ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА BREAKPOINT

История начинается, время выбирать. Примкнете ли вы к Капитану Америке в его попытке восстановить правление Гидры?

10.12. На дворе, наконец-то, настоящая зима! А у нас новые события, о которых пытается подробно рассказать Тони Старк. Не пропустите еще один крутейший Цитатник и не забудьте поздравить КРЛ С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ! И всем глинтвейна и теплых носочков, господа!

26.11. Итоги недели от Тони уже ждут вас в специальной теме! Цитатник на месте, и главная новость на сегодня - С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ, АННА МАРИ!

19.11. Идет ноябрь и на МРВЛБРК снова новости, которые на этот раз расскажут Джессика и Питер, который подкрался к статье и внес правки. Джессику поздравляем с кучей обязанностей, а для вас, дорогие, готов новый цитатник, и еще остались арены в "Моджолэнде"! (Не забывайте, что мы их можем добавить для вас!)

12.11. МРВЛБРК пошел четвёртый месяц! И как обычно, мы радуем вас Цитатничком, новостями от Тони Старка, которые можно почитать туть, и новеньким квестом - Моджолэндом!

ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » Creatures of Light and Darkness


Creatures of Light and Darkness

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2017/11/27/07fba57023546c5b74c0c1ec81c32c15-full.jpg[/AVA]

Creatures of Light and Darkness
http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://s011.radikal.ru/i315/1711/3d/4587ae54c744.gif
Lady Sif | Thor | Lokihttp://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Все пошло не так. Понаехавшие в Северную Америку викинги основали колонию, потом другую и третью, жили, и молились своим богам - могучим, как никогда прежде. Местные боги были крутыми ребятами, но кто устоит против асгардского воинства?
... Прошло много лет. Пришельцев становится меньше и меньше, и все меньше и меньше они молятся асам, все реже и реже спускаются те к своим детям. И вот тогда местные боги решают вернуться, задумав хитрый план...
Неурожай, голод и мор один за другим обрушиваются на деревни. И тогда, в ужасе все обращаются с последней молитвой к всесильным покровителям: Тору, Сиф и Локи...

ВРЕМЯ
доколумбова эпоха

МЕСТО
Северная Америка

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
вигвамы, вампумы, голый Локи(с)

Отредактировано Thor (2017-11-27 17:43:17)

+1

2

[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2017/11/27/b80d850c9eba954f10626eb5fb68bf32-full.png[/AVA]
... Шаман, притопывая на месте, начинает кружиться, отбивая себе такт частыми ударами бубна. Его спина сгорблена, глаза закрыты. Ленты и перья, бусы и волосы,- все развевается, путается в глазах, размывая очертанья фигуры, заставляя ее пропадать в неверном свете пляшущего костра. Он трясется и прыгает, издает воющие звуки; то вдруг пригнется к земле, то высоко подскочит, то катается, словно енот...
Смотрящие на все это люди испытывают противоположные чувства, ясно написанные на лицах. Некоторые сжимают на груди тонкие, исхудавшие от голода руки. Кто-то язвительно улыбается, кто-то насторожен. Пришлые боги давно не добирались до этих мест. Долгие дни и ночи шаманы взывают к ним - и без результата. Небо не посылает дождей, земля не родит пищу, а животные мрут, и не желают давать приплод. Может, и вправду, жестокая мощь белых пришельцев ослабла? Может и вправду вернуться к старым покровителям?
Нет, нет и нет. Осталось еще старое средство.
... Когда шаман без сил валится оземь, и только вздрагивает, как человек, томящийся от лихорадки, его помощник достает из вигвама, из самого тайного свертка, множество лет хранящегося под запретом, отшлифованные костяные дощечки. Крадучись, выходит вперед, в свет костра, и кладет их на нагретый песок. Пальцы бьющегося в священном экстазе, одну за другой, выхватывают таблички и тут же роняют обратно, складывая в затейливый рисунок.
Дело за малым - и в воздух возносится костяной нож. В ночи раздается рев жертвенного животного, теплая кровь брызжет на руны, которые оживают, разгораясь недобрым кровавым светом.
Шаман заходится в вопле. Толпа бросается прочь.
В пляшущем свете костра видно, как кровавая лента, свиваясь в петлю, рассекает черную ткань пространства. Натягивается, как леска, зацепившая добычу - и вышвыривает над костром высокую черную тень.

... Он уже собирался идти, когда Фандрал, уже надравшийся до того, что мог спутать фонарный столб с барменом, пожелал рассказать историю. Все как всегда. Влюбленный Фандрал - явление столь же частое, как и солнце. Иногда идет дождь, иногда ночь, иногда ты валяешься допоздна в кровати, задернув шторы - но это не спасает тебя от того, что где-то вообще существует солнце. Так и с Фандралом: он мог быть несчастен в любви, мог умирать от нее, мог вздыхать, писать стихи, обрывать сады и дворцовые клумбы, победоносно молчать, улыбаться,- короче, он был влюблен столько часов, сколько есть в сутках. И иногда его распирало об этом поговорить.
Вот только сегодня слушать его Тор не намеревался. Сегодня его звали дела более важные. Скажем прямо, звали в чужое окно. Вот только говорить он об этом не собирался, и слушать истории тоже. Но прямо сразу слинять было невежливо. Пусть уж начнет - а там посмотрим.
Так он размышлял, подтаскивая табурет в темный угол. Долго пристраивал его так, чтобы тени и свет не слишком сразу выдали отсутствие, или присутствие. Передвигал, высчитывал, не слушая, иногда отпуская реплики невпопад, при этом почти всегда попадая в точку и вызывая за столом бурную радость... В конце концов устроился. Повернулся.
И провалился...

... чтоб грохнуться с высоты в костер.

- Йотунова ж мать!- вопль разразился, как гром, когда огонь, полыхнув, опалил ему волосы и брови. Ругаясь на чем свет стоит, Тор подскочил и запрыгал вокруг костра, на ходу костеря того, кто подстроил ему эту гадскую шутку. В общем, понятно, кого.
Только Локи мог выкинуть его в ночи, хрен знает где, без Мьельнира и без единой нитки на шее. Ну, ты ж у меня погоди!

Отредактировано Thor (2017-11-27 19:39:29)

+2

3

Немногочисленная толпа разразилась воплями, стуча себя кулаками по исхудалым ребрам, запорошенные пеплом отчаяния тусклые глаза заблестели огнем надежды. Не понимая ни слова из криков пришельца, они закономерно решили, что золотоволосый бог немедля начал то Великое Колдовство, ради которого мудрый шаман призвал его, а сам мудрец, единственный, кто помнил и знал Великий Танец Дождя, слишком обессилел, чтобы развеять простодушное заблуждение соплеменников.

...Меж тем алая лента свивалась в новые узоры, и древнее заклятье продолжало действовать. Пока Громовержец простыми и доступными словами излагал главный асгардский категорический императив,* сплетенная кровью и рунами ловчая сеть выбросила к огню новый улов. На этот раз женщину, чьи волосы сливались с цветом ночи, а кожа была белее молока буйволицы – в точности, как гласили старые легенды.

Новые вопли восторга сотрясли воздух, и этой звуковой волной Сиф будто подбросило. Перекатившись набок, она вскочила на ноги, сжав кулаки и приготовившись к защите. Ее ноздри трепетали, как у животного, втягивая запахи костра, крови, горелого дерева, леса, прелой хвои, трав и человеческой плоти – чужие запахи. Взгляд беспорядочно метался по сторонам, отдельными вспышками выхватывая из темноты искаженные гримасами темные лица, росписи на телах, воздетые руки. Руки без оружия. И, наконец, прыгающего, как на углях, Тора.

– Тор! – воскликнула Сиф гневно.

Не то что бы она действительно считала его ответственным за это... это... – слов, в отличие от Тора, воительница сразу подобрать не могла, но считала, что раз он уже здесь, мог бы кое-что объяснить.

– Тор! Тор, Тор, Тор... – восхищенно пролетело над толпой, эхом повторяя за Сиф имя Громовержца. Иные рыдали, размазывая слезы и ритуальную краску по смуглым щекам. Боги вернулись, вняв мольбам. Но где же третий из Великого Союза?

___________________________________
*Главный асгардский категорический императив
или Главная асгардская догма (ГАД)
«Во всем виноват Локи»

[AVA]http://s8.uploads.ru/iHScM.jpg[/AVA]

Отредактировано Sif (2017-11-27 17:51:49)

+2

4

Последний из троих под слишком надёжной защитой могущественной магии Асгарда. Настолько, насколько это вообще возможно, чтобы удержать лучшего из колдунов под замком. И даже древней магии рун, тянущейся сквозь века и расстояния, приходится потрудиться, чтобы выдернуть желаемое в здесь и сейчас. Жертвенная кровь течёт сплошным потоком, руны, будто, сами сосут её, обескровливая тушу, тонкие ручейки сливаются в один поток, втягиваются в третью руну. Новые ленты, ярче и толще, стремительнее, злее, свиваются в узор, тянутся туда, куда не дотянется никто иной, ломают защиту не снаружи, изнутри, выхватывая добычу.
Добыча, мрачно созерцающая стену уже пару минут, позабывшая на коленях книгу, чует силу магии, вскидывается, прислушиваясь и решая, поддаться или закрыться, возразить? Второе было бы правильнее, но первое обещает возможность свободы. И Локи отдаётся магии, ещё и тянется в ответ, облегчая дорогу. В отличии от первых двух призванных, он чует её, как зверь - кровь, понимает, в чём состоит суть происходящего.
Призыв.
Приземлившись голыми ступнями совсем рядом с костром, не рассчитав силы рывка, он падает на колени, шипит зло, спеша отскочить подальше. И утыкается в голые ноги.
Тор. Вот это неожиданность. Уж чьи-чьи, а эти два столба он узнает в любом состоянии. Локи медленно поднимает голову, смотрит снизу вверх. Это было бы смешно, если бы не было так банально, предсказуемо и подло по отношению к нему. Знал бы, что его ждёт такая компания, не дался бы. От этого сбежать будет сложнее. Намного сложнее. Вцепится, как клещ, снова будет нудеть, мешаться под ногами, спутывать планы, рвать полотно заклятия. И мысленно Лафейсон стонет, если не прощаясь с идеей свободы, то осознавая сложность пути к ней. Но только мысленно. За взглядом следует улыбка. Та самая. Фирменная. Которая так бесит всех этих борцов за добро и справедливость.
- О, и ты тут? Решил порадовать фанатов и показать им великое магуйство, бог грома? - Довольно хихикает Локи, вставая. В отличии от остальных, он не пугается своей наготы, не удивлён ею - магия, древнейшая из известных. Встав, он разводит плечи, вздёргивает подбородок, надменно и нагло глядя на брата.

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-11-27 19:15:19)

+2

5

[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2017/11/27/b80d850c9eba954f10626eb5fb68bf32-full.png[/AVA]
- Завидуй молча,- огрызнулся Тор, поднимаясь следом и вставая так, чтоб заслонить Сиф, укутанную лишь в собственные прекрасные темные волосы. На местных он не обращает внимания: раскатившиеся по кустам и щелям, те с ужасом смотрят, как вырастают над землею гиганты с могучими мускулами и кожей белой, как снег. Понятно, что произошедшее - их рук дело, но Тор не может упустить случая, и, угрожающе приподняв руку, тем же движением, каким всегда заносил молот, спрашивает с преувеличенной угрозой:
- Твои выходки, Локи? Опять пытался сбежать? А ну, отвернись, бесстыдник!- в конце концов рявкает он, потому что местные, в явном восхищении от увиденного, начинают постепенно возвращаться, и падают ниц, заводя какую-то монотонную, на удивленье ритмичную песню.
К собственной наготе ему не привыкать, пусть хитрец утешается собственным бесстыдством, а вот таращить глаза на Сиф не позволено никому. Он и сам опускает взор, обнимая ее, закрывая могучей грудью, не позволяя касаться, едва намечая объятия.

- Эй вы!- рявкает он на местных, не заботясь о том, на каком языке говорит, наперед зная, что они поймут приказ разгневанного божества.- А ну пошли вон! Стоять! Ты!- взгляд, способный прожечь дыру в человеческой плоти, останавливается на увешенном перьями, размалеванном олухе, который трясется, и, как остальные, стремится бухнуться на колени.- Принеси госпоже одежду... или хотя бы кусок ткани! Быстрее!

Неизвестно, что больше пугает помощников шамана: яростный рык или сам вид воина, в волосах которого, кажется, запуталось солнце - но они бросаются врассыпную, оставляя все еще пребывающего в блаженном экстазе жреца нежиться на травке в подобии обморока.
Забота Тора вновь обращается к Сиф.

- Ты не поранилась? Откуда забрали тебя?- стараясь нескромным движением не оскорбить и без того, верно, разъяренную деву меча, задает он вопрос. Будь он на месте подруги, от Локи остался бы хладный труп. Но Тор понимает, что даже для йотуна такая шутка уж слишком самоубийственна: он шутник, стервец, лжец, но не дурак. Поэтому теперь он встает уже так, чтобы оградить сводного брата от гнева девушки. Как ни крути, а без помощи Локи будет, скорее всего, тяжело выбраться из передряги.
Если этот поганец все-таки не сбежит.
- Вряд ли это он,- наклонившись к самому ушку девушки, шепчет он, чтобы хоть как-то умерить ее гневный порыв.- И он нам нужен. Затем спрашивает, уже громко:
- Ну и где мы можем быть? Сиф, Локи, что думаете?

Отредактировано Thor (2017-11-28 01:01:20)

+1

6

– Мы – здесь, – мрачно ответила Сиф.

Воительница перевела дух, осознав, что их здесь трое. И третьего так легко обвинить во всем и призвать к ответу. Появление Локи, казалось бы, должно было пролить свет на случившееся, однако дева щита не торопилась с выводом. Бог обмана явился в том же виде и тем же путем, что и они, одно это заставляло сомневаться. А прибить поганца всегда успеется, да и нечем пока – руки пусты, если не считать Тора, который грудью стал на защиту девичьего целомудрия.

Очень мило. Но несвоевременно. Если на них нападут, то она потеряет драгоценные секунды, выпутываясь из объятий Громовержца.

Впрочем, пока никаких признаков враждебности Сиф не видела. Напротив, в лицах людей читался экстаз и пугливая робость. В монотонном речитативе чужого наречия ее слух постепенно начал различать постоянный рефрен: «отец-дождь, мать-земля, отец-дождь, мать-земля» и... «небесная буйволица»? Люди сложением подходили на мидгардцев, но слова их песни не принадлежали ни одному из языков известных Сиф девяти миров.

– Может, твой брат нас просветит? – язвительно спросила она. Возможно и даже вероятно, что не Локи был не виноват, однако судя по наглой уверенности точно что-то знал.

Сиф повела плечами, сбрасывая руку Тора, и выступила вперед, навстречу старику в перьях, очнувшемуся от грозного рыка белого божества. С кряхтением кое-как поднявшись на четвереньки, тот влюбленно взирал снизу вверх на всех троих. Темное, изрезанное морщинами, как кора дерева, лицо жреца попеременно отображало испуг, удовлетворение и восторг.

– Мать-земля... – прохрипел он сорванным от многочасовых заклинаний голосом.

– Зачем? – строго спросила Сиф на местном языке, понимание которого, казалось, вливалось в асов вместе с вдыхаемым ими воздухом.

Уразумев, что богиня – лично! – обращается к нему, жрец закатил глаза и вновь рухнул наземь без чувств.
[AVA]http://s8.uploads.ru/iHScM.jpg[/AVA]

Отредактировано Sif (2017-11-28 00:09:10)

+2

7

О... Снова во всём виноват Локи. Это уже даже не забавно в своей банальности. Локи дёргает уголками губ, хмыкает и отворачивается, осматриваясь. Отмечает руны на земле, взмахом руки обрывает алые кровавые ленты, ещё вьющиеся вокруг него. Они и двух других опутывают, но не помогать же им. Собственно, это ничего не изменит, он повязан с руной, пока не исполнит желание призывающих. Сбежать из такого плена невозможно, хоть рви, хоть не рви оковы. Он же просто избавляется от жадных рунических ртов, присосавшихся, тянущих под шумок силу.
- Больно нужны вы мне. Что я там у той Сиф не видел? Всё, как у всех. Да и тебе меня удивить нечем особо, братец. - Хмыкает он, осматриваясь, игнорируя обнявшуюся пару. Аж тошно от их мерзкий взаимной заботы. Так и хочется вылить на них бочку патоки, чтоб склеились к йотунам. Он мог бы. Но... В другой раз. Быть может, под занавес, при обратном перемещении, пошлёт с ними маленький сюрприз. Вот смеху-то будет по возвращении.  Локи кривит губы в предвкушающей подлой ухмылочке и этак, походя, избавляет себя от наготы, облачаясь в привычные одежды. Даже плащ и рогатый шлем не забывает.
- Раз вы такие благородные и оскорблённые, думаю, моя грязная магия вам не нужна. - Хмыкает он с довольной усмешкой, обернувшись на брата через плечо. Нет уж, не поможет он им, пока не попросят, пока не извинятся за обвинения в причастности.
- И да, брат не просветит. Брат - жалкий пленник асгардских застенков, попавший в круговорот древней магии столь же слепо, как двое великих богов и воителей Асгарда. Даже папочкина магия не удержала. Каковы наглецы эти людишки, а? - Откровенно глумится и хамит он и брату, и Сиф, заодно.  Он-то распрекрасно понимает этот язык. Он (язык) давно мёртв. Или, почти уже мёртв. Единицы знают и помнят его, но, чтобы понимать, надо общаться. А асы не жалуют общение с теми, кто настолько их ниже. Не то, что смиренный жалкий Локи, червь, ползающий у ног золотых богов. По их же собственному мнению. Может и ползает, да только вот, от его низменности сейчас куда больше было бы пользы, чем от их величавого сияния. Только, кто ж им скажет, что червь сей прекрасно понимает местных?

+2

8

[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2017/11/27/b80d850c9eba954f10626eb5fb68bf32-full.png[/AVA]
- Юродствовать желаешь? Сколько угодно,- Тор сдвигает брови, понимая, что йотун взбешен, и из-за того все это кривлянье, все эти надменные и насмешливые речи. Против них у его сводного брата давно уже выработано противоядие. Он не особенно переживает насчет своего внешнего вида (чтоб там не думал себе драгоценный братец), и жаждет только укрыть Сиф от нескромных взглядов. Хотя, кажется, ей тоже все равно. На месте этого деда в нелепом одеянии он бы не от радости - от страха бы окочурился.
Ну то есть, конечно, от радости. Сперва. А уж потом...

... Между тем из темноты доносится торопливый топот десятка ног - а затем несколько помощников шамана падают лицом вниз, протягивая на вытянутых руках свертки, и не смея взирать на божественную наготу.
Видимо, у местных богов тоже не принято отпускать своих женщин в чем мать родила.

- О великий Тхено, посылающий дождь,- заплетающимся языком произносит один из них. Он даже решается приподнять голову, но тут же склоняется вновь, утыкаясь в истоптанную траву.- Мы готовились к этому дню, ибо наши предки завещали нам встретить, как подобает, тебя и твоих божественных спутников. Прими скромные одежды, которые едва ли могут отразить твое божественное величие... прими, и не гневайся.
Тор поднимает бровь, и делает шаг, чтобы в молчании сгрести с земли и развернуть кожаный плащ, которые ему очень хочется побыстрее набросить на плечи Сиф; и лишь понимание, что ритуал еще не окончен, удерживает его от этого жеста. Он пока не слишком хорошо понимает местный язык, но что-то внутри подсказывает, что он не ошибается.
Дар нужно принять.

- Ты, прекрасная повелительница земли, мать, дающая побеги маиса, и наполняющая леса и поля. Наши женщины потратили десять зим, чтобы твое одеяние ничем не срамило твоего божественного супруга. Они вышили его бисером и перламутром из рек, что текут по нашим равнинам, и украсили узорами из янтаря, ясного, как твои глаза. Прими скромный дар, и не гневайся,- проговорив эту, похоже, уже ритуальную формулу, очередной помощник укладывает перед Сиф роскошное платье, которому позавидовали бы некоторые асгардские модницы.

Следует некоторая заминка, во время которой пришедшие переглядываются, вертя головами в пернатых уборах, толкая друг друга - и в конце концов, один из них с робостью начинает заключительную часть приветствия.
- Для тебя, Маниту, у нас тоже есть подношения... но прости нас, как видно, предки наши неверно узрели твою божественную природу. В нашем племени за скотом и живностью исстари приглядывали лишь женщины... а посему наши предки сочли, что ты - спутница великого Тхено, а не его спутник. А посему мы припасли для тебя... прости нас, великий Маниту, прости, не карай за глупость!- наперебой начинают голосить все собравшиеся. И Тор не выдерживает: приблизившись, он выхватывает из рук дар, предназначенный Локи.
В руках у него женское платье, пестрое, словно наряд кукушки, расшитое зеленью, с рядами яшмовых и халцедоновых бус.

Отредактировано Thor (2017-11-28 01:32:03)

+2

9

Сначала Сиф, раздувая ноздри, гневно смотрела на Локи, который по заведенному обычаю кривлялся и отпускал мерзкие шуточки, издевался, как всегда.

Как всегда..? Сиф прищурилась: все ж она хоть немного, но знала бывшего друга.

– Оставь, – пренебрежительно бросила она Тору. – Он знает и понимает не больше нашего, а уж поделать и точно ничего не может. Иначе только бы пятки сверкнули, и мы бы здесь его не видели, ведь так? – нарочито сладкая улыбка Сиф была теперь обращена к Локи.

Больше всего ее бесило не подозрение (маловероятное, если честно), что хитрец подстроил им с Тором эту пакость, а то, как ловко нахал решил проблему с одеждой. Сиф ненавидела проигрывать и ненавидела признавать превосходство тех, кто не был ей другом. И это роднило ее с Локи.

Тем временем представление продолжалось. Воительница милостиво кивнула на подобострастный лепет и, как Тор, приняла дар. Не только приняла, а с неподобающей высшему существу поспешностью схватила и прижала расшитый кусок ткани к груди. Она бы предпочла штаны и доспехи, но сейчас было не время привередничать.

После этого движения пульсирующий кровавый узор, обвивающий ступни Сиф и Тора, погас, обряд завершился как должно. Почти. Воительница с замешательством посмотрела на третий наряд, и на ее губах промелькнула злорадная улыбка. Хотя Локи этим вряд ли проймешь: на тему женских юбок и младшего асгардского принца в свое время изрядно поупражнялись и Вольштагг, и Фандрал, и сам Тор.
[AVA]http://s8.uploads.ru/iHScM.jpg[/AVA]

Отредактировано Sif (2017-11-28 14:11:00)

+2

10

Локи считает ниже своего достоинства отвечать на глупости голого братца, переминающегося с ноги на ногу и прикрывающего собой Сиф. Всё и так понятно. Он, Локи, стоит одетый и прекрасно понимает, что происходит. Они же, наравне с ним, попавшие сюда, наравне учившиеся, не понимают ровным счётом ничего. Боги, чтоб их, избранные и призванные. Он хихикает, косясь на сладкую парочку, довольно ухмыляется на гордые речи Сиф, убеждающей скорее саму себя в своей правоте. Надо же ей хоть как-то оправдать собственное невежество и поправить помятую гордость.
Ну что же, не знает он ничего? Пусть так. Тем более, с него взятки гладки. Что они там хотят узнать от него, если сами не верят? Локи осматривается, отмечает поспешную делегацию, волокущую им нечто... О, чёртовы дикари, попортили ему всё веселье, причём, весьма не оригинальным способом. Шмотки в подарок. И ладно б шкуры, так нет, расстарались, вышили. Не будет у него за спиной позорно-голой парочки, не будет смиренных просьб к его магическому таланту. Жаль.
Хотя, на самом деле, он предпочёл бы не дары, а свободу. Любой артефакт силы, глупую поспешную просьбу, которую смог бы быстренько исполнить. Главное - сбежать, пока руны не начнут обратный процесс. А они начнут. И времени у него  будет ровно между исполнением мольбы смертных червей и началом отработки магической формулы. Ровно там на мгновения наметится щель в колдовстве, которую ему (как он надеялся) удастся расширить, чтобы сбежать, оборвать свои цепи. Пожалуй, для успешности, он мог бы использовать жертву. Человечишку или стребовать с них в уплату зверя. Так шанс переиначить рунический путь возрастал. Но, кое-кто тут сильно мешался под ногами для исполнения подобного плана. Так что, оставалось полагаться на себя, свои знания, магию и хитрость - вдруг по пути что-то подвернётся.
Локи настолько увлёкся этими размышлениями и построением планов, что, как-то, пропустил мимо ушей все эти подношения. Его самого шмотьё не интересовало и брать его в качестве дара он намеревался отказаться, именно затем, чтобы позже потребовать нечто более нужное. Так что, когда дикари взялись что-то там бубнить про ошибку, про "думали женщина" и прочее, он лишь отмахнулся, решив, что это ещё один повод официально не принять дар, не боясь отгрести откат за нарушение контракта.
Кто же знал, что умничка-Тор так ему в этом поможет?
- О, братец... - Тянет он, эффектно разворачиваясь и оценивающе окидывая Громовержца взором. Ухмыляется до того погано, что в морду дать хочется.
- Тебе пойдёт, Тор. Примеряй скорее. Золото твоих локонов с этим шедевром будет выгодно оттеняться. Просто чудо, как хорош будешь. Истинная Златовласка. - Он облизывается и едва не мурлычет от удовольствия.
- Ты же в курсе, да, мой мудрый брат-бог? - Он многозначительно смотрит на платье в руках Тора, потом на дикарей.
- Поздравляю, теперь ты должен им вдвое больше. И избавил меня от кучи сложностей. Премного благодарен. - Завершает он всё это издевательским поклоном и, довольный разворачивается к смертным, обращаясь к ним уже на их языке.
- Я прощаю вам эту ошибку. И принимаю ваше смиренное согласие дать мне в дар то, что я потребую после исполнения вашей мольбы. Каково ваше желание?

+2

11

[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2017/11/27/b80d850c9eba954f10626eb5fb68bf32-full.png[/AVA]
Гортанный голос божества поначалу пугает местных, но слова, что он им говорит, слуху наивных дикарей кажутся лаской. Они переглядываются, радость отражается на всех лицах. Еще мгновение, понимает Тор, и бедняги начнут с воем и причитаниями перечислять все то, что лицемерный бог, разумеется, пообещает им дать. Может, даже прямо сейчас. Может, и не обманет, а просто... явит иллюзию, как это часто бывало; она рассеется через несколько дней. А им с Сиф, кто не сумеет так ловко и сладко молоть языком, придется выполнять не только свою часть магического контракта, а отвечать за то, что среброязыкий лжец пообещает, не моргнув глазом.
Например, принести вечный небесный свет. Или всем вечную юность. Чего мелочиться?

Еще немного, и все будет потеряно - но ровно в тот миг, когда восставший из обморока жрец уже открывает рот, в голову Локи летит поднесенное платье. Темная ткань накрывает лицо, как капюшон.

- Тебе подарено - надевай,- он отстраняет брата, и прежде чем тот успевает освободиться и продолжить диалог, говорит громко, подняв руку.- Маниту принял ваш дар. И благодарен. Так ведь, братец?- шипит он, захватывая шею Локи свободной рукой и сдавливая ее так, чтобы тот не смог издать ни единого звука. Конечно же, это не более чем бравада, ведь Локи уже выставил условие, а Тор сам же, дурак, ему пособил (непростительная оплошность) - но тем важнее навалить на лжеца столько, чтобы у него не осталось ни сил, ни времени ни на что.
И, хотя силы эти еще не потрачены, и белокурый бог рискует прямо сейчас лишиться и малого, что у него есть, например, волос,- или напротив, обзавестись каким-нибудь обидным сувениром вроде рогов или свиного рыла, он продолжает речь.
- Он даст вам все то, что вы просите, пока мы с богиней земли проследим, чтобы ваши поля не знали неурожая. Просите, не стесняйтесь,- широкая улыбка появляется на лице, и выражение глаз, подчеркнуто-милостивое (как тут не быть милостивым, когда прямо сейчас хочется придушить поганца?) вселяет в сердца индейцев живейшую радость.
Особенно же их покоряет цвет этих глаз: сияюще-голубой, словно летнее небо, не знающее облаков. Таких глаз в этом мире ни у кого нет, и кажется, что одни они проливают на землю божественную благодать.
Только потом Тор выпускает брата.

- Идем, Сиф,- протягивая руку подруге, говорит он.- Или,- усмешка,- богиня желает послушать, что эти бедные люди попросят у великого Маниту?

+2

12

В ответ на новые насмешки Локи рука воительницы само собой дернулась, тщетно ища за плечом привычную рукоять меча, без которого Сиф в самом деле чувствовала себя голой. Увы, кожу ладоней царапнула не жесткость перевязи, а гладкая шероховатость бусин узора, вышитого на платье. Сиф чуть скрипнула зубами, ощущая, как от ярости темнеет в глазах.

– Осторожнее, – тихим свистящим шепотом предупредила она. – Я могу убить и без меча.

Глубокий вдох и выдох, чтобы успокоиться. Глупо, ведь именно этого всегда добивался Локи: раздразнить, вывести из себя. Не думая о последствиях. Или, наоборот, просчитывая их на несколько шагов вперед. Так и теперь хитрец норовил вывернуть всё по-своему и обернуть события только для своей выгоды. Если небо рухнет на землю, он немедленно примется сковыривать с осколков небосвода звезды и луну.

– Я останусь, – проговорила Сиф Тору, не отводя тяжелого, как грозовая туча, взгляда от Локи, который уже вовсю начал ломать комедию. И не сказать даже, что талантливо, – на памяти Сиф наглецу удавалось врать убедительнее, – просто зрители достались доверчивые и неприхотливые.

Внимая речам божества и едва ли понимая половину от охватившей их радости, люди восторженно загомонили, пока жрец не шикнул на них, зашипев чуть ли не по-змеиному, после чего стало более-менее тихо.

Жрец, распрямив сгорбленные плечи и приосанившись, выступил вперед. Черные запавшие глаза сияли вдохновенным огнем безумца, изборожденное морщинами лицо светилось ярче пламени костра.

– Много зим и много лет назад наши предки пришли под могучую руку белых богов, и белые боги были милостивы к нашим предкам, принимали их жертвы и делились силой, вселяли страх и ужас во врагов... – нараспев начал старик, у которого оказался на удивление сильный и чистый голос для его истощенного болезнями и старостью тела. – Отцы наших дедов, и деды наших прадедов помнят об этом, нам же, их недостойным потомкам, оставались лишь рассказы и песни, – с надрывной печалью произнес он под горестные причитания и кивания соплеменников. – Но настал день, когда боги услышали нас и вернулись!

Хриплый голос жреца взвился до громоподобных высот, и его жилистые руки торжествующе и требовательно простерлись к трем асгардцам. Толпа взорвалась новыми оглушительными воплями, казалось, способными снести со своего пути любое препятствие.

– Верните нам наше былое процветание и мощь, вновь устрашите наших врагов, дабы они не смели поднять головы из дорожной пыли! – гремел старик. – Напоите дождем наши поля, наполните тучностью наши стада, отгоните смерть и болезни от наших детей, даруйте плодородие нашей земле и женщинам!

С каждым словом жреца глаза Сиф все больше округлялись, и ей все с большим трудом удавалось сохранять невозмутимость.

– И это все мы? – громким шепотом спросила она, не скрывая возмущения.

Приторно-ласковый взгляд Тора, устремленный на брата, красноречиво говорил, кто, по его мнению, будет все это делать. Назвался Маниту... тьфу, то есть джинном, будь добр, полезай в кувшин.
[AVA]http://s8.uploads.ru/iHScM.jpg[/AVA]

Отредактировано Sif (2017-11-30 19:01:30)

+2

13

Локи вздрагивает, дёргается, но почти сразу берёт себя в руки. Одаривает брата очень многообещающим взглядом, встряхивает головой, позволяя платью соскользнуть и свалиться к ногам Тора, и улыбается. Улыбаться он умеет. Выходит гадко, ядовито, издевательски. И все слова и действия Громовержца травит одна улыбка, такая, снисходительная, высокомерная, понимающая. Он даже на сдавленную шею внешне не реагирует, взглядом только обещает брату жестокую расправу.
- О нет, Бог грома. Я отказался от Дара, оскорбляющего меня. В обмен на моё прощение, они дадут мне другую плату. А Дар взял ты. Тебе и носить. - Тянет Лафейсон сладко-сладко.
"Уж я-то позабочусь."
Сиф он одаривает иной улыбкой. Окидывает этак взглядом, со смесью жалости и понимания. Особенно задерживается на формах, выгодно подчёркнутых платьем. А потом надламывает бровь, этак,в  искреннем недоумении.
- Убить? Меня? О великая богиня. Ты, для начала, не запутайся в юбках. Они же тебе в новинку, да? - Локи хихикает, кусает губы, даже по виду очень довольный, а по взгляду видно - напоминает противнице о прошлых обидах. - Ничего, ты привыкнешь. Это только первые полвека кажется неудобным. - Сверкнув на брата победным взглядом, он, вновь, обращает взор на людей, подходит к жрецу, рассматривает его внимательно, серьёзно - не чета тем насмешкам, что плещутся в нём при взгляде на асов.
- Итак, старик, это всё, что ты просишь? Ничего сверх? А для себя лично? - Интересуется он со скрытой в голосе угрозой, щедро намазанной мёдом.
- Я услышал твои мольбы. Но готовы ли вы дать мне слово, что исполните мое желание и плата будет такова, какую я испрошу после исполнения ваших желаний? Вместо оскорбительного Дара, я потребую плату за мою магию. Если нет, то требуй чудес с тех двоих, что приняли Дары. - Машет он в сторону сладкой парочки.
- Но учти, Бог колдовства тут я. И лишь мне по силам большая часть того, чего вы хотите.

+2

14

[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2017/11/27/b80d850c9eba954f10626eb5fb68bf32-full.png[/AVA]
- Слушай Локи, Сиф,- в тон брату, ласково советует Тор, глядя на красующегося йотуна, и понимая, что бедный узник еще никогда не вызывал в нем такого жгучего желанья убить. А после, возможно, надругаться на трупом.- Локи знает, о чем говорит. Ему не впервой.
Сиф пыталась, но, кажется, у нее не вышло. Локи отмахивается от просьб, обращенных к нему, и делает вид, что они все адресованы только к тому, кто принял дары, и теперь отвечает за все. Что ж, пусть верит. Осталось узнать, что попросит старик, прельщенный искусительными речами.
- Проси,- когда посулы сладкого языка иссякают, с усмешкой поддерживает он.- Проси у великого Маниту. Слышишь, как он нахваливает себя? Попроси больше. Только вот не забудь утром проверить то, что получишь от него вечером.

Речь белокурого бога, по-видимости, производит впечатление на шамана. Он явно колеблется, видя разлад между богами: как бы не начали войну прямо тут, повергнув мир в разрушение, и дав пришельцам с чужих земель волю вторгнуться на мирные пастбища.
При мыслях о войне ему приходит внезапная догадка. Жрец выпрямляется, смотрит на Локи, и говорит с торжественностью, подобающей минуте, когда человек заключает свой новый завет с богом.
- Я стар, о великий Маниту, и скоро уже отправлюсь в поля, богатые изобильной добычей. Некому станет приглядывать за людьми племени, некто не сумеет дать им нужный совет. Ты велик и всесилен, могучий дух, тебе ведомо все, от начала миров, все его тайны и скрытые знаки. Дай нам свою мудрость, как некогда Великий отец вкусил мудрости, испив из ручья и отведав плоти лосося. Мы помним слова наших предков!- провозгласил он во всю мощь своих легких, и клики, раздавшиеся в толпе, подтвердили, какой восторг будущее представление вызывает в их мыслях и сердцах.- В священном месте мы поклоняемся ясеню, дереву твоих родичей. Мы отведем тебя к нему. Яви нам свою мощь, о великий бог! Дай своим детям причаститься тайн, сокрытых в твоей крови...

Нехорошо ухмыляясь, Тор делает несколько шагов и наклоняется к Локи, проговорив тому в ухо, но так, чтоб его слышали и поняла Сиф:
- Кажется, они собираются распять и сожрать тебя братец. Удачи,- тяжелая рука опускается на плечо йотуна.

+1

15

– Нельзя этого допустить, – драматичным шепотом выдохнула Сиф, и после драматичной же паузы язвительно пояснила. – Еще отравятся.

На сей раз стрелы насмешек летят мимо: Локи не первый, кто целил в эту мишень – за свою жизнь Сиф немало выслушала, и обидного, и сочувственного, что под силу или не под силу асгардской деве. Верный признак, что йотун не так уж уверен в себе, как держался – обычно его выпады жалили точнее и больнее.

Да неважно всё это... Великий Один! Они шагнули за пределы девяти миров или, кто знает, волей шаманского колдовства пересекли грань времен – и не нашли ничего лучше и достойнее, чем продолжить набившую оскомину грызню.

Сиф вздрогнула, зябко поведя плечами, и, переступив босыми ногами, прислушалась к ночи. И к себе. Мысль, только что пришедшая в голову, принадлежала одновременно и ей, и чему-то извне. Тому, чему весь опыт асгардской воительницы не мог подобрать названия. Кроме богов и людей она ощущала здесь присутствие чего-то еще. Несомненно живого и бесконечно древнего. Сиф беспокойно завертела головой, пытаясь определить направление, но у нее ничего не вышло. Словно неведомое существо находилось сразу везде.

Тем временем помощник жреца крадучись подобрался к старику и, возбужденного тряся длинными мочками ушей, проткнутых перьями и волчьими клыками, прошептал:

– Бог колдовства? Но разве великий Маниту не..?

Не дослушав, жрец врезал советчику поддых острым костлявым локтем, быть может, усмотрев в том не только сомнение в белом боге, но и покушение на собственную власть.

– Маниту велик, ему видней, – наставительно сказал он, как отрезал. – Закон гласит, что маловерному надо вырвать язык и сердце, дабы тот не распространял хулы и не лелеял в себе неправды.
[AVA]http://s8.uploads.ru/iHScM.jpg[/AVA]

+1

16

Локи не слушает комментарии брата и его девчонки, стряхивает руку Тора с плеча, просто дёрнув им и медленно-медленно делает шаг к старику. Тору и Сиф не видно, как темнеет его лицо, как на яркую зелень глаз набегают тучи, делая их почти изумрудными, а там и разгорается краснота йотунского взгляда, в самой глубине зрачков, плещется, ища выход, наравне с яростью.
Локи много читал. Куда больше тех двоих за спиной. Пожалуй, умнее его лишь Амора и Фригг, да Всеотец, за жизнь свою, может, и прочитавший всего пару сотен свитков, но на практике узнавший столь много, что сам был драгоценным свитком мудрости, как ни печально было это признавать Лафейсону.
Так вот, возвращаясь к знаниям предков, к ритуалам явления смертным в младших мирах, Локи хорошо знал, каков должен был быть порядок. И то, как нагло и самолюбиво вёл себя мерзкий старик, как дважды проигнорировал он слова бога, к имени которого взывал, проговаривая древние слова клятв и обещаний, как пытался он хитро вывернуться, побольше получить и случайно забыть про плату... Хитрить с богом хитрости и обмана? Пытаться обмануть контракт рун?
Мило.
Глупо.
Его рывок почти неуловим, он, словно, материализуется рядом с шаманом, крепко впиваясь пальцами в его глотку, держит, приподнимая одной рукой, смотрит, сверкая уже нескрываемым алым во взгляде.
- А скажи-ка мне, старик, не хочешь ли ты ускорить свой путь в плодородные равнины? - Голос Локи разливается ядом. - Скажи мне, великий шаман, какие казни предусмотрены тому, кто пытается перехитрить или оскорбить бога, к коему взывал в молитвах сам? Что полагается тебе за дважды заданный богом вопрос, ответа на который ты не дал? За нарушение заключения контракта? - Он ухмыляется, улыбается той самой улыбкой опасного безумца.
- Или мне самому выбрать твою казнь? Отправить душу наглеца не в поля, в которые ты уже вымостил себе путь? А к тем, кто ждёт в тени каждого из вас? Ты, кажется, вещал тут, что вы обратились своей верой к нам, белым богам. Значит, были те, кто защищал вас до нас? Думаю, они будут рады поживиться твоей душой. Ммм? - Алый блеск глаз погасает, Локи успокаивается, будто и не было только что жуткой бури, грозившей уничтожить смертного, переломать и перемолоть, как песчинку.
- Скажи спасибо своему помощнику. Если бы не его своевременное вмешательство с дурацким вопросом, я бы просто убил тебя. - Улыбается он тепло и мило, медленно, слишком медленно разжимая на чужом горле пальцы. Выпускает трясущегося человечка из захвата.
- Последний шанс, смертный. Моя помощь взамен платы, которую я потребую после. Или, я могу просто уйти и решайте свои проблемы с ними. - Кивнул Локи на брата и Сиф. - Я достаточно добр, чтобы дать вам выбор. - Он поправляет шаману встрёпанные пряди волос, будто заботливый папаша ребёнку, мог бы - и лацканы пиджака расправил бы.

Отредактировано Loki Laufeyson (2017-12-05 21:48:58)

+1

17

[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2017/11/27/b80d850c9eba954f10626eb5fb68bf32-full.png[/AVA]
На удивление, Тор не делает ни одного движения, чтобы вмешаться в этот жестокий урок. Его взгляд, вспыхнув, следит за движеньями брата, и в нем не то предостережение, не то настороженность, не то невольное восхищение это скованной силой.
Йотун? Как же. Кривляйся перед другими.
Ты был и считаешь себя асгардцем.

- Локи, довольно,- его голос на удивление миролюбив; впрочем, внимание Громовердца гораздо больше сосредоточено на том, чтоб завернуться в расшитый плащ, подаренный ему аборигенами. Одежда достаточно длинна, чтобы прикрыть бедра, оставив на виду только мускулистые ноги; справившись с ней, он снова кладет руку на плечо недавнему пленнику. Не пытаясь развернуть к себе или остановить - только образумить.

... Между тем лицо старого шамана наливается кровью, синеет - но он не делает даже попытки уклониться или воспротивиться воле призванного. Кажется, на его губах вот-вот появится пена - и появляется, когда они начинают дергаться, как будто пытаясь что-то сказать.
Помощники старого колдуна падают ниц. Откуда-то из темноты раздаются вопли ужаса и суеверного восхищения. Еще несколько мгновений, и происходящее выйдет из-под контроля. Тор инстинктивно чувствует, что для этих людей смерть - лишь единственное, что может внушить неподдельный ужас и трепет.
Пальцы йотуна не успевают закончить шоу с волосами и горлом индейца, как его собственная рука попадает в железный капкан. Тор выворачивает убийце ладонь и, наклонившись к нему, с яростью смотрит прямо в глаза. Грудь его ходит ходуном.
- Довольно,- голос напоминает охрипший, едва доносящийся из-под завесы туч раскат грома.- Довольно, слышишь меня?

Отредактировано Thor (2017-12-05 21:52:41)

+2

18

Резкие слова братьев колкими шипами вспарывают черную ткань ночи, и Сиф недовольно морщится, как будто эти шипы впиваются ей под кожу. Но не вмешивается, равнодушно глядя, как падает, словно стебель маиса под серпом, полузадушенный жрец. Жизнь слабым огоньком едва теплится в его тщедушном теле, но Сиф откуда-то знает, что этот огарок будет тлеть еще долго, в отличие от другого смертного, на первый взгляд, полного сил, но на самом деле носящего в своем чреве зародыш смертельной болезни, которая не позволит дожить ему до следующей зимы, и волчьи клыки в ушах не спасут его.

Но и тут она не станет вмешиваться в естественный ход событий. Ибо всё живое в подлунном мире имеет свой срок, свое начало и свой конец, и в этом заключается великий круговорот жизни. Каждой былинке под луной назначено прорасти, заплодоносить и пасть обратно в землю, дабы стать пищей посевам следующего года. Таков вечный закон, выписанный светящейся вязью рун. Но сейчас их стройный порядок нарушен, скрепляющая мир нить разорвана, и Сиф почти физически чувствует, как множатся и ширятся прорехи волей и могуществом двух богов, сцепившихся в схватке. И нет никаких сил это терпеть...

Сиф отчаянно зажмуривается, а когда вновь открывает глаза, смотря вновь своим собственным взглядом, утоптанную землю у костровища рассекает трещина, края которой осыпаются с мягким шорохом. Трещина, которая теперь разделяет Тора и Локи, не давая им дотянуться друг до друга.
[AVA]http://s8.uploads.ru/iHScM.jpg[/AVA]

Отредактировано Sif (2017-12-05 23:50:54)

+2

19

- Что ты творишь, полоумный? Пусти! Не выноси конфликт на глаза смертных. - Еще успевает прошипеть Локи, пытаясь без резких и активных демонстраций этого конфликта, вывернуть руку из стального захвата брата. - Я отпустил его уже, не поздновато ты очнулся? Смертных, решившихся на высшую магию, надо учить, пока они не натворили бед. Ты разве не видишь, что он желает получить дары богов бесплатно? Он и тебя обманет, не успеешь моргнуть. - Йотун улыбается, насмешливо, но почти мягко, пряча за этим и за мурлыкающим ледяным тоном свою бешеную злость на вмешательство брата, на его дурацкое желание побыть героем на белом коне. Но героем, когда битва уже свершилась. Не вмешался же, пока Локи бушевал, но влез после, демонстрируя свой белый плащ и позицию спасителя. Жалкие смертные их языка, всё равно, не знают, а потому, достаточно оставаться внешне дружелюбным, а уж слова...
- Тор, я обещаю, что превращу твою жизнь в настоящий кошмар, если ты сейчас руку не уберё... - Локи охает, когда земля под ногами начинает ползти, мгновенно реагирует, вскидывая вторую руку, враз посиневшую, хватает Громовержца за запястье, силой своей ледяной крови вынуждая разжать пальцы, а потом отскакивает от трещины, едва в неё не свалившись вместе с осыпающимся краем.
На Сиф он смотрит, лишь расправив плечи, смеётся, хохочет даже.
- О, матушка-земля почувствовала вкус божественной власти? Это так мило, Сиф. Тебе идёт образ плодородной девы-матери. Может, стоит задуматься о том, чтобы сменить меч на семена и серп, а доспехи на платья и юбки? Кстати, я всё ещё, не услышал ответ этих милых жалких ползучих. - Йотун разворачивается, находит взглядом жреца, уже пришедшего в себя после его нападения. И обращается уже на их языке:
- Итак, старик, ты подумал и принял решение, пока мы с братом мило беседовали?

+1

20

[AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2017/11/27/b80d850c9eba954f10626eb5fb68bf32-full.png[/AVA]
Тор только делает шаг в сторону, когда брат, как ужаленный, отшатывается от разверстого лона земли. Делает быстрое движение, чтоб подхватить йотуна, но вовремя останавливается. Перебьется, умник. Как всегда, ничего не понял.
Громовержец даже быстрее Локи смекает, откуда взялась эта сила, вот только относится к ней по-другому. С восторгом и гордостью смотрит на Сиф, уверенный в ней, а потому уверенный, что твердь, как бы ни была зла, не причинит ему вреда.
Насмешки же Локи он пропускает мимо ушей: к этому яду у него иммунитет давным-давно. Укусы Локи жалят, но не наносят ран, похожие по бессилию на плевки ядовитой гадюки, сунутой в мешок. И то верно, мечтал, небось, выбраться на свободу, а тут такая засада.
- Великий бог колдовства попался в лапы смертному, вот же досада,- произносит он тем же ласковым тоном, каким только что пытался замаскировать свою очевидную ярость брат.- Интересно, что будет делать, если у местных достанет духу не испугаться его угроз, а, Сиф? Побежит плакать в уголке? А знаешь что, братец,- он делает пару шагов, разминая широкие плечи, и встает возле шамана, улыбаясь сыплющему издевками противнику,- я ведь тоже могу попробовать превратить твою жизнь в ад. И здесь и там,- в его глазах загорается нехорошее пламя.

- Убивать надо сразу, Локи. Или даже не начинать,- бросает он напоследок, едва не через плечо, в свою очередь поворачиваясь к старику. Смотрит на него, наклонив голову набок: люди такие маленькие, и хрупкие. Но иногда преподносят сюрпризы один другой хлеще.
Тебе б поучиться, братец.

- Соглашайся, старик,- произносит он также на местном наречии, и это спокойствие пугает смертных едва ли не больше, чем гнев всесильного Маниту. Один лишь шаман не боится. Птичьими, зоркими глазами встречает он взор голубоглазого бога, и медленно опускается ниц, касаясь лбом в странном уборе разрытой влажной земли.
- Твое повеление - честь для меня, о великий бог. Дети медведя принимают условия Маниту - и пусть великий бог не гневается на них.

Тор облегченно вздыхает. Сделка заключена. Впору расслабиться после нелегкого вечера. И выпить бы что-нибудь. Хотя вряд ли здесь что-то найдется. Может, и к лучшему.
Он возвращается к Сиф и обнимает ее за плечи. В наряде, украшенном перьями, с яркими бусами ее привычная красота обретает особый, действительно божественный свет.
- Богиня,- произносит он с нежностью, улыбаясь, как может улыбаться только восторженный неофит, которому явлено чудо, превосходящее все, о чем он когда-либо слышал. Отчасти оно так и есть.- Слушай, а что ж ты раньше молчала? Мы бы с тобой натворили такого - ого! И знаешь, давай растрясем этих местных на что-нибудь съесть: у меня от всего этого живот воет, как чибис на гоне. Распорядись, как богиня...ну этого самого... изобилия. И, кстати, великий Маниту тоже может присоединиться, если захочет.

Отредактировано Thor (2017-12-07 22:26:35)

+1

21

Странно, но только после ехидного комментария Локи и восторженного – Тора, Сиф понимает, что натворила, и это понимание скорее пугает ее, чем радует. Однако асгардская воительница не из тех, кто позволяет увидеть свой страх, и тем более не позволяет страху принимать за себя решения. Новая сила, пришедшая к ней извне или дремавшая прежде, а теперь пробудившаяся, не пересилит и не переломит ее волю. Но все же невозможно остаться глухой и слепой к тому новому, что видят ее глаза и слышат ее уши, нельзя отстраниться от изменившихся чувств и ощущений, нельзя остаться прежней...

И Сиф с силой сжимает ладонь Тора, будто хрупкий мост к себе самой, той, кого она боится сейчас потерять, и оборачивается к Локи. Он не прав: не вкус силы и власти она почувствовала, это сила попробовала на вкус ее, Сиф.

– Тебе есть, что поставить на кон против первородных сил природы, кроме иллюзий, бог обмана? – мягко улыбается она. – Серпом тоже можно пустить кровь, которая примется почвой так же охотно, как дождь или навоз, – Сиф улыбается еще лучезарней, в Асгарде у нее никогда не было такой улыбки.

Перед обманчивым светом этой улыбки жрец осмелился, не вставая с колен, подползти ближе, и вновь ударился лбом о землю.

– О, всемилостивая богиня, не прогневайся на неразумных детей своих, – наученный горьким опытом с Маниту, шаман теперь вдвойне осторожен. – Благослови для трапезы мясо жертвенного оленя, дабы мы могли с почтением предложить его тебе и твоим спутникам.

Кадык жреца сглотнул слюну: не присутствуй здесь белые боги во плоти, ритуальный дележ добычи прошел бы совсем иначе – самые сочные куски достались бы ему как мудрейшему толкователю воли богов, остальное, включая требуху, было бы распределено между соплеменниками согласно его благорасположения и разумения; а незримым божествам в далеком небесном вигваме традиционно воскурялся дым от сожженных костей. Но, судя по внушительной комплекции, могучий Тхено на сей раз дымом не удовлетворится.

– Вот видишь, – шепчет Сиф Тору, – голодными нас не оставят... – и величаво кивает распростертому жрецу. – Благословляю, и можете сделать с пищей всё, что должно.
[AVA]http://s8.uploads.ru/iHScM.jpg[/AVA]

Отредактировано Sif (2017-12-10 13:45:49)

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » Creatures of Light and Darkness


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC