ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА BREAKPOINT

История начинается, время выбирать. Примкнете ли вы к Капитану Америке в его попытке восстановить правление Гидры?

10.12. На дворе, наконец-то, настоящая зима! А у нас новые события, о которых пытается подробно рассказать Тони Старк. Не пропустите еще один крутейший Цитатник и не забудьте поздравить КРЛ С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ! И всем глинтвейна и теплых носочков, господа!

26.11. Итоги недели от Тони уже ждут вас в специальной теме! Цитатник на месте, и главная новость на сегодня - С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ, АННА МАРИ!

19.11. Идет ноябрь и на МРВЛБРК снова новости, которые на этот раз расскажут Джессика и Питер, который подкрался к статье и внес правки. Джессику поздравляем с кучей обязанностей, а для вас, дорогие, готов новый цитатник, и еще остались арены в "Моджолэнде"! (Не забывайте, что мы их можем добавить для вас!)

12.11. МРВЛБРК пошел четвёртый месяц! И как обычно, мы радуем вас Цитатничком, новостями от Тони Старка, которые можно почитать туть, и новеньким квестом - Моджолэндом!

ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [10-12.06.2016] Прокатимся по Мультауну! или выходные с Уордом


[10-12.06.2016] Прокатимся по Мультауну! или выходные с Уордом

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

ПРОКАТИМСЯ ПО МУЛЬТАУНУ! ИЛИ ВЫХОДНЫЕ С УОРДОМ
http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://diysolarpanelsv.com/images/roger-rabbit-police-car-clipart-3.gif
Grant Ward | Daisy Johnsonhttp://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Четыре года назад у Дейзи не было по факту никаких проблем, кроме желания найти семью. Но она жила спокойной жизнью. И если спустя столько времени она привыкла к супергероям, богам, богиням, мутантам ,
инопланетянам и даже свыклась с тем, что она сама - Нелюдь, но вот оказаться в Лос-Анджелесе 80-х годов, где люди живут бок о бок с мультяшками, и последние просто снимаются в мультиках - было таким себе событием. Уложить это в голове было сложно. С тем, как росла эта сложность, росла злость на Кобик. Ну, и разумеется, по-мимо того, что ее принимают за частного детектива и просят помочь мультяшке, Скай неожиданно встречается с Уордом. 

ВРЕМЯ
10-12.06.2016

МЕСТО
Вселенная КроликаРоджера и Мультаун.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
местами будет больно. местами смешно. сарказм, черное чувство юмора и все тому сопутствующее будет. Может, даже, пару мультяшек растворят в сиропе. В общем, проходим, не стесняемся.

Отредактировано Daisy Johnson (2017-10-12 22:39:23)

+2

2

Все меняется. Так или иначе. И с этим ничего не поделать. Мир трансформируется в нечто несуразное, в плотный комок бесконечных смертей и радостей, побед и поражений, интриг и ловушек, и стремительно катится на самое дно. Он не будет говорить, что испытывает по этому поводу удрученность или растерянность, не будет твердить, что былой порядок его устраивал больше, но… Но этот мир постоянно держит его в неумолимом напряжении. Он не может расслабиться. Не может заставить себя перестать ощущать повсюду легкую, эфирную настороженность, неуловимую, как паутина, оплетающюю его вокруг. Не может закрыть глаза и выдохнуть спокойно. Он просто играет роль. Частично. Он – Грант Уорд, агент Гидры, довольный абсолютно всем – нет, в последней части этого предложения не хватает одного простого слова “почти”. И он даже может сказать, почему – он никогда не верил в идеологию Гидры до самого конца, никогда чисто и искренне, а лишь потому, что у него не было выбора.
Что же. В этом он сам виноват. Это он уже успел осознать, но не признаться. Он никогда этого не сделает – ни за что не скажет, что все, что он сделал, все, ради чего он пошел, все, что ему пришлось пережить, было напрасным. Это было бы слишком. Он не может позволить сомнениям прорасти в своем сознании, хотя… о чем он? Незаметные зачатки ядовитых рассуждении на тему того, зачем он работал на Гарретта, уже в нем, и от этого он не сможет избавиться, как бы сильно ни пытался все заглушить, подавить, вытравить, точно змеиный яд из раны.
Память вечно возвращает его назад – к тому времени, когда он был агентом Щ.И.Т.а. Вернее, притворялся им. Как было тогда легко и сложно. Одновременно он был самим собой и не был. На какой-то небольшой отрезок времени он получил то, чего неосознанно желал больше всего – себя, свою жизнь, свободу выбора, небольшую, но все же свободу, друзей… Он повторяет себе, что последнее слово звучит глупо, фальшиво, неважно, но осознает, что это не так. По своему, но он любил их. Не говоря уже о Скай. Она стала его слабостью. Непозволительной, запретной, но настоящей. И каждый раз при этих воспоминаниях он неумолимо стискивает себя, вытряхивая из головы все эти мысли, запрещая себе думать обо всем этом. Плохо получается – они возвращаются каждый раз. Каждый.
Испытывающий взгляд пробегает по посетителям небольшого кафе – люди все так же беспечны, все так же легкомысленны, все так же доверчивы и наивны. Они считают, что находятся в безопасности, однако их мир рушится на части, но они этого не замечают. Их голоса – яркие, громкие, тихие и смеющиеся взрываются в пространстве, привлекая к себе незначительную часть его внимания. Здесь он исключительно для себя – после успешно выполненного задания – он отдыхает, а точнее, предпринимает новую попытку успокоиться, но… вместо этого он допивает свое кофе, оставляет на столике плату и чаевые, встает и просто уходит. Здесь ему не место.
Интересно, где оно тогда?
Если “не здесь” – это везде, то где оно?
Уорд толкает дверь, выходя на улицу и вдыхая свежий воздух, и тут же подмечает нечто странное. Нечто, что заставляет его притормозить на месте и встать, недоуменно оглядываясь по сторонам. Что за…
Город, который он видит перед собой, не тот, который он видел в широкое окно кафе. И не тот, по тротуарам которого он шел полчаса назад. Город странный, точно… старый, точно… ненастоящий. Люди вокруг одеты по моде 80-х годов. Присмотревшись к очертаниям зданий, немного пройдя вперед, выйдя на другую улицу, он понимает, что это Лос Анжелес. Но… не из реального мира. Он насмешливо качает головой, делая шаг назад и наталкиваясь на человека среднего возраста, в строгом и деловом костюме, который извинившись, но при этом, неодобрительно окинув взглядом его внешний вид, идет дальше. Что происходит? Уорд не совсем понимает, пока настороженно бредет по улице. Он чувствует себя попавшим в прошлое, и старается игнорировать взгляды прохожих. Ему не кажется, что это работает.
Уорд немедленно вытаскивает телефон, пытаясь установить – есть ли связь. Сигнала нет, и он убирает его обратно в карман.
Впрочем, через несколько минут он абсолютно уверяется в том, что сходит с ума – из-за угла выходит, как ни в чем не бывало, мультипликационный персонаж. Живой. Настоящий. Такой же, как и в старых диснеевских мультфильмах.
Уорд останавливается, когда утка – диснеевская утка – почтительно кивает ему, поймав его пристальный взгляд, и идет дальше. Приветствие? Его только что поприветствовал нарисованная утка вроде Дональда Дака? Серьезно? Нет… серьезно?
Он осматривается по сторонам, надеясь рассмотреть удивление и пораженность в лица других людей, но… никто не останавливается, никто не говорит ни слова, все заняты своими делами, и только он стоит, как вкопанный в землю, осторожно переступая с ноги на ногу, поворачивается, глядя вслед утке, которая чуть не врезает в столб, засмотревшись на другую сторону улицы.
Он не пил. И он абсолютно уверен в том, что он чист. Если, конечно, в кафе ему в кофе что-то не подмешали, но то вряд ли.
Он делает несколько шагов, возобновляет движение дальше, все еще пытаясь понять, где он находится. В мыслях уже немного начинает складываться картинка, пусть все и не до конца понятно. Он путается при каждой попытке сложить все воедино, и глаза на лоб лезут каждый раз, когда он видит нового нарисованного жителя этого города.
Если бы ему хоть кто-нибудь сказал час назад, что его брови будут неуправляемо ползти к старшим братьям – волосам, то он бы ни за что не поверил бы. Рассмеялся бы. Закатил глаза. Выкинул это из головы в ту же секунду. Но сейчас… теперь, когда он находится посреди города и встречает уже третьего такого персонажа…
Это сложно описать словами.
И уже заходя в первый попавшийся бар на пути, он пожимает плечами, глядя на бармена, обслуживающего… мультяшную собаку. Заказывает себе стакан виски – хвала богам, что деньги принимают без вопросов. Если бы от него потребовали какие-нибудь золотые монетки, к примеру, то вышел бы весьма забавный казус.
- Ты откуда? Что-то не узнаю акцент, - бормочет вопросительно бармен, прищуриваясь и осматривая одежду.
- Американский, - пожимает плечами Уорд, не в настроении болтать – ему нужно выпить, а затем… быть может… он вернется, когда выйдет через эти двери на улицу.
Бармен хохочет и бьет ладонью по стойке, привлекая к себе внимание всех немногих посетителей, – видимо, посчитав, что он остроумно шутит. Уорд слегка морщится, желая узнать, кто с ним пошутил такую шутку, запихнув черт знает куда.
- Кстати, что это за город?
- Что значит, что это за город? Это Мультаун! Ты с неба что ли свалился, парень? – бармен грохочет, начиная смеяться над ним, а все, что ему остается, это смотреть на него и пытаться осмыслить услышанное.
Какого, мать его, черта?
Что за Мультаун?
Уорд опрокидывает стакан, чувствуя то, как крепкий напиток разливается приятным, терпким теплом по организму. Затем просто сидит за стойкой, ожидая, когда спиртное подействует, и оглядывая посетителей, а после решает уйти, когда понимает, что дальше сидеть нет смысла. Но как только он делает шаг за дверь, он замечает знакомую фигуру среди других прохожих, но качает головой, решая, что ему просто мерещится, и только через пару секунд решает приглядеться.
Скай.
Это она?
Это правда?
Говорить какие-либо слова, должно быть, уже нет толка – он окончательно перестал понимать то, что происходит сейчас вокруг него. Он уже ни в чем не уверен, и почти готов свято уверовать в то, что он в мире своих галлюцинаций.

+2

3

Сказать по правде, Скай мягко говоря, офигела, оказавшись в городе, где вместе с обычными людьми по соседству живут мультяшки. Настоящие мультяшки. Те, что в мультиках по телевизору, да. Вот эти самые мультяшки вот здесь спокойно гуляют по городу. Абалдеть. Первые пол дня Скай искренне офигевала, вертела головой по сторонам, как маленький ребенок и пыталась понять, что она тут делает и как оказалась. Впрочем как - вопрос не сложный. Она изучала место, которое вызывало подозрения и в одном месте словно провалилась в воронку, и спустя пару мгновений оказалась вот тут, среди людей и мультяшек 80-х годов.
И все бы ничего, но у Скай было четкое ощущение, что это ее путешествие - проказы Кобик. Маленькая дрянь начала создавать дополнительные реальности на основе своей детской головы и восприимчивости. Ну, и кто собственно показал ей что-то, что вызвало у нее желание создать город с мультиками?
-Дурдом, - девушка продолжает устало тереть глаза, сидя на лавочке. Она уже даже не замечает того, что на нее иногда странно смотрят, очевидно, ее одежда вызывает интерес. В городе с мультиками. Серьезно? Их беспокоит ее одежда?
Надо было срочно искать от сюда выход, все конечно забавно, и будь Дейзи помладше, примерно первого-второго класса, она бы с восторгом смотрела на все это, а то и подбегала к мультяшкам, но ей не семь лет и у нее есть куда важнее дела.
Впрочем, у Скай не было ни единой мысли о том, как от сюда выбираться. Единственное, что ей пришло в голову, это поискать детектива, желательно частного, и спросить, где в городе может происходить что-то странное. Странне, чем мультяшки, ходящие по всюду и вообще ведущие себя как люди.

Попытка найти информацию, где можно найти детектива, увенчалась успехом с третьего раза. Одна женщина дала ей адрес, но поспешила ретироваться, осмотрев Дейзи с ног до головы и явно не удовлетворившись ее видом.
-Пожалуй, надо сменить прикид, - Дейзи осмотрела в поисках магазинов одежды, заметив один на углу, она поспешила в его сторону с надеждой, что тут принимают обычные деньги.
Она шла по улице, убрав руки в карманы и периодически осматриваясь. Привычка, которая у нее появилась при работе в Щ.И.Т.е - ей порой казалось, что за ней следят или что опасность может угрожать всегда и везде. Даже здесь. Среди мультяшек.
В какой-то момент ей показалось что она увидела знакомый образ, от которого ее бросило в дрожь и она осознала это только спустя несколько шагов, после того, как заметила. Нет, ей не могло показаться. Или могло?
Уорд. Здесь? Если да, то у Вселенной чертовски хреновое чувство юмора. А ведь Дейзи была уверена,ч то хуже чем сейчас, быть уже не может. Она замедлила шаг и обернувшись, остановилась, уставившись на мужчину у дверей небольшого бара. Сомнений не было. Это был Уорд.
-Нет, нет, не, - тихо прошептала Скай, понимая, что он ее заметил и узнал, - вот дерьмо, - она не раздумывая сорвалась с места и побежала в сторону, как только увидела, что тот направляется к ней. Она слышала, как он кричит ее имя и просит остановиться. Но вот в планах Скай не было сегодня встречи с тем, кого она бы с радостью убила в любой другой день.
Она бежала, задевая людей и мультяшек, нарисованная утка, похожая на Дональда Дака неодобрительно прокрякала ей вслед, на что Скай едва успела бросить короткое извините, и свернуть в переулок, но уже на его середине пожалела об этом, увидев, что он кончается тупиком. Развернувшись, она поняла, что Уорд не отставал, и тоже уже свернул в переулок.
-Не подходи ко мне, - Скай выставила руку, давай понять, что использует силу при надобности, точнее, она хотела чтобы он так думал, ведь силу она уже проверила - здесь она не работала, - я не знаю, каким чертом ты тут оказался, но мне не до тебя.

+3

4

Мир изменчив. Непредсказуем. И до невероятия безразличен к судьбам тех, кто живет под небосводом – бродит по земле – живет и дышит, наивно полагая, что мир принадлежит лишь им. Только вчера все было в порядке, а сегодня… все дымится, и хаос шепчет свои едкие и насмешливые слова за спиной, протягивая свои длинные, липкие пальцы к горлу. Весь его мир всегда был таким, и поэтому он не может сказать, каково приходится тем, кому пришлось, так или иначе, приспосабливаться, быстро и резко, к новым реалиям, меняться, отказываясь от прошлой жизни, и делать все, чтобы остаться на плаву. Он не знает, и не хочет знать. Это не для него – все окружающее должно оставаться где-то там – за высокой стеной. И он должен оставаться вдалеке от них всех, участвуя в чем-либо лишь тогда, когда от него это требуется, когда ему отдают такой приказ, а во все остальное время… он не хочет даже вникать во все. Так легче. Так, черт дери, проще. Безусловно – многим подобный образ жизни покажется чрезмерно радикальным – добровольно ограждаться от всего и вся, но… он уже подпустил к себе людей, позволил чувствам к ним подобраться близко, и за это поплатился.
Это стало для него неожиданностью, невыносимым осознанием того, что и он человек, такой же, как и все, способный чувствовать и страдать. Он старался, и он старается, по сей день, сделать так, чтобы перестать ощущать эмоции, отринуть от себя все эти воспоминания и делать все, что захочется, жить свободно и спокойно. Отчасти это у него получается, а отчасти… и это бесит, но ему нравится знать, что он человек. Что он может ошибаться, очень много ошибаться, делать неверные поступки, принимать неправильные решения. Это все, как бы оно ни было горьким, остается его частью – той частью, которая напоминает о нем – ребенке – позабытом, напуганном, неспособным себя защитить, и защитить своего младшего брата. Это обидно – то, что он до сих пор все помнит, но он понимает, что это ему нужно.
Воспоминания вцепляются в него, и кажется, что с каждым разом – с каждой секундой все сильнее и сильнее.
Мир меняется. И каждому приходится выворачиваться наизнанку, чтобы прожить в нем, но… он точно не предполагал ничего подобного. Что произойдет нечто такое, от чего всего его мысли перестанут работать, превращаясь в нескончаемый поток вопросов.
Мир вокруг него… иной. И теперь ему приходится подстраиваться, и нет, он не говорит о том, чтобы сменить одежду и прическу, а о том, что ему нужно привыкнуть и не останавливаться при каждом встреченном им мультипликационном персонаже.
Каждого из них он примерно узнает. Эти наигранные или, в самом деле, захлебывающиеся от безудержной радости голоса. Эти их одежды, ярко разукрашенные во все цвета радуги, чересчур выделяющиеся на фоне серого окружающего. Как давно он смотрел эти мультфильмы?
Все это так странно выглядит. Строгие костюмы, старомодные шляпы, зонты, платья, и рядом со всем этим яркие мультяшки – они точно солнечные лучи, разбавляющие унылость привычного, более или менее, мира.
Уорд не знает, как отсюда выбраться, но он явно хочет этого. Хочет убраться отсюда как можно дальше. Это не его мир, и он не хочет жить в нем. Не хочет разбираться в каких-то проблемах, которые не касаются его. Единственная его проблема то, что он застрял здесь и не знает, как выбраться. Что нужно сделать? Куда идти? Он никогда не думал, что окажется в таком положении, и, наверное, никто вообще о таком не подумал бы.
Увидеть Скай в этом мире было, мягко говоря, неожиданностью, а вот то, что она моментально попыталась скрыться, нет. Он не удивляется, но следует за ней, стремясь узнать, где он, черт подери, находится. Он уверен, что она точно знает – ведь не может быть простым совпадением то, что и она здесь. Она не может быть миражом, подосланным издевающимся подсознанием, и не может быть так.
Что бы ни было, она знает.
Он воодушевляется – не все потеряно. Ему нужно задать только несколько вопросов, и на том все. Ему просто нужно понять, что нужно сделать или в какую дверь войти-выйти, чтобы оказаться в Нью-Йорке, в котором и находился еще утром.
- Да черт возьми! Объясни мне, что происходит и как от этого избавиться, и я уйду, - резко выдыхает, когда, наконец, она останавливается, и он даже не смотрит, где они находятся – какое до этого ему дело?
Но дело ведь не только в этом, верно? Сознание неумолимо вытягивает из него всю правду, и Уорд осознает, насколько сильно он рад ее видеть. Только это не имеет никакого значения. Она всегда будет его ненавидеть, и это ее право. Сейчас – он даже не приближается к ней, находясь на расстоянии, но так, чтобы она могла слышать то, что он скажет. Нет, он не будет ничего говорить ей, не станет просить прощения и извиняться – это бессмысленно, в этом не будет ни пользы, ни толка. Он только усугубит ситуацию. У него полно слов, несказанных слов, которые он должен сказать ей, и не только ей, но они ничем не помогут, ничего не сделают, никакого чуда не сотворят. И все эти слова прямо сейчас крутятся у него в голове, вонзаясь острыми иголками в плоть, вызывая острую боль, но они никогда не выйдут за пределы его сознания. Он не станет все портить.
- Просто ответь мне – как отсюда выбраться? И все. Меня тут не будет, - он слегка поднимает руки, показывая, что ничего не замышляет и ничего не собирается делать – совершенно глупый жест, произведенный на чистых рефлексах.
Он осматривается – переулок, тупик. О, как банально. Прямо как в голливудских фильмах, где маньяк гонится за девушкой, а та загоняет саму себя в тупик. Но сейчас и здесь совсем не так. И между ними добрых пятнадцать, или даже больше, шагов, что в принципе достаточно для того, чтобы она понимала, что ему на самом деле нужно.
Услышав чьи-то шаги сзади, Уорд оборачивается, лицезря Микки Мауса или какую-то другую тому подобную мышь, которая останавливается, с любопытством глядя на него и на Скай. И тут он понимает, что она сама может не знать, как вернуться обратно. В мыслях щелкает та информация, которую он получал еще пару месяцев назад, и он медленно кивает себе, только-только начиная понимать, что творится вокруг.
- Ладно. Я понял – ты тоже этого не знаешь, - произносит, поворачиваясь к Скай и несколько мгновений изучая ее лицо – нужно бы сказать больше, но… - Но это рано или поздно закончится. Надеюсь…
Вместо этого он едва пожимает плечами и отступает, собираясь уходить, вновь внимательно посмотрев на мышь – непостижимо.

+3

5

Она думала, что готова к встрече с Уордом. Думала, что знает, как отреагирует и что будет делать. Скай думала, что знает. Но вот Уорд перед ней, и не важно, что они не в реальности. Может, это не проделки Кобик, может быть, это симуляция, или еще что-то, ведь это вполне может быть атака Гидры. Что это не сон, Скай знала точно. Не важно, что это было, важно было то, что они стояли друг напротив друга, и Дейзи понимала, что при всем желании не может (или не хочет?) ему вредить. И если однажды она выстрелила в него не задумываясь трижды, то сейчас…Сейчас что-то ее останавливало. Нет, она точно не простила его, точно не собиралась вести разговор по душам и, например, найти объяснение каким-либо его действиям, ничего из этого, просто не могла навредить или попытаться задержать. А ведь он был нужен Щ.И.Т.у. Это было слишком странно и выбивало ее еще больше из колеи. Скай просто стояла и смотрела на Уорда, всматриваясь в него, словно надеялась все еще, что это галлюцинация, что его нет.
Но он был. Грант Уорд во плоти. В месте, где возможность того, что они окажутся вместе была настолько минимально, что поверить в происходящее было сложнее, чем убедить верующего в том, что Бога не существует.
Он ее спрашивает о том, как от сюда выбрать и где они, а Скай просто смотрит на него и молчит. Даже появление рисованной мыши никак не влияет на Дейзи. Она просто смотрит на Уорда, понимая, что начинает путаться в самой себе. Хочет закрыть глаза и что бы это было сном, вообще все, с самого начала, с самого ее появления в Щ.И.Т.е, все же, она хотела бы вернуться в ту жизнь, где не было этого всего, не было агентства, не было всего, что произошло за четыре года, не было Уорда. Чем дальше все заходило, тем больше Дейзи понимала, что от нее той, которая была четыре года назад, не осталось почти ничего, из веселой, в какой-то степени наивной, умеющий восхищаться и восторгаться множеством вещей, она превратилась в агента, который носится по заданиям, теряет близких и пытается спасти людей и мир в целом. Оправдывая те жертвы, которые происходят по их вине тем, что это необходимое ради мира.
Скай уже давно думает о том, что Щ.И.Т. и Гидра не многим отличаются, наверно поэтому она осознает, что не знает, как на самом деле относится к Уорду. Она ненавидит его, ненавидит за то, что он сделал если не с ней, то с командой. Ненавидит, за то, что он ушел. Ненавидит, за то, что все еще в глубине души любит его.
-Стой, - Дейзи глубоко вдыхает прохладный воздух. Если в Нью-Йорке было лето, тот тут определенно царила осень. Она смотрит на Уорда, остановившегося и посмотревшего на нее вопросительно, и наверно надо было что-то сказать, но слова в этот раз застревают внутри.
Дейзи опускает руку и потерев устало переносицу, посмотрела сначала на мышь.
-Что? – на что мультяшка пожал плечами, буркнул что-то типа «ничего» и пошел по своим делам.
-Уорд, я не знаю, где мы, но раз уж ты тут, и я тут, вдвоем мы найдем выход быстрее, если это конечно не проделки твоей горячо любимой нацисткой семьи, - съязвила Скай, делая несколько шагов навстречу мужчине, понимая, что каждый шаг дается настолько трудно, словно она пытается идти по вязкой грязи. Внутри Скай всю трясет, и она даже не может понять от чего больше. Просто…просто она не была готова к тому, что так отреагирует на Уорда, на его голос. Пока его не было рядом, все было проще, намного проще. Была она и ее ненависть к нему, но не было Гранта.
Она встала около него, всматриваясь в его лицо, чуть склонив голову в бок. Что-то в нем изменилось. Казалось, в его чертах и взгляде появилось что-то, что делала его большее…человечным? Скай не могла понять, что это, или заставляла все еще не хотеть что-либо замечать в нем, что могло бы ее заставить простить Гранта.

+3

6

Кажется, он считал, что больше ничто не может выбить его из колеи? Не может заставить его чувствовать вину, это треклятое угрызение совести, что гложет и гложет где-то внутри, а он не в силах прекратить это? Что же. Однозначно этому пришел конец, и это неимоверно странно. В конце концов, его воспитывали так, его тренировали с целью выбить из него все слабости, которые были бы способны помешать ему в его будущей работе агента, шпиона и убийцы, которые отравляли бы его жизнь, делая из него простого, обычного человека. Но вот она стоит перед ним, и в ответ он чувствует все, что сделал с ней и вообще со всеми – то, сколько вреда причинил, несмотря на то, что действительно ко всем привязался. Подавлять бесполезно – он это пытается сделать уже не первый месяц, сопротивление бессмысленно – он осознает то, насколько глубоко в нем сидят сомнения в себе. Сознание говорит ему о том, что это ненормально, неправильно, ведь все изначально должно быть не так, но какая кому разница?
С какой-то стороны он почти верит в то, что все это еще один чертов эксперимент, выстроенный на подсознательных страхах и общеизвестных фактах. Гидра вполне на это способна. Он практически не сомневается в этом. Но с другой стороны… Скай настоящая. В это он верит даже больше чем, во что бы то ни было еще. Ее выражение лица. Ее реакция на его появление. Ее слова, голос. Все это отпечатывается в памяти все лучше и лучше, запоминается, становится отчетливее любой фотографии.
Уорд тяжко это признает, но ему нужно уйти. Развернуться и найти для себя уголок в этом чудаковатом мирке, по улицам которого, как ни в чем не бывало, шествуют мультяшки, заставляя заходить ум за разум. Он должен переждать все это, а потом – когда он вернется обратно в свой реальный мир – разобраться, тщательно и скрупулезно, во всем этом. Наверняка это галлюцинация. Очередь картинок, заданных системой, которую транслируют в его сознании, точно шоу по телевизионному каналу. Но почему этот мир? И почему сейчас?
Но едва он делает шаг, все так же смотря на Микки Мауса, неосознанно задумываясь о том, из чего состоит эта мышь – это такой же живой организм из плоти и крови, как и любой другой человек, или же все об этом не стоит даже думать? – он слышит окрик и замирает на месте моментально, вопросительно посмотрев на нее.
На мышь вновь обращать внимания ему не хочется, поэтому он просто смотрит на Скай, не зная, что она скажет. В голове мелькает мысль о том, что она и впрямь знает, как и что нужно сделать, чтобы покинуть сей безумный мир, но тут же пропадает, сменяясь настороженным ожиданием предстоящего.
Он пытается разобраться в происходящем, хотя все пока застывает на месте, а время начинает тянуться медленно, тягуче, точно резина, точно задавшись целью постепенно вывести его из равновесия. Было бы легче, если бы она напала на него. Если бы попыталась отплатить хоть немного за всю ту боль, которую он всем причинил. Если бы хотя бы начала кричать и обвинять во всем. А так… ее молчание бьет сильнее, глубже ранит, оседает холодной изморозью на тысяче мыслей, заставляя их замолкнуть. Кто-то говорил, что он машина для убийств и выполнения приказов? Когда-то он гордился этим, не так ли? Вот теперь все в прошлом, и осознание этого выбивает из него весь оставшийся в воздух, побуждая его выдохнуть и набрать в легкие больше кислорода, которого так сильно стало не хватать.
А она подходит ближе.
Непривычно.
Ее слова отдаются в ушах, рассеивая всю уверенность в том, что во всем виновата Гидра. Или же все это всего лишь порождение его фантазии, как бы это не звучало странно, необычно, маловероятно. Своими словами Скай подтверждает то, что она реальна. Его подсознание ни за что на свете не назвало бы Гидру его “горячо любимой организацией” – как угодно, но не любимой.
- Если ты настоящая, то вряд ли это Гидра. Хотя я уже ни в чем не уверен, - он помнит о своем обещании и говорит правду о том, что он не знает, что происходит.
Уорд не скрывает свою пораженность – сегодня у него было достаточно поводов удивляться, но это, определенно, сильнее всего действует на него. Это сравнимо с тяжелым ударом, выводящим из равновесия. А ведь он едва начинает осознавать, что она предлагает поработать вместе, чтобы не застрять в Мультауне.
Она изменилась. Четыре года изменили их всех. Четыре года наполненных безумием. Четыре года, засевшие в голове источником бесконечного количества вопросов, эмоции и запутанных попыток разобраться, понять, принять. Уорд смотрит ей в лицо, подмечая в нем каждое изменение и осознавая то, насколько ей это дается тяжело – стоять рядом, просто, после всего. И он понимает, что был прав, когда говорил себе, что от слов останутся лишь новые раны, что они ничего не исправят. Как вообще возможно все исправить? Ничто в этом мире не бывает настолько милосердным. Он так верно служил Гарретту, для которого был отличным оружием, марионеткой, готовой слушать, уделяя ему все безраздельное внимание, что не заметил, как теряет все то, о чем теперь жалеет. И стоило ли оно того? Хоть немного? Он сомневается. И основная причина в том, что он допустил это, что он позволил себе думать, что он сам был неправ, стоит рядом.
Но он ничего не скажет. Не нарушит то хрупкое равновесие, которое прямо сейчас ощутимо трещит по швам. Но притворяться абсолютно спокойным, равнодушно относящимся ко всему и вся, агентом-роботом уже не станет – это уже ложь, а за ее грань он не переступит.
- Есть идеи, как и что нужно сделать, чтобы вернуться обратно? – у него их нет – полный ноль идей, а в мыслях царит откровенный хаос, точнее лютует, насмехаясь над ним.

+2

7

Cold bones, yeah that's my love
She hides away, like a ghost
Does she know that we bleed the same?
http://sg.uploads.ru/EOIka.gif

Сердце предательски отбивает частый ритм, заставляя кровь пульсировать в висках, чуть чаще вдыхать прохладный осенний воздух. Ей не привычно стоять снова рядом с ним, адреналин, вперемешку с воспоминаниями и всеми эмоциями заполняет внутри, больно бьет по нервным окончаниям, ранам и ссадинам, уже давно не заживающим, и только лишь кровоточащим, и болящим. Вся натренированность отстраняться от происходящего, которой ее так долго и упорно учила Мэй – это не работает, Скай ловит флешбеки всего, что было связанно с Уордом, от хорошего, до плохо, и даже невозможно сказать, от чего ей больнее. Ведь даже то, что было приятного и хорошего – это еще больнее отзывается внутри, еще сильнее тянет холодными пинцетами все нервные окончания, заставляя желать схватиться за голову и спрятаться куда-то. Подальше. Туда, где ее не найдут, туда, где она сможет спрятаться. Она могла сколько угодно бежать от Уорда, от Гидры, от всего…но она никогда не сможет убежать от себя самой, а мысли и воспоминания мучали ее каждую ночь, каждый день. Ей и без Уорда было тяжело сейчас, было достаточно всего того, что ее окружало, чтобы сейчас вот так, встреча с ним била под дых, показывая, что ей все еще не все равно на него, что внутри Скай к этому мужчине не только ненависть.
Время становилось вязким, липким, Дейзи казалось, что она чувствует его каждой клеткой кожи, чувствует, как оно оседает и становится еще тяжелее, а вместе с тем сердце начинается биться сильнее и еще немного, и начнется паническая атака. Но это только кажется, просто…просто ей до сих пор неимоверно больно, слишком сложно. Она все еще не пережила это внутри себя, снова и снова возвращаясь в тот день, когда узнала правду. В те дни, когда Джема ушла, оставив Фитца, потому что не могла на это смотреть, потому что ей тоже было больно. В те дни, когда Фитц все равно думал, что она рядом, и разговаривал с ней, потому что ему было больно признать ее отсутствие. В те дни, когда Хантер едва успел принести Бобби в больницу. Дейзи казалось, что она чувствует боль каждого по отдельности и все вместе. И сейчас она стояла рядом с тем, кто все это сделал, кто, не задумываясь, не сомневаясь ни на секунду, сделал это с каждым из них. Стояла и не могла ничего ему сделать. Застрелить его? Но от этого уже не станет легче никому. Это никак не залечит ни одну рану, не исправит ни одно событие. Что-то говорить, кричать, бить? Это тоже не имеет смысла, лишь показывать свою слабость, показывать, что он имеет влияние над ней, показывать, что Скай все еще не все равно.
-Я думала найти детектива и спросить, было ли что-то странное в округе, - медленно начала Дейзи, убирая заледеневшие, скорее от состояния, нежели от погоды руки в карманы, посмотрев Уорду в глаза и отводя взгляд, скользя им по зданиям этого странного города, - ну, страннее, чем мультяшки во круг, что удивительно только для нас с тобой, - Дейзи глубоко вздохнула, чувствуя, что слова все еще даются с трудом. Ей было сложно говорить с ним, стоять рядом, понимать, что им и правда стоит работать вместе, чтобы выбраться. Она делает несколько шагов вперед, выхода из переулка и поворачивается к Уорду.
-Детектив в пяти кварталах от сюда. Пойдем пешком или попробуем поймать такси? – Дейзи провожает взглядом колону из мамы утки, следом за которой идет семеро утят, весело покрякивая, а сама мама утка почтительно кивает девушке и продолжает свой путь, - если мы не выберемся к утру, я сойду тут с ума, - Дейзи чуть усмехнулась и покачала головой. Это все как-то нереальный дурдом, - было бы еще неплохо переодеться, мне начинает надоедать, что все на нас смотрят, будто мы из психбольницы сбежали, - она снова качает головой и смотрит на Уорда. В общем, если думать только о том, что им надо выбраться, этот тандем может пройти менее болезненно, чем возможно. Хотя, Скай будет обманывать сама себя, если не признает, что где-то в глубине души, под обломками своего личного мира, под обрывками чувств и тонной боли – она рада его видеть. Часть ее всегда хотела быть с ним, не смотря на все, что произошло, и быть может, не отвернись Дейзи от Уорда тогда…быть может он смог бы стать другим, смог бы…измениться. Но тогда она не могла даже допустить такой мысли. Не могла, после того, что он сделал с командой. Может, глубоко внутри и хотела, но не могла. А сейчас…сейчас уже было поздно что-то менять, поздно было пытаться разобрать эти руины и попытаться что-то воссоздать. Он все так же был с Гидрой, все так же был тем Грантом Уордом, которым привык быть юности. Тем Уордом, который стал куда более жестоким, чем его старший брат.

+2

8

Мысли взрываются каждое мгновение, падая на холодную землю застывшими каплями дождями, эмоции или чувства вспыхивают внезапно так ярко, застилая разум яркой багровой пеленой. Каждый раз почему-то теряется контроль над всем, и сознание темнеет, уносится в необъятные пустоши, запирается под тяжелыми засовами, не позволяя себе выйти наружу, закрываясь от всего вокруг, оставляя все на волю судьбы, что вольна течь в никуда так, как ей заблагорассудится. Во всем есть и его вина, и он это знает. Его виной пронизаны тысячи слов, его вина тянется сквозь поступки и деяния ярко-алой нитью, оставляя свой ржавый след.
Он все портит. Всегда портит все, к чему прикасается, точно где-то там – в детстве – в тот день, когда он не нашел в себе сил помочь брату, защитить его, все изменилось, оставило на нем отпечаток, раз и навсегда изменив его восприятие. Ему нужно было всего лишь сделать шаг в правильную сторону, а он продолжал бежать по наклонной, не оставляя для себя ни малейшего шанса на искупление, не позволяя другим спастись, остаться незатронутыми его действиями. И он долгое время говорил, твердил, убеждал себя в том, что он поступал так, как считал нужным, и что все эти эмоции не имеют никакого права на существование, ведь он не хотел считать, что все в его жизни было неправильным, что все было впустую… В этом случае все это было бы слишком обидно, слишком горько, но уже поздно. Поздно, чтобы продолжать так думать.
Все поломано, располосовано на части, и что он может исправить? Каждое слово, которое он скажет, будет казаться вершиной лицемерия, издевательства или насмешки. Каждый его взгляд для любого, для кого бы то ни было, будет таить в себе угрозу. Чтобы выжить, он сотворил из себя монстра, чудовище, что вечно будет притворяться человеком, стараться им быть, пытаться делать что-то, чтобы чувствовать себя им. Стоит только это понять и принять, как мир в собственных глазах мгновенно изменится, трансформируется в нечто чужое для него, в нечто, где он всегда будет ощущать себя лишним. Впрочем, не нужно быть гением или мудрецом, чтобы знать это – он лишний везде. Был лишним в Щ.И.Т.е, остается лишним в Гидре и в жизни каждого человека, которого он, так или иначе, знал.
Уорд помнит все – всю свою жизнь, и, наверное, в этом и заключается все его проклятие – помнить все. День за днем переживать. И быть может, оттого он так бросается в одно задание, затем во второе, третье и десятое, чтобы забыться, чтобы не напрягаться, чтобы не думать. Но это мало помогает, когда он слышит о ком-то, кому причинил вред, о чем жалеет. Не обо всех подряд, лишь о тех, кто стал ему близок, достаточно близок, чтобы это было для него тяжело. Но Скай… Скай. Перед ней он виноват особенно. И неважно, лгал ли он ей или нет, пытался ли замолить свои грехи или нет – все это не имеет никакого значения. Факт в том, что он причинил ей боль, чересчур много, а ведь она меньше всех заслуживала страдании. И этот факт останется фактом. Его не стереть из реальности, не забыть, и не получится закрыть глаза и оставить его далеко в прошлом. Да, он заслуживает того, что она думает о нем, и даже хуже – того, что он сам думает о себе в глубине себя. В конце концов, он все прекрасно понимает. И это еще одно его наказание.
Уорд слышит ее слова о некоем детективе и согласно кивает, постояв немного на месте и только после последовав за ней. Ему интересно то, почему она соглашается на это, на совместную работу, но не подает и вида своего любопытства, просто заталкивает его внутрь себя как можно глубже. Он и так многого ей не успел рассказать, и уже не скажет, так как второй шанс встречается лишь в глупых фильмах и комедиях, призванных заставлять общественность верить в несуществующее. Столько всего просто скопилось в нем большим снежным комом, не желающим никак разморозиться, растаять, перестать обдавать льдом лицо, выдыхая холодный пар. Столько слов скомкалось в бесчисленное количество фантиков. Он не хочет ничего испортить? Так пусть молчит. Не нарушает спокойствие.
Он точно ступает по тонкому льду – шаг, и он провалится.
Он не хочет рисковать даже этими небольшими моментами. Он рад ее видеть, рад, что находится рядом с ней, но все это может рассыпаться в прах, если он сделает или скажет, по своему обыкновению, не то.
- Хороший план. Может это поможет – я здесь всего пару часов, а уже кажется, что мозг плавится, - насмешливо произносит, так же проследив взглядом за утиным семейством.
Интересно, их мир – реальный мир – стал бы лучше, если бы в нем действительно существовали все эти мультяшки? Стал бы добрее? Без смертей, без печалей, без всего того, что творится там прямо сейчас. Он мотает головой, стряхивая с себя все эти мысли – и в этом Мультауне, он уверен, предостаточно своей горестей. Без них никуда не деться.
Мысль о переодевании ему не особенно нравится, но делать нечего – он сам стал свидетелем того, как на него оборачивается каждый встречный и поперечный – это просто необходимо для того, чтобы не привлекать к себе лишнее количество внимания.
- Давай попробуем поймать такси. Хотя… - мимо по дороге на всех парах проезжает, декламируя слова какой-то песни, машина – нарисованная машина – и он пораженно обрывается, глядя на нее. – Надеюсь, здесь нет таких же такси. Я в такое ни за что не полезу, - с этими словами он подходит к дороге, высматривая обычное такси.
Уорд слегка шутит, пытается неосознанно разрядить обстановку, хотя отчасти говорит правду – в странную машину он не сядет, как и она – в этом он уверен. Внутренне остается все так же напряженным, точно не зная, что принесет следующий момент, каким будет следующая секунда.
- Думаешь, мы будем меньше привлекать к себе внимания, если переоденемся? Лично у меня глаза на лоб поневоле лезут, когда я вижу… их.

+2

9

Дейзи вряд ли сможет точно сказать, сколько прошло времени с момента, как стало ясно – Уорд предатель. Казалось, это все было совсем в другой жизни, настолько давно, что сложно назвать дату. В потоке происходящего в мире, событий, которые ломали как агентов, так и Щ.И.Т. в целом, было уже не разобрать, что за чем шло, и что было причиной другого. Вселенная, казалось, решила перевыполнить план по напастям, сваливающимся на агентство, Колсона и всех, кто носил жетон Щ.И.Т.а. Уже сложно было сказать, когда все пошло не той дорогой и стало стремительно катиться вниз, куда-то, куда даже сам дьявол постесняется спускаться. Вереница событий привела Щ.И.Т. в подполье, и только недавно он стал подниматься обратно, чуть окрепнув, набрав в свои ряды тех, кто был готов жертвовать всем, что есть, ради высшего блага, ради спокойствия жителей Нью-Йорка и всего мира. Хотя, пока можно было даже не заикаться о мире, Щ.И.Т. хоть и начал отряхиваться от пыли обвинений и малоприятного общественного мнения, но все еще мог упасть обратно, как ребенок, который только учиться ходить, и не может еще владеть ногами в полной мере. Но так или иначе, Щ.И.Т. справился, нашел в себе силы не исчезнуть, как этого добивалась Гидра, смог пережить переломанные кости, залатать все свои раны, и с неугасающей верой подняться и продолжать свою борьбу за правое дело.
Каждый в Щ.И.Т.е, в команде Колсона, за все это время пережил свой личный, персональный ад, кое как отплевался от боли и крови, стал сильнее и шел дальше. Подставляя друг другу плечо и подавая руку, они словно дети Феникса, восстали из пепла, который остался от их организации не так давно. И даже будучи во мраке, в подполье, скрывая свою деятельность, Щ.И.Т. не переставал функционировать. Спасать людей, оказывать помощь и…ловить Кобик. Маленькую девочку, которая могла этот самый мир уничтожить в любую минуту. Так что, стоило сказать спасибо, что пока она создает безобидные реальности с мультяшками.
Но, как бы все это не звучало прекрасно и патриотично, Дейзи видела, сколько людей страдает во круг, и как бы Колсон не говорил, что всякая жизнь ценна, не редко они закрывали глаза, а порой и вовсе не замечали те разрушения, что оставались за ними. Как физические и материальные, так и моральные.
Возможно, все что пережило агентство и каждый из них в частности – была плата за все ошибки, что они сделали. Может нет. Но Дейзи все чаще задумывалась о том, что не редко методы Щ.И.Т.а хуже гидровских, что различия между ними не такие уж и большие, и что лучше всего было уже перестать воевать. Возможно, стоило уже давно поднять белый флаг и дать Гидре то, что она хочет, раз это остановит жертвы и потери. А может и нет. Может, все станет хуже. Дейзи все сложнее было находить правильные пути и действия, все сложнее было отличать хорошее от плохого, и все сложнее жить в целом. Нет, она, как и раньше была преданна Щ.И.Т.у, и была готова отдать жизнь за каждого, кто ей стал другом, даже, больше чем другом, они все стали для нее семьей. И даже Уорд. Он тоже был ее семье в Щ.И.Т.е. Был. И возможно, эта была одна из тех причин, по которой сейчас, она стояла рядом с ним и не пыталась вогнать в его сердце пулю. Может, она еще пожалеет, что не воспользовалась шансом, но сейчас, ощущая его присутствие рядом, слыша его голос, ей от чего-то просто хотелось остановиться. Хотя бы на один день. Перестать быть агентом, перестать носиться по заданиям, перестать любить или ненавидеть. Просто хотелось остановиться, вдохнуть поглубже и побыть простым человеком. И наверно это была одна из причин, почему она остановила Уорда, почему решила работать вместе с ним. Они были врагами, были по разные стороны, но многим ли она лучше него сейчас? Сильно ли отличаются ее методы и действия от того, что делал Грант? Да, она не убивает направо и налево тех, кто ей доверяет, но по сути, она просто делает свою работу, защищает свои принципы и тех, кто дорог. У Уорда просто не было таких людей, ради которых можно было бы даже умереть, но у него был он. Воспитанный с детства Гарреттом, который запудрил ему мозги с самого начала, он просто защищал себя и выживал. Делал то, что умел. И да, Дейзи опять пыталась найти оправдание Уорду и тому, что он сделал. Эта борьба сердца с разумом не замолкала в ней ни на минуту, и выматывала сильнее всего. Полностью взаимоисключающие чувства не давали Скай ни малейшей возможности нормально понять свое состояние и отношение к Гранту, не давали ей ни простить его, ни убить. И пусть она всем и каждому говорила, что все в порядке, и что все прошло, и что ничего, кроме ненависти к нему нет – она лгала. Лгала в этом всем и себе в первую очередь. Но задай ей такой вопрос Уорд – и она бы не знала, что сказать. Между ними всегда была странная связь. Они не врали друг другу. Никогда. Но все это было в какой-то далекой, другой жизни, настолько далекой, что сейчас, стоя на этой улице вымышленного города, вдыхая холодный воздух, улавливая едва ощутимый запах парфюма Уорда, Дейзи не могла врать себе, не могла заставить себя уйти и оставить его одного разбираться со своей проблемой, не могла лишить себя возможности просто остановиться и не бороться хотя бы с собой.
-Ну, если не поможет, сядем на лавочку и будем ждать, пока эта реальность нас выкинет, надеюсь, это произойдет не через десять лет, - Скай чуть улыбнулась, посмотрев на мужчину, - как ты вообще тут оказался? – она поправляет прядь волос, упавшую от ветра на лицо, все так же всматриваясь в черты Уорда, который высматривает такси, - ну вот нет, не сяду. Я пока еще не выпила столько алкоголя, чтобы кататься в нарисованном такси, - Скай рассмеялась, не сильно и не громко, но по-настоящему. И это было очень непривычно. И хоть внутри нее бушевала буря, и ворох мыслей заставлял голову пульсировать от боли, пожалуй, именно в этот момент между ними двоими вполне могло быть перемирие. Пусть временное. А может, это просто это место так действовало. Сложно было держать в себе злость и ненависть, когда вокруг тебя мультяшки, учившие тебя в детстве только самому хорошему.
На их радость, около Скай и Уорда остановилось обычное такси, и сев внутрь, Дейзи назвала адрес, который ей дала та женщина. Водитель так же, как и все, окинул их взглядом, но поехал в сторону адреса. А Дейзи сидела рядом с Уордом и чувствовала, как внутри все сжимается от непривычности ситуации, и как сердце предательски колотиться все сильнее.

+2

10

Где-то под черными водами Леты – реки забвения – покоится тот мальчишка, которым он когда-то был, и вроде с каждым днем с того момента проходит все больше и больше времени, однако ему начинает казаться, что память намеренно напоминает ему о юном себе. Точно пытается вытащить на поверхность все то, человеческое и светлое, что было, но это глупо – глупо уже из-за одного того, что обратно дороги нет, глупо, так как злость на родных уже сделала свое дело – добралась до него, выломала, заставив подогнуться и измениться. Он мог все изменить – все было в его руках. Он это знает, как знает и то, что теперь – сейчас – уже нет смысла пытаться сделать что-то, что переменило бы все в корне, ибо поздно, ибо нет возможности, ибо… кому это вообще нужно? Ему всегда было плевать на общественное мнение о себе, до момента встречи со Скай – до нее он никогда не обращал ни капли внимания на окружающий мир, но он сам же все испортил, а теперь обязан держать ответ. Если не перед ней, то хотя бы перед самим собой.
Иногда просто хочется закрыть глаза и подумать – может где-то далеко, среди бесконечности космоса, среди звезд и планет, есть мир, в котором нет горестей и напастей, в котором живут их двойники, ничуть не похожие на них самих. Может это где-то совсем рядом – за тонкой ширмой, невесомой завесой, разделяющей параллельные миры и измерения. Быть может у них вьется свой собственный сюжет, линия, что ведет их вперед, заставляет их не останавливаться, не оборачиваться на прошлое и претерпевать изменения. Не такие болезненные, как это бывает в этом мире. Хотел бы он знать, существует ли где-то именно такая сказка, в которой счастливый конец обеспечен всем. Но это всего лишь мечты, глупые и почти детские. У них есть то, что у них есть – реальность, мрачная и жестокая, несмотря на свет, темная, реальность, в которой по мановению руки рушатся чьи-то судьбы, жизни, уносятся черной мглой по неподвижному воздуху. И с этим ничего, увы, не поделаешь. Такова природа, такова реальность, которую остаётся только принимать, как бы не оказывалось тяжело смириться с тем или иным фактом. И каждый второй пребывает в своей собственной, незримой чужим глазам, клетке, в полном одиночестве, обуреваемый своими демонами, ядовитыми мыслями, сомнениями, колючими фактами и призраками прошлого. С этим трудно бороться. И можно сколько угодно прятаться, скрываться, загонять самого себя в одиночество, но ничто не спасет. В конце концов, он как раз находится на этом самом месте, и может сказать с непоколебимой уверенностью в голосе – одиночество не спасает, одиночество – всего лишь наиболее жестокое наказание.
И все же он терпит. Несет свою службу Гидре – он ей предан, но не верит в ее идеалы – для него она всегда будет ассоциироваться с Джоном Гарреттом, который вырастил его, говоря, что он будет служить Щ.И.Т.у, а после поставил его перед фактом – Гидра отныне весь его смысл жизни. Сейчас – в данное время он не уверен в этом. Новые идеалы, новые стремления, новые обещания, но все то же неизменное желание стоять во главе мира, заставлять других жить по иным законам и правилам. Он не настолько наивен, чтобы верить во всю эту, по его мнению, чепуху. Он говорит себе, что время покажет, но у самого нет никакого выбора – ему жизненно необходимо работать, заниматься хоть чем-то, чтобы хоть как-то отвлечься… или же хоть на краткий срок вернуть себе ту жизнь, которая была у него до самого того момента, когда все полетело в тартарары. Та жизнь, в которой он был агентом и делал свою работу, не раня себя, не причиняя вред другим, в относительной безопасности.
Но все в прошлом.
Уорд каждый день думает о том, что было бы, если он не начал работать в команде Колсона. Если бы он никогда не познакомился ни с кем из членов экипажа того самолета. Он бы не встретил Скай, но она бы не пострадала, не почувствовала бы горечь предательства и измены, и всех тех неприятности и тонны злости, которые те обычно приносят с собой, врываясь в жизнь. Возможно, что кто-то другой занял бы его место, что кто-то другой воткнул бы нож в спину в момент, когда требовалась его помощь. Возможно. Теперь уже ничего не сделать, историю вспять невозможно повернуть. А ему – им всем – придется жить со всем этим грузом.
Сейчас он осознает, насколько сильную боль он причинил тогда Скай. И он бессилен. Все, что он может, это не нарушать хрупкий момент мира, не досаждая ей разговорами, не напоминая ей о прошлом – ей достаточно и того, что он сам одним своим видом напоминает обо всем том… Она ничего не забудет. Она продолжит считать его монстром. И сделает правильно. Раны продолжат кровоточить, через несколько лет превратятся в шрамы, останутся на всю жизнь. А он… все, что может сделать он, это вытащить на свет свою человечность, ради себя, ради Скай. Он продолжит сохранять свои чувства к ней. И даже несмотря на то, что она продолжит злиться на него, он не решит в какой-то момент вновь замкнуться в себе, позволить темному гневу вновь захватить себя в тиски и слепо повести себя по тому же наклонному пути прямо в пропасть. Может кто-то и скажет, что нет смысла в этом, но тогда это будет означать лишь то, что этот кто-то настоящий идиот. Ради Скай нужно и стоит на это пойти. Пусть это ничего и не изменит.
- Вышел из кафе, оказался здесь, через пару метров встретился с Дональдом Даком, решил, что у меня поехала крыша, - произносит с усмешкой, посмотрев на нее и удивленно заметив на ее лице легкую улыбку, а затем и услышав негромкий смех – это неожиданно, и приятно видеть ее хоть немного улыбающейся, хотя он не может с уверенностью сказать, чем вызвана ее реакция. – А ты? Как долго находишься здесь? – ее настроение сбивает его с толку, выбивает воздух из легких, заставляя всматриваться в нее, а затем отводить взгляд в тот же момент.
Это странно, непривычно сидеть на заднем сидении такси рядом с ней. Уорд нервничает, хотя это он, как и всегда, скрывает под спокойствием, и только пальцы слегка стучат по колену, выдавая. Остается только гадать, каково ей.
Когда машина останавливается, он протягивает водителя плату, на что тот вновь смотрит на него подозрительным взглядом, только вот они уже выходят на улицу – кажется, перед самым домом того детектива.
- Кажется, на месте. Надеюсь, он знает что-либо полезное, - у него сомнения, но какая разница – вдвоем, определенно, больше шансов оставить этот Мультаун и оказаться в реальности.

+2

11

-Выполняла задание, - Скай чуть пожала плечами, решив не уточнять какое именно. Во-первых в этом не было смысла, во-вторых, рассказывать о Кобик она не собиралась. В том, что это ее рук дело, Дейзи не сомневалась, - представляю твое удивление. Мое первой реакцией было желание пойти в аптеку и купить тест на наркотики, но оказалось, они еще не существуют, - она снова чуть улыбнулась и посмотрела на часы, - чуть меньше пяти часов, у меня заняло некоторое время добраться с противоположной окраины.
Она замечает реакцию Уорда, его удивление и непонимание, видимо на ее поведение. Что же. Она сама не может дать себе точного ответа на вопрос, почему у нее такая смена  эмоций. Мысли мыслями, но она понимает, что просто не может в этом мире держать в себе негативные настроения реального мира. Она все помнит, она все чувствует, но здесь Дейзи не может сопротивляться желанию смотреть глубже, искать объяснения и причины, не может противиться желанию вытащить те крошки положительных и добрых эмоций, которые остались у нее к Уорду. Мультаун казалось мог пробраться внутрь тебя, и вдохнуть чуть больше добра, если ты к этому расположен. А может, это все ерунда и просто смена настроения из-за шока от окружающей обстановки. Это было сложно, но желания искать истинную причину - его не было. Раз уж она не хочет убивать Уорда и вполне может находиться рядом с ним, то почему бы и нет? Они и правда быстрее найдут выход отсюда вдвоем.

-Нам точно надо переодеться, - вздыхает девушка, выходя из машины и проводив ее взглядом, посмотрев на Уорда. В конце концов, может мы добьемся большего расположения от окружающих, если будем выглядеть как они.
Они поднимаются по лестнице и практически упираются в дверь с прозрачным стеклом, на котором написано " Сыскное агентство J&H".
-Интересно, - протягивает девушка, - ну, надеюсь эти неизвестные Д и Х нам помогут хоть чем-то, - Дейзи стучит в дверь, но открывать им никто не спешит, вместо этого, дверь легко поддается и отрывается, пропуская их с Уордом внутрь, - хмммм.
Скай оглядывается вокруг себя, подмечая, что здесь уже давно никого не было, судя по слою пыли на поверхностях и предметах.
-Или это не тот адрес, или эти детективы давно не работают, - она проходит мимо полки, на которой стоит фотография двух девушек на фоне этого кабинета. Пожалуй, если бы она обратила на нее внимание, то у Дейзи посидели бы волосы. Вообще, сложно было сказать, что она почувствовала, увидев бы себя и Хилл в одежде детективов на фотографии в вымышленном городе. Но, Дейзи благополучно проходит мимо фотографии скользя взглядом по предметам, полкам и подходит к одному из двух столов, стоящих друг на против друга.

-Что? - она не поднимая взгляд от стола, аккуратно смотря и трогая предметы на нем, откликается на голос Уорда, не придавай значение даже тому, как он звучит.
В этом кабинете определенно никого не было как минимум месяца три, а то и больше. Плотный слой пыли был по всюду. Дейзи осторожно выдвигает ящик, но поднимает голову и смотрит на Уорда, который позвал ее еще раз и с вопросом в глазах смотрит на него и на фотографию в его руках. Судя по его выражению лица, он вообще слабо понимает, что происходит и где они.
Скай медленно обходит стол обратно и подходит к мужчине, беря из его рук фотку и проводя по стеклу рукой, убирая пыль. Она смотрит несколько секунд на фотографию и непроизвольно роняет ее на пол, отступая на несколько шагов назад, нервно проводя рукой по волосам.
-Бред какой-то, это..что за... - она проводит рукой по лицу, посмотрев на Уорда, а потом снова отводит взгляд, пытаясь собраться с мыслями. Этого просто не может быть. Это какое-то дурацкое совпадение. Осознание того, что Кобик могла в созданной реальности закрепить образы тех, кого видела во время эксперимента - приходят не сразу.
-Я хочу убраться от сюда к чертовой матери, как можно скорее, - Скай делает несколько шагов к двери, но останавливается, слыша за ней мультяшные голоса, правда они вызывают больше не радость, а настороженность.

Отредактировано Daisy Johnson (2017-10-14 17:30:53)

+2

12

Отстраненность начинает давать трещину, позволяя колючему осознанию заполнять разум. Для него это оказывается несколько тяжелее, чем он думал. Всегда. Везде. Он всегда был уверен, что сумеет надежно спрятать эмоции даже от самого себя. Но сегодня эта уверенность пошатывается раз за разом. Такое чувство, точно она падает в бездонную яму. Такого не случалось довольно продолжительное время – с того самого дня, когда Гарретт бросил его одного в лесу. Или когда Скай узнала о том, кто он… Сейчас мир стал чрезмерно странным, и выживать становится сложнее. Впрочем, это ничего не значит. Все, что он берег, он и погубил. Все, что теперь от него нужно, не погубить Скай, отчаянно стараясь сохранять свою жизнь.
Постоянно требуется подстраиваться. Проверять, куда приведет каждое твое действие. Вычислять все возможные последствия. Все это необходимо.
Необходимо для того, чтобы просыпаться утром, вспоминать о том, что было, и о том, что еще должно произойти. Лавировать среди бесчисленных интриг и продолжать вести свою собственную игру.
Уорд почти не беспокоится из-за этого – он почти не сомневается, что у вселенной свои планы на то, как подкинуть на его путь как можно больше неприятностей и возможностей сделать неправильный выбор снова и снова. Он не погибнет, пока не пройдет весь этот путь и не прочувствует на своей шкуре всю силу своего, уже родного и ненавистного, везения. Если бы взглянуть на это со стороны, он бы повеселился – это должно выглядеть как добротная комедия голливудского производства.
- Верно, нужно переодеться. Люди неприязненно реагируют на… других, - ставит едва различимый акцент на последнем слове, вспоминая о том, что происходит в родном мире в гораздо больших масштабах.
Мультаун – странный город. Но еще больше он поражается тому, что он работает сейчас со Скай. Да, это ненадолго. Временно, и, быть может, уже завтра, от этого останутся одни лишь воспоминаниях Но это будут однозначно приятные воспоминания.
Уорд особенно напрягается, когда они заходят в старое, но крепкое здание. Окружающая обстановка быстро тонет в темноте. Здесь царит странная, но знакомая тишина – тишина, прятавшая в своей утробе врагов. Или же он нагнетает. Поддается своей день ото дня нарастающей паранойе. Здесь – детективное агентство – ничего больше. И все, что от него требуется, это спокойно стоять неподалеку, мотать на ус, запоминая все, что он услышит, а затем, из всей полученной информации, делать выводы и строить план по возвращению домой. Он смотрит на Скай, которая быстро осматривает кабинет – дверь не была заперта, и они вошли беспрепятственно – и это особенно напрягает, еще больше усиливает настороженность. Фотография заинтересовывает его – сильно.
Он изучает фотографию, затем берет ее в руки, точно громом пораженный – и старательно пытается понять, что это значит. Это Скай. И Мария Хилл. Уорд окликает Скай. Он вряд ли спутал бы их с кем-либо другим, но чем больше он смотрит на фото, покрытое пылью, тем больше начинает верить, что это какой-то странный, а в чьем-то представлении, возможно, забавный эксперимент. Он так не скажет. В этом нет ничего веселого. Это все слишком даже для него, вроде бы привыкшем к странностям и неожиданностям.
Скай в это время осматривает кабинет, но он зовет ее еще раз и показывает фотографию. И через несколько мгновений та падает на пол, с грохотом разбивается хрупкое стекло, а он выдыхает, отворачиваясь и делая по помещению несколько шагов. Все оставшиеся мысли в голове моментально вылетают в никуда, оставляя его продолжать задавать вопросы – снова и снова. Это невероятно и сводит с ума. Недостаточно мультяшек, так вот теперь еще один сюрприз, который сравним с бадьей ледяной воды поутру. Непередаваемое чувство замешательства и недоумения.
Он внимательно смотрит на Скай, когда она говорит, что хочет отсюда уйти, и не может с ней не согласиться – она права. Здесь никого не было очень долго, и это видно невооруженным взглядом. Не нужно быть гением, чтобы гадать, что можно ожидать неприятностей, если остаться здесь еще на некоторое время. Для того чтобы влипнуть в историю, им может хватить с лихвой и того, что они побывали здесь.
Едва Скай делает шаг к двери, он поворачивается, собираясь выйти вслед за ней, уже чуть ли не всерьез жалея о том, что полез сюда, как снаружи доносятся голоса. Неприятные, визгливые, отчасти – или это ему лишь кажется? – злобные.
- Это еще кто? – он морщится, глядя на дверь, и не замечает того, как его рука сама собой тянется к пистолету, спрятанному под курткой, но он тут же ее отдергивает – сражаться с нарисованными мультипликационными персонажами? Еще чего.
Дверь распахивается, являя им “чудесное зрелище” – пятерых хорьков, больше похожих на такс на задних лапах. Уорд кривится, рассматривая их в непосредственной близости, и его внимание привлекают револьверы. Так, и он считал немногим раньше, что мультяшки добрые, безобидные, пусть и очень странные? Вот оно – неопровержимое доказательство обратного. И ему даже не нужно ждать того, что они скажут, что понять, что их намерения ничуть не дружелюбны – глядя в эти злобные глазки-бусинки иного ждать чересчур наивно.
С мультяшками ему еще не приходилось драться, и ему даже не хочется представлять, что будет, когда начнется заварушка.
- И так, кто у нас здесь?
- Это смахивает на очень плохую комедию, - проговаривает Уорд, обращаясь к Скай и не сводя глаз с замерших на одном месте мультяшек.

+2

13

Сердце стучит непозволительно быстро. Быстрее, чем у обычного человека. Намного быстрее, чем обычный ритм Нелюдя. О да, даже в этом Вселенная постаралась - Скай даже не человек. Узнав об этом, Дейзи тогда разнесла лампу, а Фитц соврал, прикрывая ее. Но, это другая история. Сейчас, Скай чувствует, как ее сердце готово делать сальто, а душа медленно уходит в пятки под сопровождающий аккомпанемент повышенного адреналина. Она и Хилл. Довольно улыбающиеся на фотографии в этом кабинете. Это ИХ кабинет. Они тут работали. Теперь, табличка на столе "детектив Д. Джонсон" приняла совсем другой оборот. Скай даже не придала значению. Ну, сколько в мире, тем более вымышленном, может быть таких "Джонсон". Но сейчас. Это все было похоже на какую-то ужасную шутку. Но нет, сомнений не было. На фото была она и Мария. С учетом, что ее отношения с Хилл были не самые радужные, было вообще странно видеть обоих на одном фото. Тем более тут, в Мультауне.
-Это бред какой-то, - негромко произносит девушка, бросая взгляд на разбитое фото на полу, - этого просто не может быть, - она мотает головой, смотря на Уорда и ища в нем...поддержку? Серьезно, Скай сейчас готова была найти поддержку у Уорда? Это точно странное место, от куда надо делать ноги.

-Так, так, так, - пятерня хорьков протиснулись в помещение, чуть ли не окружая полукругом Скай и Уорда в кабинете, - кто тут у нас? Не иначе малышка детектив Джонсон вернулась в город? - один из хорьков подошел к Скай, словно обнюхивая ее, сверля взглядом, и переводя его на Уорда, - нашла себе напарника вместо покойной Хилл? Не дурно, - остальные хорьки смотрели очевидно на своего главу, который стоял около Скай, - рассосались по помещению, ищите Роджера, а ты, - он достал револьвер и поигрался им на уровне лица Скай, - скажи-ка, почему так странно одета и не видела ли ты кролика, - хорек испепеляюще, чуть ли не влипая в лицо девушки, уставился ей в глаза, от чего Скай даже пришлось его чуть отпихнуть от себя и осознать, что видимо, придется сыграть роль местного детектива. Ибо мультяшки мультяшками, а вот револьверы у этих хорьков были самые настоящие.

-На твои похороны собиралась, - съязвила Скай, - Во-первых, отойди, я тебе не витрина, что бы ко мне липнуть, - девушка ткнула хорька в грудь. Ощущение было странным. Он был не из воздуха, вполне осязаем и даже твердым. Как человек, только мультяшка, - во-вторых, какой кролик? В- третьих, какого черта ты врываешься ко мне в кабинет? - Дейзи сложила руки на груди. Это все было похоже на какую-то ломанную комедию девяностых годов, а еще больше, на кошмарный сон, - Уорд, мне кажется, достопочтенные гости не знают правил приличия, как думаешь?

-Эй, ты чего выделываешься? У нас приказ судьи искать Роджера. Сказали, что его видели на этой улице, - хорек злобно посмотрел на Уорда, а следом на Скай, - а вы с Хилл первые, кто броситься защищать мультяшек, так где он, детектив Джонсон? Судья ясно выразился, что нахрен засудит каждого, кто ему помогет, - хорек отошел от девушки, осматривая помещение.
-Слушай, - Скай вздохнула, - тут нет никакого кролика, хочешь, можешь осмотреть каждый угол, но, мой тебе совет - вали от сюда, пока я не надрала тебе твои нарисованные уши, - Дейзи посмотрела на мультяшку и глубоко вздохнула. Когда они выберутся от сюда, она знатно напьется.

Хорек сверлил ее и Уорда еще несколько минут, после чего развернулся к двери, - валим парни, а ты, - он повернулся к девушки, - увидишь кролика, сообщи судье, - он достал сигару и прикурив, выдохнул дым девушки в лицо и вместе со своей оравой вышел из помещения, а Дейзи просто устало опустилась на пол.
-Это дурдом какой-то. Мне нужно выпить. Даже Фьюри напару с Хилл и их проектами - просто благодать по сравнению с этим место, - Дейзи обхватила коленки руками, - невероятно. Хорьки с револьвером.

Отредактировано Daisy Johnson (2017-10-15 01:51:54)

+2

14

В жизни бывает много удивительных вещей, и Уорд абсолютно согласен с этим утверждением. За все годы работы агентом и шпионом он успел насмотреться на разное, и готов уверенно сказать, что мало что может удивить его, поразить воображение, напугать, испытать шок. Сегодняшний день прямое опровержение всего этого. Есть, и он как раз находится в мире, который прямо сейчас заставляет его задаваться вопросами – бесчисленными вопросами, на которые ответы, скорее всего, искать пустая затея. Ведь, рано или поздно, все это закончится, и у него всего лишь останутся воспоминания об этом месте, чем бы оно ни было, что бы это ни был за мир, и он, и Скай вернутся обратно в свою родную реальность, в которой мультяшки существуют лишь на экранах телевизоров.
Час назад он начинал считать, что и правда едет крышей. Час назад он не контактировал ни с одним из мультяшек. Час назад он только начинал бродить по городу и смотреть во все глаза на ярких, разноцветных его жителей. А теперь…
Все путается, перемешивается, и он вновь начинает гадать, кто за всем этим стоит. Чьи это проделки? Если бы это был эксперимент, то все это являлось бы целиком и полностью чудной работой его собственного подсознания. Но это не так. Скай настоящая – он видит это, и верит, что так и есть. Сомнений быть не может – этот мир – порождение чего-то другого, странного и неподвластного пониманию.
Пятерка хорьков.
Нарисованных хорьков.
С револьверами.
Что еще может выглядеть страннее и нелепее?
Уорд изучает их, а затем отталкивает от себя одного из хорьков и даже хочет оттащить от Скай главаря, который с ходу начинает задавать вопросы о кролике и об ее странной одежде, но она успешно справляется с этим сама. И все же он весь подбирается, не сводя глаз с револьверов и пристально наблюдая за их движениями – если они захотят напасть, то он хочет быть к этому готов.
Значит, местная Хилл погибла. И тогда куда же исчезла местная Дейзи Джонсон? Он усмехается, когда ловит изучающий взгляд вожака этой крайне странной ватаги, а затем скрещивает руки на груди. И пока Скай ставит на место навязчивого и наглого хорька, он переступает с ноги на ногу, начиная думать, что схватиться за пистолет было бы неплохой идеей. Но, так или иначе, здравый смысл подсказывает ему, что палить в мультяшек будет той еще глупостью – это может их не убить, а лишь задержать, и если учесть то, что на звуки выстрелов примчатся полицейские, то это становится вдвойне плохой идеей.
- Можем попробовать их обучить правилам этикета. Или проучить. Это будет даже весело, - проговаривает, слегка улыбаясь, при этом в голове просчитывая все возможные пути исхода этого разговора.
Уорд даже делает шаг, заставив ораву хорьков слегка всполошиться, но тут же обращает внимание на главного, говорящего, что им необходимо найти кролика. Кролика. Он не завидует этому кролику – быть схваченным этой шайкой бандитов-хорьков такое унижение. Ему даже знать не хочется, чем провинился тот кролик, и уж тем более не хочет ввязываться во все, но ему начинает казаться, что с этими хорьками они еще встретятся. Не совсем то, чего ему хочется, но если чему он и научился за свою жизнь, так это тому, что редко кто получает то, чего ему больше всего на свете хочется. Это заповедь, правило, закон, свято исполняемый вселенской подлостью.
Когда они уходят, он даже вздыхает с облегчением, а после осматривает воцарившийся в кабинете беспорядок, который оставили хорьки, переворошив все сверху донизу. Морщится – ощутимый дым от сигары все еще остается в воздухе. Отвратнее мультяшек быть уже не может, это точно.
- Все будет в порядке. Хорошо? Мы выберемся отсюда, оставшись в здравом рассудке. Но если ты и правда хочешь выпить, то есть один бар, где подают вполне неплохое виски, - произносит, опускаясь на одно колено, пытается ее приободрить, но при этом не прикасается, опасаясь того, что она отреагирует на это отрицательно. – Кто бы знал, что у нас едва не случилась стычка с мультяшными хорьками, вооруженными револьверами, - слабо улыбается, все еще переваривая произошедшее – да, все это даже для него чересчур.
Он привык к опасностям – к реальным опасностям. Привык видеть, как погибают люди, и убивал сам. Привык находиться на передовой, постоянно рискуя своей жизнью. Однако все, что потребовалось для того, чтобы выбить его из колеи, это мультяшки. Обычные, диснеевские, нарисованные, но ничуть не менее реальные.
И он даже не представляет то, каково сейчас приходится Скай. На этой фотографии, что валяется недалеко на полу, она и Мария Хилл. В это вообще возможно поверить? Даже он пытается не задумываться об этом слишком сильно, чтобы не свихнуться окончательно.
- Наверное, нам нужно и в самом деле выпить. А затем, чтобы выбраться отсюда, попробовать разыскать этого кролика – может он и есть наш ключ к возвращению в наш мир? Кто знает. Мне кажется, что в этом мире невозможного нет, - прикрывает глаза, пытаясь понять – это правда его слова звучат настолько бредово или же он в самом деле предлагает начать поиски кролика? Он задумчиво хмыкает своему же вопросу и пожимает плечами. – Звучит как плохой план, но пока другого нет.

+2

15

Дейзи проводит ладонями по лицу, словно пытаясь снять паутину усталости. А еще хотелось бы вытащить из себя чувство, что это как-то цирк. Она была готова ко всему, абсолютно. Она даже предполагает, что в какой-то Вселенной, Гидра у власти, а они с Уордом вполне себе счастливая пара, или где-то есть Вселенная, где вообще нет Щ.И.Т.а например, да и вообще, она была готова поверить во все, но только не в ту версию мира, где ей угрожают рисованные хорьки с револьверами, а она и Хилл, с которой у нее не лучшие отношения, в этой вселенной детективы и защищают мультяшек. Нет. Это слишком даже для нее. Чрезмерно слишком.
-Да, выпить надо. Я не готова сегодня к попыткам выбраться от сюда, - она посмотрела на Уорда, - все равно уже вечер, а пока мы одеты так, не уверена, что нам стоит сильно светиться.

Она встает с пола и еще раз осмотревшись по сторонам, качает головой. Пожалуй этот день смело можно ставить на полку под названием " день, который побил все рекорды", как по абсурдности, так и по неожиданным событиям. Хуже уже точно быть не может. Знала бы Дейзи, как она ошибается, думая так.
То, что они встретят этих хорьков еще раз, у Скай не было сомнения, впрочем, судя по Уорду, у него тоже.
-Не исключаю возможность того, что кролик ключ к выходу, хоть я и не в восторге носится по этому городу в поисках рисованного кролика. Но, ладно. Давай для начала найдем одежду, потом бар, потом попробуем поспать и утром начнем поиски, - Дейзи еще раз посмотрела на Уорда, - нормальный план, когда у нас они были хорошими, - она пожимает плечами следом, - начиная от моего появление в Щ.И.Т.е. Это тоже был плохой план.

Скай проходит к гардеробу, и на свою радость находит там одежду своего размера. Ну, это уже не сильно удивляет, раз уж это ее кабинет. А вот наличие рядом одежды размером гораздо больше - удивляет. В кармане обнаруживаются документы, на фотографии неизвестный мужчина.
-Ну хоть так, хотя, если бы тут была фотка Колсона, я бы уже вряд ли удивилась, - Скай бросает документы в сторону стола и протягивает одежду Уорду, по-моему тебе подойдет по размеру, - она снимает с вешалки явно один из комплектов одежды принадлежащих ее прототипу в этом мире.
-Как думаешь, где местная Джонс? - отзывает девушка из второй комнаты, где судя по всему была спальня детективов. Зачем бы еще тут стояло две кровати, - может, стоит найти ее? Хотя нет, та с ума сойдет увидев саму себя, - Скай вышла обратно, уже переодевшаяся. Стоит отметить, одежда этого времени была весьма удобна, - а тебе идет, детектив Уорд, - Скай чуть улыбается, оглядывая Гранта в новой одежде. Пожалуй, ему не хватало только сигареты в зубах и все, смело можно принять за крутого детектива из восьмидесятых, - ладно, напарник, - Скай хлопнула Уорда по плечу. Нет, это место определенно влияло на нее каким-то странным образом, - веди в свой бар, где неплохое виски. Хотя, когда виски "оно", это не виски, - она еще раз улыбнулась, и направилась к двери.

На улице уже опустились сумерки, но несмотря на серость города, встречающиеся им по дороге мультяшки и правда приносили радость. Словно маленькие пятна радости и света. Скай, при встрече с каждой мультяшкой, невольно вспоминала мультики, и внутри появлялась радость и спокойствие. Казалось, что они заражают позитивом. Разумеется, если это конечно не хорьки с револьвером, курящие тебе в лицо.
Подумать только. Она вполне спокойно шла рядом с Уордом, они даже болтали, а не пытались убить друг друга. Впрочем, Уорд никогда и не пытался убить Дейзи. И когда они выберутся от сюда, все снова встанет на свои круги, но вот...Скай уже не могла точно сказать, как будет относится к Гранту дальше. Все становилось только сложнее и сложнее. Все больше она путалась сама в себе, в отношении почти всего, что было в ее жизни. ПОжалуй, ей нужен был отпуск, что бы разобраться во всем. НО какой отпуск, когда Кобик сбежала, Мстители распались, общественность едва терпит появление Щ.И.Т. вновь, а личные проблемы и переживая - это вообще дремучий лес.

+2

16

Значит – это необходимо. Стать на некоторое время частью этого мира – безумного мира – и попытаться разобраться во всем. Значит – это только и способно вытащить их из этого мира, в котором они оба оказались совершенно случайно, по желанию прихотливой судьбы, решившей поиграть и пошутить. Уорд прикрывает глаза, моментально собираясь со своими мыслями, а затем осматривает одежду, в которую ему придется нарядиться, чтобы стать похожим на людей из 80-х годов, чтобы стать одним из них, чтобы не вызывать лишних подозрений. Со стороны должно быть все это выглядит крайне безумно – по крайней мере, для него все именно так – он не знает, что это за мир, что тут происходит, что нужно вообще здесь делать.
Значит – теперь он детектив. И должен расследовать что-то, в чем замешан нарисованный кролик. Что же. Если минуты назад он считал, что опасного в этом мире для него почти ничего нет, то сейчас ситуация резко меняется. И он понимает, что здесь – опасно. Да, это иная реальность. Да, здесь нет всего того хаоса и безумия, что творится в той, откуда они прибыли. Да, тут все иначе и все живет абсолютно по другим законам. Но опасность присутствует. Отрицать это будет крайне глупой затеей.
Уорд задумывается над словами Дейзи о том, что ее приход в Щ.И.Т. был плохим планом. Возможно, она права. Если бы она ушла сразу после того, как решили проблему с парнем, решившем поиграть в супергероя, но являвшемся при этом живой бомбой замедленного действия, то она бы никогда не испытала всех тех бед. Она, быть может, и не узнала бы правду о своей семье, но зато оставалась бы в безопасности, никогда не поняла бы то, каким горьким бывает предательство. Но в этом уже его вина, и самая главная проблема в том, что за это, за то, что он сделал с ней, он может отвечать лишь перед самим собой, молчаливо укоряя себя каждый раз, когда память язвительно и холодно напоминает ему о том, кто он такой. Да – она права. Это был плохой план.
У них всегда были плохие планы. Или же хорошие, но шедшие по кривой так, как только это было возможно.
- Четыре года. Почти ровно четыре, - произносит он тихо и задумчиво, вспоминая, что практически ровно четыре года назад он по приказу Гарретта внедрился в команду агента Колсона.
Невероятно.
Прошло столько времени. Кажется, что прошла вечность, или же, наоборот, всего-то ничего времени. Столько всего случилось. Столько всего они – каждый из них – пережил. И плохое, и хорошее. И ему кажется, что плохого было в избытке, и удивительно, как они еще стоят на ногах, выдерживая все новые и новые удары. И все же они стоят. Выживают, наперекор всему.
Он надеется на то, что их план по спасению нарисованного кролика себя оправдает, что он будет стоить всех потраченных на него нервов и удивления. Черт. Наверное, он так и не прекратит поражаться всему вокруг, пока они не выберутся отсюда.
И когда это произойдет, все это останется лишь в воспоминаниях. Странно. Необычно. С одной стороны этого не хочется, но с другой у него нет никакого выбора. Он все понимает. Понимает и то, как ей тяжело. Поэтому он старается не докучать, однако ее слова о том, что ему идет старомодная одежда заставляют его улыбнуться и слегка засмеяться. Костюм был впору, но все же он не особенно желал расставаться с удобной современной. Однако делать было нечего. Им нужно это. Иначе просто никак. А ходить по улицам города, привлекая к себе всеобщее внимание, наиболее худший план.
Но окончательно он удивляется именно тому, что Скай хлопает его по плечу – определенно, это было для него чересчур странно. Ей нужно бы наставлять на него пистолет, а не относиться дружелюбно, общаться, точно он является другом, точно никогда никого не предавал. Но он не произносит ни слова, тихо хмыкая, и следует за ней. Либо это место действует подобным образом, либо что-то еще.
- Бар в той стороне, если я правильно запомнил дорогу, конечно, - да, все правильно – с памятью у него никогда не было проблем, и сейчас она так же ясна, несмотря на встречу с различными мультяшками, а особенно с хорьками.
Дорога не занимает у них долгое время, или же он просто этого не замечает за спокойной беседой. Он все бы отдал за то, чтобы все по возвращении так и оставалось, но он не наивен и не доверчив, как ребенок, чтобы поверить в то, что будет все легко и просто. Он знает, что все вернется на свои места, точно ничего и не было. И с этим ничего не поделать.
Уорд останавливается, указывая на заведение, и первым заходит внутрь, привлекая к себе внимание уже знакомого бармена.
- О, вернулись, сэр! И привели себя в порядок, я вижу – неплохо, - тот посмеивается, сразу же доставая пару стаканов и бутылку. – Детектив Джонсон! Что привело вас в мое скромное заведение?
Тому, что бармен знаком с Дейзи, Уорд не удивляется, а занимает место, доставая деньги. Следовало этого ожидать, раз в этом мире у нее имеется – или имелся – двойник. Интересно, у него такой имеется? Он даже не хочет думать об этом и просто отмахивается от этих мыслей и вопросов.
- Нам самого лучшего виски, - день выдался сложным, и им действительно нужно успокоиться, пусть даже таким способом, и перестать думать о том, какое сумасшествие – весь этот мир. – Вот увидишь. Спиртное должно привести все мысли в порядок, а это стоит утреннего похмелья. Я уверен.

+1

17

-Да, целых четыре года, или всего...четыре года одной и той же жизни, где хорошие борются с плохими, плохие с хорошими, а обычные люди умирают по вине обоих сторон, прекрасные четыре года, которые я обязательно добавлю в свое резюме на следующую работу, - с долей сарказма ухмыльнулась Дейзи, - как думаешь, Колсон даст рекомендации? - уже более весело отшучивается девушка, стараясь не думать о том, что эти четыре года только по началу были хорошими, начиная от ее прихода и помощи Колсона с ее родителями, и заканчивая ее становлением агентом, в большей своей части, все эти года были пронизаны болью, горечью, злостью, ненавистью и кучей других негативных эмоций и событий.
И дело даже не в предательстве Уорда, хоть это и занимает львиную долю боли, но, не только он принес ей горечь утраты и страдания. Ведь ее даже предала родная мать, которой Скай верила на порядок больше, чем Уорду, та, которую она искала всю жизнь и так была рада найти. Это было куда больнее. И каждое событие, в очередной раз било по сознанию и нервам, сжимая все внутри и руша только-только восстанавливающиеся стены защиты внутри на мелкие осколки вновь и вновь.
Итак было постоянно. Дейзи даже уже не ждала того дня, когда это все закончится, четко осознавая, что закончится это для нее только с приходом смерти. И сейчас, она даже была в какой-то степени рада оказаться здесь, вдали от всего, что видела каждый день. В Мультауне все было по-другому. Нет, здесь тоже было опасно, но не было ни технологий читаури, которые до сих пор всплывали и несли разрушения, ни Мстителей, разделившихся на две стороны, ни всех этих богов, ни Гидры, ну, если не считать Уорда конечно. Не было всего того, что было все эти четыре года. А была возможность хоть немного чувствовать внутри что-то другое. Другие эмоции, более приятные и спокойные. И это нравилось Скай, но в тоже время пугало. Ее очень пугало то, как она воспринимает здесь Гранта. Это было странно и невозможно для понимания, но это было. И что будет, когда они выберутся...Скай старалась не думать. Ей точно хватает проблем "на той стороне", за чередой которых она просто постарается не думать о своем отношении к Гранту Уорду и о том, что они бок о бок выживали и искали выход. По-крайней мере Скай думает так сейчас. А точнее не думает. Ей и не хочется думать о том, что будет после, или что было до. Даже, не хочет разбираться в том, что сейчас происходит внутри нее и почему. От внутреннего самокопания и самоанализа, лично ее, Дейзи Джонсон, тошнит хуже, чем женщину при беременности.

Сейчас они просто идут рядом, о чем-то болтают, словно не было всего этого кошмара, словно, Грант Уорд все тот же агент Щ.И.Т.а, с которым она работает бок о бок. И не важно, что Скай все помнит, сейчас, в этот холодный осенний вечер в вымышленном городе, они вполне могут спокойно идти рядом и не терзать себя внутри событиями прошлого. Ну, Скай по-крайней мере.
-Уверена, я точно просила называть меня по имени, - Скай улыбается бармену, думая о том, что точно не привыкнет к тому, что ее тут знают, оставалось надеяться, что ее двойник не нарисуется. Иначе это добавит знатных проблем, - да вот, решила выпить с другом, - девушка еще раз хлопает Уорда по плечу, определенно стараясь вжиться в роль местного детектива, хотя понятия не имеет, как "местная" Дейзи себя обычно ведет. Но, судя по той фотографии, они определенно с Хилл были жизнерадостные.
-Ооо, да вы в хорошем настроение, давно не видел на вашем лице улыбку, с тех пор, как Мария..., - бармен резко замолчал, судя по всему осознав, что начал не ту тему, - прошу прощения.
-Ох, все в порядке, надо двигаться дальше, ведь так? Мир меняется, что поделать, - она кивает бармену, пока тот ставит два стакана с виски, - я думаю, бутылку можно оставить, - Скай чуть улыбается, переводя взгляд на Уорда, - одни стаканом тут не обойдется, да, напарник? - она подмигивает Уорду и залпом осушает стакан, налитый на " два пальца". Ну, за что можно сказать спасибо этим четырем годам - она научилась пить. Судя по удивленному выражению Гранта, это способность в Скай он явно не ожидал увидеть.
-Слушай, а ты давно видел кролика? - Скай смотрит на бармена, кивая на его немой вопрос относительно обновления стакана.
-Роджера-то? Да давненько, с пару дней как. Тут хорьки его искали, у судьи ордер на его арест. Поговаривают, будто он завалил кого-то, - голос бармена становится тише и тот наклоняется к Уорду и Скай, - скинул на бедолагу рояль, - бармен качает головой и тяжело вздыхает, - быть может, он у своей жены, но я не знаю, детектив, а что?
-Да так, просто, - Скай отмахнулась, - просто услышала пару слухов, думала вдруг что знаешь, - она улыбнулась, - мы за стол пересядем, спасибо, - Скай взяла бутылку и свой стакан, - пойдем?

Сев за столик в углу зала, в легком полумраке, Скай тяжело выдохнула и откинулась на спинку дивана, смотря на Уорда.
-Что? Подумаешь, пить научилась, - хмыкнула девушка, чувствуя, как первая порция уже теплом разлилась по телу, согревая чуть подмерзшие на улице пальцы рук, - мне кажется после сегодня, тебя уже ничего не должно удивлять.

Отредактировано Daisy Johnson (2017-10-16 03:52:21)

+2

18

Четыре года. Которые проносятся перед внутренним взором скоростной очередью из мрачных сцен, болезненных чувств, сотен эмоции. Которые отпечатываются в памяти каждый день, не оставляя возможности, шанса на избавление. Которые все твердят и твердят о том, что ему следует забыть о том, чтобы стать нормальным человеком. Подобную возможность у него отобрали, а его попытались сломать, нанося удары снова и снова. Все, что он делал, оказалось бичом для всех прочих – для всех, кто окружал его, кто знал его, кто считал его своим другом. Хотелось бы сказать, что он не жалеет о чем бы то ни было, и ведь это так и есть – просто есть только один человек, который заставляет его чувствовать себя человечнее, живее. И он за это благодарен.
Благодарен за то, что у него хоть что-то есть – поломанные, но дорогие сердцу осколки того, что он сломал. Этого ему будет достаточно. Достаточно, чтобы не желать сдаваться. И это, надо сказать, звучит довольно забавно – он никогда не желал сдаваться, всегда боролся, всегда шел куда-то вперед, не позволяя себе думать о поражениях. Он всегда сражался в первую очередь за себя, за свою жизнь, и, быть может, только это и является причиной того, что он остается в живых. И быть может, это являлось изначально непоправимой ошибкой, которую теперь уже никак не поправить.
Все, как есть, так и останется.
Четыре года. Ему не хочется о них думать, но он улыбается в ответ на шутку Скай и ничего не произносит. Ему нечего сказать на это. Ведь сейчас – в их мире – продолжает происходить то же самое, и его все устраивает только из-за того, что его редко кто трогает. Но это только до поры. И он не знает, как все изменится. Наверное, он боится этого, а потому глубоко подавляет все свои страхи. Но здесь… в этом мире все вылезает наружу, всплывает, точно со дна реки, и не позволяет закатить глаза и вновь окунуться в свои дела. И здесь эти четыре года становятся намного болезненнее, нежели дома. Кто бы мог подумать – простой мир, переполненный мультяшек, начинает причинять ему боль, заставляя его вспоминать о том, кто он. Непривычно. Странно. И он не знает, как все это можно описать словами, но знает то, что это в скором времени станет чрезмерно невыносимо.
Уорд наблюдает за Дейзи и барменом, очевидно, принявшем ее за ту местную Дейзи Джонсон. И только сейчас понимает, насколько она изменилась. Она научилась пить. В ответ на что, он только хмыкает, осушая свой стакан так же, залпом, и слушает разговор, не вмешиваясь. Запоминает все, что им нужно о кролике – хотя бы имя им уже известно, и то, что тот предположительно сделал. Он слегка прикрывает глаза, гадая о том, почему именно они оказываются в этом мире, и почему именно им придется гоняться за нарисованным зайцем. Ответа не будет, и он просто кивает Дейзи, соглашаясь пересесть за столик.
Он усмехается, когда слышит ее слова, едва они рассаживаются в дальнем углу этого заведения. Все они меняются, и ему просто необходимо понять это, понять то, насколько это правдиво.
- Хочется верить в то, что меня уже ничто не удивит. Но этот мир странный и… непонятный, - последнее слово он произносит, чуть ли выдавливая его из себя, а затем наливает себе виски и выпивает все, силясь выкинуть из головы бесконечный самоанализ. – Кажется, что он лучше, чем тот, откуда мы, но… он пугает, путает, - устало прикрывает глаза, обращая внимание на прибывших.
И он тут же замолкает, понимая, что говорит больше, чем того хочет. Его слова никому не нужны, и они должны звучать лишь в его голове – там, где их никто не услышит. Только он. Всегда только он. Так и будет всегда, так и останется. И нечего бередить старые раны, вспоминать о том, что уже не вернуть, и думать о том, как этот мир влияет на него, на них. Ведь Скай никогда не стала бы вести себя так, как ведет себя сейчас. Она не стала бы разговаривать с ним и точно не пожелала бы работать бок о бок, тем самым, в какой-то мере, доверившись ему. Это все очень странно, и поневоле вызывает ощущение нереальности происходящего.
- Значит, имя кролика – Роджер? Кто додумался дать кролику такое имя? Ничуть не похоже на кроличье имя, как по мне. Как считаешь? – переводит тему, начиная говорить о кролике – просто так легче, ведь если и сходить с ума, то продолжая держать своих внутренних демонов внутри себя на привязи несмотря ни на что. – В любом случае, я надеюсь, что весь этот бедлам нам поможет, и мы сможем вырваться отсюда.
Вырваться. Этот мир завлекает, притягивает – он не настоящий, и здесь большинство проблем из реальной жизни запросто могут исчезнуть. Именно поэтому он не хочет задерживаться здесь на слишком долгое время. Здесь хорошо, даже слишком. Здесь он общается со Скай, как будто они старые друзья, а не враги. Но здесь он может просто и легко потерять самого себя. Снова. И кем он на этот раз станет? Однозначно, хуже уже не станет, но этого ему не хочется проверять.
- Как ты думаешь, этот мир… он реален? – вопрос, без всякого подвоха, и все, что он хочет, так это знать о том, насколько все это по-настоящему.

+1

19

Она видит, как Уорду не привычно тут находиться. Как все это сложно дается для понимания. Что же. Она его прекрасно понимает. Еще утром она даже не могла представить, что будет вечером сидеть в баре, с мальтяшками на перевес,пить, и пытаться понять, как выбраться и почему тут она детектив местный, которого судя по всему знают многие. А еще интересно, что случилось с Хилл. Здесь, в этом мире. Сложно здесь, в этом мире. Сложно, потому что все путается. Все меняется. Здесь нет большей части того, что есть в ее мире. Здесь нет почти ничего из проблем ее жизни. Здесь...здесь она могла бы начать новую жизнь. Намного спокойнее и лучше. Ей казалось, что тут вообще сложно жить с негативными эмоциями, что здесь можно исправить все, что можно вылечить израненную душу. Ведь здесь...здесь она не ненавидит Уорда, здесь они могут спокойно быть рядом друг с другом, помогать и работать. Здесь, в этом чертовом месте, все то, что он сделал, почему -то выглядит не так ужасно, как в реальном мире. И это пугает. В какой-то степени ломает и заставляет желать остаться в этом мире.

-Не знаю, - она наливает еще стакан, - больше пирату подходит, - Скай чуть улыбается. Она благодарна Уорду, что он сменил тему и вытащил ее из мыслей. Да. Она признает то, что благодарна Уорду. Это даже в ее голове звучит настолько не привчно, что ей приходится сделать еще глоток, но в итоге выпивает снова залпом, чуть поморщившись, но уже через секунду чувствуя тепло по телу и все больше спокойствия, - ну, если не поможет, будет крутая история с кроликом, - она чуть усмехнулась, наливая еще виски.
Она смотри на Уорда, после его слов. Это странный вопрос, пожалуй, Скай не ожидала его услышать. Ей было сложно представить, что Грант чувствует тут. Ведь наверно, это место и на него действует так же, как на нее. Заставляет все переосмысливать. И наверно, Дейзи даже в какой-то момент понимает, что наверно здесь, рядом с ней, в относительном спокойствии в их взаимодействие - Уорду сложно и тяжело. В конце концов, он был агентом Щ.И.Т.а. Не притворялся, он был им. Он хотел им быть. Внутри Уорда точно было что-то хорошее, всегда. Что-то, что могло сделать его другим, если бы не Гарретт. Если бы не множество других вещей.
Она понимала его от части. Понимала, что он такой не потому что у него нет эмоций, а потому что он всегда чувствовал слишком много всего.

Скай непроизвольно кладет свою руку на кисть Уорда, заглядывая в его глаза.
-Уорд, я... - она делает паузу, - он...., - она тяжело выдыхает, - наверно да. В конце концов, если существует Асгард, то почему не может существовать Мультаун? - Скай отвела взгляд. Она понимает, почему он спрашивает, она бы тоже на его месте хотела бы знать, реально ли то место, где он ей не враг. Или враг, но все по другому. Но, тут он а даже себе не смогла бы сйчас ответить, кто он для нее - Грант Уорд. Как она относится к нему? Так ли все незыблемо в ее отношении к нему в том мире?
-Прости, - она убирает руку, замечая, с каким взглядом он смотрит на нее. Пожалуй, это будут весьма сложное время здесь.
-Уорд...я..., - она устало проводит рукой по лицу, - а, не важно, - следующий стакан виски отправляется внутрь. Что она ему скажет? Что сейчас все в порядке? А когда выберутся она опять будет готова убить его? А будет ли? Кто скажет сейчас, не останется ли это отношение к нему и после выхода из этой реальности. Все начинало путаться все сильнее, завязывать внутри в тугой узел из змей-чувств, которые шевелясь, заставлял адреналин стучать в висках и чувствовать, как внутри все сжимается, как где-то внутри появляется странное тянущее чувство неопределенности, сложности.

+2

20

Не так легко смотреть в глаза собственным страхам. Наблюдать за тем, как они вылезают один за другим, сбрасывая с себя оковы и с чувств, которые он так привык подавлять в реальном мире. Там все иначе. Есть он, и есть проблемы, которые он обязан решать ради собственного выживания, не оборачиваясь, не смотря на прошлое, не задавая себе лишних вопросов. Скай… или Дейзи – один человек, который способен вытащить его из скорлупы и заставить чувствовать. Это действует даже в том мире, но гораздо в меньших масштабах – там он знает, что назад пути нет, и что ничего не исправить, там он в курсе, что он всегда будет для нее врагом, и потому легче концентрироваться. А здесь… все путается, все мешается, и не понять, что произойдет в следующий момент, что делать, чтобы вновь попробовать оставить все, как есть.
С одной стороны, это ему не нравится, но с другой… Подсознание подсказывает робко о том, что в этом мире все могло бы быть иначе, но кто он такой, чтобы верить во что-то подобное. И он не знает, какой ответ ждет на свой вопрос. Он просто хочет знать, реален ли этот мир, реально ли все то, что он чувствует и ощущает прямо сейчас. Настоящее ли все это? Отчего все так, а не иначе? И почему?
Просто не будет. Это он уже понимает.
И весь этот страх, гнев, любовь, боль – все это выползает наружу, и он прикладывает все усилия, чтобы их сдержать. В реальном мире с этим было проще – они сидели в нем тихо, или же ему легче удавалось подчинять их своей воле, но здесь же на них нет управы. И поэтому он отчасти надеется на виски. Надеется, что оно поможет, а утром, когда у них получится найти кролика, он сможет забыть обо всем этом. Мультаун словно переиначивает все его мировоззрение, меняет в нем все, или же… или же просто всего лишь вытаскивает из него то, что и так в нем сидело, ожидая своего часа.
Уорд смотрит на Скай, чувствуя прикосновение ее руки к своей, и замирает, запоминая это. Память напоминает о том времени, когда он был агентом Щ.И.Т.а – как же тогда было все проще. Это место… этот Мультаун заставляет его задуматься над тем, был ли у него шанс не идти за Гарреттом, а остаться и сделать хоть что-то правильно. Он прикрывает глаза, устав от бесконечных размышлений.
Когда он получает ответ, то с некоторой надеждой смотрит на нее. Ее слова – подтверждение реальности всего происходящего. И еще хуже, еще сильнее то, что он понимает один факт – все, что он чувствует, все эти сомнения, вопросы, мысли – все это реальность. И он правда сомневается в себе. Правда осмысливает все, что творил раньше, делает сейчас. Правда задумывается о том, был ли у него выбор или же нет, или же Джон отобрал это все у него, а он просто не знал, как быть дальше без него. Это… болезненный процесс переосмысления, и он неимоверно выматывает, вытягивая все силы и энергию.
- Ничего, - произносит на ее “прости”, на самом деле получая необходимую долю покоя от этого. – Тут просто очень странно. В реальном мире все не так, правда? Не останавливаешься, времени для раздумий нет, и ты просто действуешь, а здесь… - он наливает себе еще виски и выпивает все, слабо улыбаясь своим же собственным словам.
Не хочется признаваться себе в том, что он задумывается о том, кто он такой на самом деле. И как на это отреагирует Скай? Не хочется гадать, ведь он примерно осознает то, какой именно станет ее реакция, или же он ошибается? В любом случае, проверять нельзя – рано или поздно все это закончится. А там все будет так же, как и раньше.
Она хочет что-то сказать, но когда ловит его вопросительный взгляд, тут же обрывается, перестает говорить. Да, и ей здесь сложно, тяжело. Особенно находиться рядом с предателем и врагом, который по воле случая оказался здесь, да еще и стал ее напарником в этом деле. Он может только представить это. И на ее месте, он бы точно не стал разговаривать с кем-то вроде себя самого. Но что она хотела сказать? Наверное, этого уже не узнать. И имеет ли он право на это? Вообще на что-то подобное?
- Извини. Я пытаюсь разобраться с тем, что этот мир собой представляет, и с тем, как он влияет, - с этим ему придется обождать – в родной реальности все станет проще и яснее. Он надеется на это. Или надеется на то, чтобы все так и осталось, на то, что у него сохранится эта человечность.
Вопросы. Уорд покачивает вновь наполненным стаканом виски.
- Наверное, нам придется заказать еще одну бутылку. В этой очень скоро только капли на донышке останутся, - легко улыбается, запихивая все накипевшее как можно дальше. – А завтра отправимся за этим Роджером с сильным похмельем. Надеюсь, он не станет испытывать наше терпение, а сразу расскажет, что да как. Представляю себе допрос с головной болью.
По крайней мере, у него не останется сил удивляться нарисованному кролику, и на то, чтобы совершать какие-либо глупые поступки. Хотя… с последним сложно. В этом мире у него вряд ли даже мысль придет о чем-то подобном.

+2

21

Когда все поменялось в этом мире настолько, что уже было тяжело отличить черное от белого? Когда все настолько встало с ног на голову, перепуталось в веренице событий. Этот мир сходил с ума, рушился и проваливался куда-то, куда даже Данте бы не сунулся, считая круги ада. Этот мир рушился с такой скоростью, что уже было невозможно угнаться, сложно было успевать носиться с лечебным скотчем и склеивать его трещины. Вряд ли хоть какие-то текущие или будущие действия смогут обратить то, что происходило. Казалось, что все действия работают по образу "дагеротипии" наоборот. Вместо зеркального отражения получается все только хуже и хуже. Все хорошие и добрые идеи - проваливаются. Каждое действие, направленное на помощь и защиту людям, тянет за собой череду разрушений, смертей и провалов. И если сейчас Щ.И.Т.у удалось стряхнуть с себя пыль подполья и хоть немного расправить плечи и вернуться в строй, это все казалось таким хрупким и уже, по факту, бесполезным. Агентство проигрывало. Если не по всем фронтам, то по многим. Но главная проблема Щ.И.Т.а спокойно разгуливала и твори провалы в реальности. Создавала то, что было бы не плохо, если бы не началось появляться на каждом шагу. Дейзи даже н хотела думать, сколько еще, по мимо Мультауна, миров, создала Кобик.
Ее сейчас больше беспокоил сам Мультаун. Словно умелый психолог, он вытаскивал наружу все, что так упорно пряталось столько времени внутри. Заставлял на все посмотреть под другим углом. Переосмыслить все то, о чем в настоящей реальности девушка даже обдумывать не стала.
И теперь она точно знала, что как было, уже не будет. Что эти события, объединение с Уордом, то, что они вот так сидят...все после этого не будет уже так однозначно, как было. А с учетом, что Скай понимала, что его нахождение рядом не выворачивает ее, не заставляет хотеть отстраниться. Впрочем, как и не заставляет простить и все забыть. Просто...просто все по-другому.
Она убирает руку, но все же понимает, что это было странно и приятно? Снова прикоснуться к нему. Всполох эмоций вихрем пронесся внутри девушки, снова вытаскивая из памяти воспоминания и забытые ощущения. Вытаскивая, и заставляя окунуться в них настолько резко, что Скай показалось - еще немного, и она задохнется внутри самой себе, и она благодарна Уорду, что тот переводит тему.
-Слишком странно и по другому, - кивает девушка и выпивает следующий стакан, чувствуя, как алкоголь уже достаточно разнося по ее крови, что бы она чувствовала, как проблемы, стресс и забитая голова начинают отступать, позволяя чуть свободнее вздохнуть и чуть усмехнуться, посмотрев на уже почти пустую бутылку.
-Пожалуй, да. Можно взять ее с собой и пойти в мой офис, - девушка снова усмехается и начинает следом смеяться, - в мой офис. Абалдеть. У меня тут есть офис. Невероятно. У меня в Нью-Йорке его нет. Колсон бы оценил, - чуть посмеявшись, Скай усмехнулась снова, посмотрев на Уорда, - я не знаю как действует это место и влияет. Определенно не так, как можно себе представить, - она налила в стакан еще алкоголь и поставив одну руку на стол, уперлась щекой в ладонь, смотря на Уорда.
-Бегать за кроликом с Грантом Уордом в вымышленном городе, что может пойти не так и что могло быть интереснее на этой недели и в этом месяце? - девушка провела рукой по лицу, останавливая ладонь на губах, снова улыбаясь. Определенно, алкоголь давал о себе знать, - поразительно. Мы сидим, пьем, не пытаемся убить друг друга и не разносим этот бар в драке. Что-то явно во вселенной пошло не так, - девушка не убирая улыбку, обвела бар взглядом, где были обычные посетители, на пару с мультяшками, так же сидели, пили, о чем-то общались. Нет, она точно к этому не привыкнет, - знаешь, - она вернула свой взгляд на Уорда, - я...я рада, что это ты. Из всех тех, кто хотел бы меня убить, тебе я доверяю чуть больше, - она откинулась на спинку, - да-да, я знаю, что ты никогда не хотел мне причинить вред и не убил бы, и тем не менее. Итак, детектив Уорд, пьем дальше здесь или пьем в том бардаке, что устроили хорьки?

+2

22

Самое непривычное то, что происходящее начинает пугать. Мультаун пугает. Наверное, он еще никогда не был настолько сильно растерян. Стена, которую он выстроил, тщательно, со старанием, начинает давать трещину, позволяя отчуждению от всего прочего в мире развеиваться, исчезать, рассыпаться в пыль. А ведь он старался, действительно старался не испытывать ничего из всех тех эмоций, что обуревают его день за днем. Старался быть холодным и спокойным. Невозмутимым, а порой смеющимся в лицо опасностям, которых у него на пути было чрезвычайно много. Старался быть тем, кого из него пытался сделать Гарретт – верным, фанатичным сторонником Гидры. Теперь же он даже не понимает, куда, в какие степи все это ушло, а главное – зачем и по какой причине.
Безусловно – все, что происходит, может с легкостью оказаться нереальностью, и после, когда они окажутся в своем родном мире, хаотичном и запутанном в бесконечных проблемах, то все останется лишь в воспоминаниях. Они вновь станут врагами. Быть может, в будущем их дорожки пересекутся еще раз при менее странных и непонятных обстоятельствах. Быть может, даже они еще не раз наставят друг против друга оружие, и что потом? Неизвестно. Он не выстрелит. В этом он абсолютно уверен. А она уже стреляла в него, и выстрелит снова. И он не будет этому удивляться, ведь, в конце концов, он сам в этом и будет виноват. Но все это сейчас неважно. Можно гадать вечно, что произойдет когда-то после – через несколько дней, недель, может месяцев.
Сейчас – именно в текущий момент они напарники. Работают вместе, стремясь выбраться из мира-ловушки, что неуловимо, незаметно, тихо зажимает их в тисках, заставляя осмысливать собственную жизнь под совершенно другим углом. За нее, правда, он не может сказать точно, но за себя еще как. За каждую секунду появляется чертова прорва мыслей, и он не знает, что с ними делать, и нужно ли вообще что-либо предпринимать. Какой смысл бороться с самим собой, если сам же вечно клялся себе в том, что не будет заниматься самообманом.
Все это реально.
Все это его собственное “я”.
Гораздо проще быть кем-то, кому на все плевать. Кем-то, кто готов убивать ради достижения собственных целей просто и легко, не задумываясь о лишних проблемах, не задумываясь о последствиях, что, так или иначе, настигнут его. Кем-то, у кого в жизни нет людей, ради которых не нужно рисковать жизнью, перед которыми не нужно чувствовать вину за некогда совершенные проступки, огрехи, ошибки. Кем-то, у кого нет абсолютно никаких привязанностей, кому не составит труда совершить преступления, не моргнув и глазом, а затем развернуться и просто уйти. Кем-то, кем когда-то был он сам. Кем-то, кем он считал себя ровно до этого дня.
Это даже становится забавным. И немного веселым. То, что он начинает терять самообладание и из всех сил лезет из кожи вон, лишь бы сохранить капли контроля над своими чувствами. Этот вымышленный мир-сказка… на него так легко вешать всю вину, но на самом деле он ни в чем неповинен. Он просто вытащил его из родной реальности, заставив прочувствовать то, каково это – оказаться где-то в другом мире и понять, что его жизнь могла бы быть иной, если бы в определенный момент он сделал шаг в верном направлении. Но что это значит? Как понять, где и в какую сторону следовало поворачивать? Он даже сейчас не до конца понимает, что ему нужно было делать. Отказаться идти за Джоном, которому не доверял, и вступиться за Щ.И.Т., в который не особенно верил, или оставаться на стороне Гидры, верным поклонником которой он так же никогда не являлся? Загадка.
- Будет, что вспомнить, в будущем. Разборки с хорьками, вооруженными револьверами, погони за кроликами с пиратскими именами, распитие спиртного в баре, наполненном нарисованными утками, собаками и кем-то там еще, - Уорд осматривает всех мультяшек, пытаясь сходу определить, кто есть кто, но оставляет это занятие – алкоголь начинает слегка действовать, чуть ли не вызывая у него желание посмеяться над внешним видом вышеупомянутых жителей Мультауна.
Грант улыбается, легко, почти расслабленно, слыша слова Скай. Да, это все временно, но чертовски приятно осознавать, что хоть на недолгое время они могут не быть заклятыми врагами. Разумеется, в этом виноват он сам, но сделанного не воротишь, прошлое – уже история, которую не переправить по желанию. Все, что остается, это идти вперед. И сейчас он просто радуется ее компании.
- А я рад, что моим напарником оказалась именно ты. Из всех, кто в меня стрелял когда-либо, тебе я верю больше, чем кому бы то ни было еще, - негромко посмеивается, вспоминая тот случай. – Пойдем в Ваш офис, детектив Джонсон. Это намного лучше, чем сидеть среди мультяшек и гадать о том, не поехала ли случайно крыша. Надеюсь, там не окажется никаких хорьков – хватит с нас их на сегодня. Тем более, что завтра, скорее всего, мы непременно с ними встретимся, когда отправимся искать кролика Роджера.
Уорд поднимается, подхватывая частично пустую бутылку, а затем просто следует за Скай, кивая на прощание бармену, который громогласно, на весь бар, кричит им что-то, но он на это не обращает почти никакого внимания.
- Интересно, как бы отреагировали правительства и организации нашего родного мира, если бы эти мультяшки появились в нем? Наверное, в очередной раз встали бы на уши и начали принимать какие-то законы, ограничения, как обычно они и делают, - усмехается, выходя из заведения и представляя себе такую картину.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [10-12.06.2016] Прокатимся по Мультауну! или выходные с Уордом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC