поворота, видимо, всё-таки не ожидал. Тем не менее, при всем этом старый друг вроде как не намеревался бежать и вроде как реально приперся сюда один. Глупо. Это одновременно и обрадовало, и в то же время вызвало откровенную досаду, поскольку Тони Старк явно был не тем, кто просто так сдастся на волю неприятеля. И сейчас это его нетипичное поведение стало каким-то таким удивительным откровением, что оно как-то неприятно оцарапало изнутри.
Он что, даже после всего произошедшего настолько ему доверял?..
— Ну в целом ты всё понял верно. Да, это и было целью... еще семьдесят лет назад. Как раз Череп и мне никогда не был другом, так что как раз это, в общем-то, никогда и не было враньем. Поверь, я хотел бы объяснить тебе всё прямо как есть, но вряд ли это теперь что-то изменит к лучшему. Детали создадут еще больше проблем в первую очередь вам. Боюсь, что не все случайности можно обернуть вспять и сейчас уже поздно может быть что-то менять... — Стив не сразу поверил в то, что Железный Человек не прикидывается, но и потом ладонь с креплений щита убирать не торопился. С бывшего товарища он не сводил взгляда, тем не менее, краем глаза стараясь не упускать из виду обстановку вокруг, и, видимо, тот агент, который догадался пальнуть в подсудимого своеобразной глушилкой, так же поднял на уши всё имевшееся здесь подразделение, которое считало своего противника всё еще слишком опасным, чтобы нападать на него в лоб. В конечном итоге Капитан решил не дожидаться момента, когда кольцо сомкнется или в Старка для надежности решат выстрелить чем-нибудь еще — и чем-то посущественнее дротика. — Мирная... Прости, Тони. Мне правда жаль.
Стивен резко сорвался, но не стал пытаться как-то его удержать — выверенным приемом он просто вырубил его, после чего придержал, дабы друг до кучи ко всему остальному не рухнул на асфальт со всей высоты своего роста. Пока Роджерс убеждал себя, что так будет лучше, осевшие в засаде агенты "эскорта", видя, что проблема вроде как нейтрализована, повыходили из своих укрытий и направились к ним.
— Сколько времени будет действовать препарат?
— От семи до десяти часов.
Капитан ненадолго задумался, прикидывая варианты. Суд Железный Человек так или иначе уже сорвал и, хотя совет держал в уме и резервные планы, за столь короткий промежуток времени можно и не успеть организовать что-то заново — особенно с учетом того, что теперь требовалось иметь в виду не только человеческую сообразительность, но еще и бонусы, которые давал ему Экстремис. Опасное преимущество, если ослабить бдительность. И, видимо, глушить его транквилизаторами потребуется какое-то неопределенное время. Так же следовало иметь в виду, что за ним всё равно еще мог кто-то прийти. Уж Старка-то так или иначе станут искать.
— Ладно, так или иначе требуется машина. Нужно отвезти его в штаб...
Подобных оплошностей совет больше не допустит и, судя по всему, на данный момент проблему можно было считать окончательно решенной. Наконец-то.
Так почему тогда он сейчас чувствовал себя чертовым предателем?!


* * *

Через пару часов с момента поимки Железный Человек мог обнаружить себя в небольшой, но явно охраняемой камере. Связан он не был, но по первым впечатлениям в этом и не было большой необходимости — визуально не было очевидным, куда его на самом деле упекли, а без брони и Экстремиса он не представлял здесь большой угрозы, поскольку и разбирать на запчасти было решительно нечего.
Поваляться и прийти в себя ему всё-таки позволили, но вскоре, заметив, что пленник пришел в себя, за дверью раздался чей-то незнакомый голос:
— Мистер Старк? Вам тут просили передать — не откажетесь ли ответить на несколько вопросов по-хорошему?

Отредактировано Steven Rogers (2018-01-09 00:42:57)

+1

10

У Тони всегда было плохо с соизмерением опасности, с размером угрозы собственной жизни. У Тони вообще все было плохо с тем, чтобы быть живым, целым и в безопасности. Черт его знает, почему сейчас, посреди чужого-родного города он стоял без брони. Почему доверял этому человеку, несмотря на то, что все говорило за то, что нужно бежать. Почему он ждал так долго? Почему он не ушел раньше, когда понял, что диалога не получится?
Что-то удерживало его на месте. Может истории отца? Может усмешка матери? А может Пегги Картер, которая укоризненно смотрела из-под насупленных бровей и ждала от него, чего-то ведь ждала, возможно, что чуда, которое Тони не мог сотворить.
Слова Стива скользили где-то на поверхности, он воспринимал их сквозь призму, сквозь собственное желание слушать. Не осознавал только, насколько они правдивы, насколько они въелись внутрь, насколько они были нужны, слова про Гидру, которая воспитала, которая вырастили героя, которая оставила его шпионить, который разрушил мир.
Удар получился что надо, Тони выключился, все еще оставаясь включенным где-то на периферии.

Примерно так он и оказался в камере, надо же, еще один неудачник, который при похищении оказался похищен. Как в дурных детективах, где детектив непроходимый идиот. Тони презирал таких людей, считал себя лучше, выше, умнее и оказался в том же месте, с теми же исходными данными. Просто замечательно!
Пришел в себя он рывком, не было переходов от одного к другому, не было медленного открывания глаз и дыхательных упражнений. Как обычно, после встречи со Стивом болела голова и сводило все тело судорогой, потому что препарат все еще воздействовал, пусть уже не до потери сознания. Экстремис был отключен, Тони чувствовал это как потерю конечности, как третью руку, которая была, а теперь ее отрубили. Он чувствовал себя одиноким, без подключения к Фрайдей, к которой привык, без брони, до которой не дотянуться.

- Убирайтесь к черту. – Отвечать на вопросы, он, конечно же, не собирался. Какие бы вопросы они не запасли для него.

В последний раз он торчал в Гидре чуть больше недели и тех воспоминаний, пусть они были смутными и обрывочными, ему надолго хватит. На самом деле до конца жизни и хватит.

- Позови Стива, черт с вами, позови кого угодно, только заткнись ради и бога и исчезни. – Голова гудела, экстремиса не было, а тишина раздражала.

Он бесил сам себя, потому что поверил, поверил кэпу, как обычно. Как принято в их мире, как всегда. Он верил ему, что бы тот не делал. Он бы поверил, что ошибался на счет договора, он поверил бы, что Стив прав в своем стремлении спасти Барнса и укрыться на другом континенте. Если бы у него было время, он поверил бы и не в такую ерунду. И вот куда это его привело. Вот что было точкой в происходящем.

- Пошел бы ты к черту, Роджерс. Так далеко и так надолго, может еще лет на семьдесят, нет? Айсберги не перевелись, найдем мы тебе постель помягче и могилу поглубже. – Тони злился и его несло, потому что ни в одной из страшных сказок он не хоронил капитана.

+1

11

Триумф как-то не задался.
Не смотря на суровую правду всей своей невесёлой и, как он всё еще надеялся, настоящей жизни — Капитан не очень уважал такие не самые справедливые победы. Безусловно, Гидра сегодня выиграла на чужой глупости и излишней наивности, прошла битву, обойдясь при этом без битвы, но это нельзя было назвать честным ходом. Честно всё получилось в тот раз... честно и невесело. Про сегодняшний день говорить просто не хотелось. Не хотелось об этом вспоминать.
Перед тем, как запереть в камере, Железного Человека тщательно обыскали, но, к еще бОльшему удивлению Роджерса, ничего существенного при нем не нашли. Ничего компрометирующего. Ничего, что выдало бы в нем и его самоотверженности эдакий современный прототип троянского коня. Пожалуй, это обстоятельство лишь окончательно добило некое ощущение когнитивного диссонанса, но что сделано — то сделано, нужно было идти дальше.
Видимо, тот не шутил, намекая насчет своих возможностей и того, до чего они за эту неделю успели довести Экстремис — хватило и краткой демонстрации, чтобы в полной мере осознать, что, спасая Энтони таким образом, они в самом деле предоставили недопустимые преимущества одному из самых оголтелых и при этом опасных своих противников. Требовалось в целом отдать Старку должное — даже при нынешнем его побитом состоянии на него косились с некоторой опаской, ибо оставалось в упор неясно, что он мог задумать на самом деле и тем более что мог выкинуть теперь.
...Капитан же просто сдал его на руки своей агентуре и самоликвидировался из дальнейших с ним разбирательств. Уйти от этого имени на собственной совести ему уже не удастся, но еще можно было сделать так, чтобы в дальнейшем больше с ним просто не пересекаться.

И, вопреки видимым ожиданиям или надеждам пленника, встретил его по пробуждению совсем не Стивен.
— Застрять в айсберге на следующие семьдесят с лишком лет сейчас гораздо больше перспектив у вас, мистер Старк, — в тон ему донеслось из-за крепкой двери. То был один из старших офицеров, которому доверили вести дальнейшее расследование и работу с заключенным. И, хотя по предварительной оценке Железный Человек вряд ли был в состоянии радикальными мерами отстаивать свои права, пришел он в сопровождении трех солдат Гидры. Слушать возмущения подсудимого никто не стал, все попытки сопротивления жестко пресекались, и из камеры его перевели в другое помещение. Просторное, без окон, как и предполагал ранее Энтони — больше смахивающее на подвальную лабораторию по своему внешнему антуражу. Старка прочно закрепили на вертикальном столе, тем не менее, солдаты после этого не ушли, а остались караулить у выхода в коридор. Человек, не считавший нужным представиться, обошел получившийся постамент и всё-таки заговорил:
— В общем-то итоги диалога исключительно от вас зависят. Моя задача выяснить, где скрываются основные противники Гидры и нового порядка — все здесь более чем уверены, что вы располагаете подобной информацией. Интересно всё — имена, места, где этих людей можно обнаружить. Планы. Вас привезли не в основное здание, а в засекреченное учреждение, так что в ближайшие дни можете не беспокоиться о том, что вас найдут. Предлагаю разобраться с нашими вопросами полюбовно, в противном случае... — неизвестный отошел к стеллажам, откуда после недолгих поисков вернулся с небольшой баночкой, больше напоминавшей ампулу, даже сквозь плотное стекло токсичное на вид. — В противном случае вам введут разновидность нейротоксического яда, не смертельного. Тем не менее, уже через десять минут вас так скрутит, что, как и многие другие, вы будете согласны сделать всё, чтобы только это прекратилось. Ну, что? Будем сотрудничать? Рассказывайте, всем здесь интересны подробности.

P.S. Стив благополучно вернется в следующем посте. хд

Отредактировано Steven Rogers (2018-01-13 03:52:43)

+1

12

Все в итоге обернулось куда как прозаичней, Стив так и не появился, а вот его подопечные явились. Точные как часы, когда их не ждали. Тони попытался врезать одному, увернуться от второго, но вместо этого был скручен и выволочен из камеры по направлению, а какое тут направление, куда-то прямо-прямо по коридору, во второе такое же сомнительное помещение.
При этом его сопровождала тишина, ребята не переговаривались, не отвешивали шуток, не стремились унизить пленника. Споро прикрутили его в новом месте и удалились, оставив один на один с кем-то, кто предположительно был за главного. Тони молчал, пытался оценить собственные возможности и положение.
Он доверился Роджерсу, верил в его идеалы, светлое будущее, в то, что Стив не умеет быть предателем, что Стив справится, что он, возможно, просто запутался. Тони так верил в это, что теперь становилось больно от собственной глупости. Надо быть полным идиотом, так довериться человеку, который сам же его чуть не убил. Довериться и продолжать надеяться на что-то светлое в нем. Надо быть Тони Старком с этим его везением и с его возможностями, чтобы так купиться на честный взгляд и добрые намерения. Лучше бы он оставался в броне, лучше бы он доставил Стива, как и намеревался, в один из складов. Лучше бы он сейчас был тем, кто спрашивает, кто пытается добиться ответа.

- Боюсь, что вообще не понимаю, о чем вы. Какое сопротивление, у нового режима нет сопротивления? Вам ли не знать! Об этом трубят все СМИ, об этом и о том, насколько велик и могуч Капитан и как он успешно решил вопрос с криминальной обстановкой в Нью Йорке. Осталось только канонизировать его облик и устроить голосование на предмет названия новой церквушки. Нет? СМИ говорят нам не правду? А я так верил им и в них! – Тони усмехнулся. Больно будет адски, это факт, скорей всего он не сможет говорить, только хрипеть, но он не умрет, спасибо Стиву. Не умрет!

А значит пытка так быстро не закончится. Значит у Тони будут еще долгие-долгие дни, когда его будут приводить сюда и спрашивать одно и тоже, а потом пытаться добиваться ответов силой. А потом снова спрашивать. И так по кругу. Чем-то это напоминало давнишний Афганистан. Чем-то это было слишком похоже на то, что он уже пережил в свое время.
Опыт в таких делах – самое хреновое.

- Великолепная идея, давайте вколем мне побольше, я могу очень музыкально стонать на разные лады, Роджерс. Я знаю, что ты где-то здесь и слышишь, а даже если нет, черт бы тебя побрал кэп, тебя и твои новые великолепные идеи. Ты идиот, если ты думаешь, что все поверили, что ты здесь добровольно. Это же Гидра, кэп, ты же боролся против нее годами, можно сказать веками, несмотря на то, что спал какое-то время. – Тони повысил голос, пытаясь перекричать звукоизоляцию в стенах. Скоро, когда у его палача кончится терпение, он будет перекрикивать эту звукоизоляцию своими хрипами, в попытке унять боль.
Экстремис, вот незадача, починила его сердце, значит от сердечного приступа и боли Тони точно сдохнуть не удаться. Оставался шанс довести своего палача.

- А вы никогда не пытались сменить работу? Нет? Вам бы подошло где-о на плантациях время проводить, никаких лишних вопросов, никаких лишних мыслей, только работа!

+1

13

— Храбритесь? Ну храбритесь, если вам так охота кричать всякие глупости вместо того, чтобы просто ответить на пару вопросов и не мучиться. Я, правда, не отличаюсь незаурядным терпением, — почти промурлыкал собеседник — не сказать, чтобы ему самому происходящее доставляло такое уж удовольствие, учитывая, что всё это явно было пустой тратой времени, но... наверное, всё-таки его можно было получить даже в данной ситуации. Ибо Старк скорее старался довести самого себя до хрипа и, возможно, даже до менее радужных итогов, если учесть его общую эмоциональность и без воздействия каких-либо препаратов на психику. — Оговорюсь, что побыть у нас вам придется долго. Я бы даже сказал, очень долго. Дать вам по физиономии я, к сожалению, не могу, поскольку вы еще можете нам понадобиться в целости и относительной сохранности, а явные физические увечья могут счесть за неподобающее обращение с заключенным. К счастью, упомянутое мною средство практически не оставляет следов... так что я бы на вашем месте всё-таки заткнулся и подумал, Старк. Вопросы я задавал. Не буду повторять.
Замолкать тот, судя по всему, и не думал, и доброму доктору, возможно, даже стало бы интересно, до каких стадий дойдет его приступ чушенесения в обостренной фазе, когда идеи кончатся и кроме Роджерса для неказистых ассоциаций на ум придет кто-нибудь еще, но сидеть тут до утра у него никакого настроения не было, поскольку всякая шутка тоже хороша один раз. Этот товарищ не так давно от них уже смылся, больше этого шанса предоставлено не будет. Да и тот даже не пытался показать, что вообще намерен проявлять благоразумие в данной ситуации. Надзиратель некоторое время слушал заливания Железного Человека, практически не перебивая, но потом глянул на наручные часы и решил, что отведенное для терпения время прошло, а у иных перспектив продвинуться дальше и шанса не было наклюнуться просто из-за упрямства пленника.
— Кажется, вас перемкнуло на нашем Капитане, — вздохнул офицер, набирая шприц — показательно у болтуна перед носом. — Я вас разочарую — вы зря надрываетесь, он вас не слышит. С наибольшей вероятностью он покинул базу, как только доставил вас сюда, и в остальном он просто делает то, что должен. Ваша шутка про не-существование оппозиции даже не опережает своё время потому, что на самом деле... вы правы.
Шприц был безжалостно всажен в мышцу на руке.
— Скоро её не станет.

* * *

Стивен не покинул базу, как изначально намеревался.
Изначальной идеей и было сбагрить бывшего приятеля надсмотрщикам на засекреченном объекте, чтобы другие его бывшие друзья не могли его сразу обнаружить, и расстаться с ним по-возможности если и не навсегда, то на длительное время. Плюс обыск был первичным осмотром — Старка еще надо было успеть проверить на отсутствие иных маяков, пока это было возможно. Пока что всё говорило о том, что незадачливый пленник здесь очень даже задержится, и с одной стороны Роджерс испытывал что-то вроде ликования, поскольку если остановить Тони — в перспективе могло само заглохнуть всё остальное, с другой стороны... это только казалось и звучало простым. Он старался не думать о будущем и о том, что это сулило всем тем, кто не согласен с их личной позицией. А потом... потом Гидра возликует. Это будет новый, стабильный мир.
Мир, в котором уже что-то надломилось.
Какое-то время солдат курсировал со своими мелочами по базе туда-обратно, кому-то бросаясь на глаза, с кем-то умудряясь вовсе не сталкиваться. Против собственной воли пришлось задержаться в помещении видеонаблюдения, поскольку отнюдь не такая безоблачная и бескорыстная охрана наслаждалась бесплатным шоу, а потом и окликнула одного из его главных виновников, когда тот в очередной раз пробегал мимо.
И он не разделял их восторга.
Звук был смазанным, тем не менее, основной посыл яростных воплей Тони был довольно-таки очевиден — с чего, в общем-то, и потешались гораздо более обделенные моралью мужики, которых больше занимали факт победы над врагом и подобные несломленные унижения. Нет, Капитан не питал иллюзий относительно того, что может ждать Энтони взаперти у них — не он один здесь отдавал приказы. Однако с этой картины захотелось рвать и метать, потому что наблюдать за страданиями нечужого человека в его планы не входило ни в ближайшем, ни в дальнейшем будущем. Стив старательно отгонял мысли о том, что что-то такое в принципе будет реализовываться, но, видимо, он всё-таки недооценил ту ненависть, которую к Железному Человеку испытывали те, кому он длительное время мешал.
Хуже было то, что, глядя на это, Стив понял одну печальную истину, которая поначалу ему на ум попросту не пришла — бывшему другу недолго осталось мучиться элементарно потому, что Елена его скорее всего просто сразу убьет, как сюда вернется.

0


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [14.08.2016] Кавказская пленница


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC