ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА BREAKPOINT

История начинается, время выбирать. Примкнете ли вы к Капитану Америке в его попытке восстановить правление Гидры?

19.11. Идет ноябрь и на МРВЛБРК снова новости, которые на этот раз расскажут Джессика и Питер, который подкрался к статье и внес правки. Джессику поздравляем с кучей обязанностей, а для вас, дорогие, готов новый цитатник, и еще остались арены в "Моджолэнде"! (Не забывайте, что мы их можем добавить для вас!)

12.11. МРВЛБРК пошел четвёртый месяц! И как обычно, мы радуем вас Цитатничком, новостями от Тони Старка, которые можно почитать туть, и новеньким квестом - Моджолэндом!

10.11. С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ, ЛОКИ!

29.10. АЛЯРМА! Пока мы готовили новое объявление и цитатник, в админку прокрался король Джулиан! Вы можете присоединяться к празднованию и переодеваться во что вашей душе угодно (правило только одно: персонажи из мультфильмов). День страшной тыквы грядет!

22.10. Снова воскресенье, а, значит, новая выкладка! В этот раз помимо объявления с новостями и цитатника Ленчик несёт вам кучу конфет: старт Хэллоуинского розыгрыша и мини-квест по Адской кухне!

15.10. Мы этого ждали, и вот оно, Лену выпустили из рабства! (И она уже пишет объявления!), а еще мы собрали новый Цитатник и напоминаем что у нас есть сонный квест, а Бобби Морс тем временем в 5 Вечерах! Не пропустите!

08.10. Невероятно толстое объявление, Цитатник и свежий сонный квест ждут вас, не пропустите!

03.10. С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ, ЛОГАН!

30.09. Нам два месяца! Обо всём на свете в еженедельной объяве снова рассказывает Тони Старк, а зал славы форума пополняется очередным Цитатником!

25.09. С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ БАКИ!

24.09. С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ, ТОНИ!

21.09. 5 неугомонных вечеров теперь с Логаном! Объявления и Цитатник тоже на месте, не замёрзните!

14.09. И снова
Новости от самого железного человека в админке и лучшее из ваших постов в еженедельном обновлении! Также просим вас НЕ ПРОПУСТИТЬ стартовавшие Пять пыточных вечеров с Тони Старком, спешите задать ему все волнующие вас и не только вопросы, и получить на них самые каверзные ответы!

07.09. Поздравляем всех с началом осени и желаем выжить! Тони расскажет, что по чём, и не забудьте заглянуть в новый Цитатник :3

01.09. С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ, БАРТОН!

31.08. Марвелбрейку месяц! УРА! Не пропустите поздравление с печенюхами, новостями, лучами любви, и, конечно же, свежий Цитатник!!

ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [31.07.2016] Карфаген должен быть разрушен


[31.07.2016] Карфаген должен быть разрушен

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

карфаген должен быть разрушен
http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://68.media.tumblr.com/8ef8b41ec05e21a56fecc8056e3de288/tumblr_o0a6i1K6LD1sqoxfvo1_500.gif
James Barnes | Elena Belova | Tony Stark | Vision | Steven Rogers | Erik Lehnsherr | Clint Barton | Kitty Pryde | Reed Richards | Neena Thurman| Barbara Morsehttp://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Старку и ко поступает информация об очередном теракте от Гидры, организатором которого является Елена Белова. Все усилия брошены на то, чтобы его предотвратить; захваченную в плен Белову приводят в башню Старка, обезоруживают, обезвреживают и сажают в максимально безопасный бокс. Однако никто в Башне не знает о том, что Елена - адаптоид, и теперь обладает возможностями Магнето. Сбежать из-под стражи ей удаётся с лёгкостью, теперь её цель - нижняя часть Башни, в которой находится реактор.
Башня должна пасть.

ВНИМАНИЕ! Данный эпизод является сюжетным, и, вероятно, очень повлияет на личные арки многих персонажей. Потому мы играем его с максимальной скоростью, на отпись в эпизоде даётся не более 2 дней.

ЭПИЗОД ПРОВОДИТСЯ В ДВА КРУГА!
Первый круг: Белова выбирается из плена и всеми возможными способами добирается до арк реактора, в Башне тревога, паника, защитные системы выходят из строя.
Второй круг: взрыв, спасение пострадавших, каминг-аут и речь Капитана в финале.

ВРЕМЯ
31 июля 2017, 14:00 - 15:00

МЕСТО
Башня Старка

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
будет взрыв

+13

2

Они сидели за столом: Барнс и напротив него - женщина в наручниках. Молодая, невысокого роста, светловолосая, можно было бы даже назвать её миниатюрной, как кукла, и такой же красивой. Обманчивое впечатление, на которое Солдат давно не покупался. Слишком хорошо он помнил своих подопечных проекта Западный ветер, чтобы верить в их беззащитность. И всё же от лицезрения не слишком-то красивого кровоподтёка, на её скуле, почти незаметного, но всё же, что-то неприятно щемит внутри. Так быть не должно. Он не удивился, когда понял, что находится по разные стороны баррикад с Новоковым, не удивился бы, если бы оказалось, что точно так же случилось с Аркадием и даже с Димой, Дима был тем самым парнем, хорошим, но выполняющим все приказы. Но вот Лена. Это было другое. С ней не хотелось пересекаться интересами, да и какие могут быть точки пересечения? Так действительно не должно было быть, нет, всему этому должно быть какое-то объяснение.

Остановить Елену Белову ему удалось лично. Не то, чтобы он гордился собой и тем, что её пришлось вырубить, чтобы доставить сюда, но выбора не было. Нью-Йорк, да и всю страну, и так слишком встряхнули куполом над Манхэттеном, а ещё все эти аномальные зоны с пропажами, ситуацию надо было как-то брать под контроль. Потому, когда по проверенному каналу информации поступили данные о готовящемся теракте, все силы были брошены на предотвращение. Называть несколько групп наёмников и Зимнего всеми силами было, наверное, слишком сильно, но привлекать к делу остатки Мстителей бы означало некоторую огласку, их бы могли заметить. А вот Джеймс справился почти в одиночку. Во всяком случае, он был недостаточно стар, чтобы не справиться с одной крайне резвой женщиной.

Белова и группа наёмников Гидры должны были осуществить очередной взрыв в Нью-Йорке. Слухи о том, что под шумиху Багрового пика на Манхэттене произвели серию серьёзных взрывов, сровнявших с землей несколько высоток, просочились в прессу, и теперь силы, судя по всему, Гидры, собирались нанести очередной удар по одному из крупных торговых центров. Ну зачем им этот террор и запугивание, чего хотят добиться? Окончательной дискредитации Старка? Может быть, но Барнс не понимал одного - зачем всё это лично Лене, зачем вмешиваться, подставляться под удар.

Они что-то упускали, ряд событий не складывался в паззл, Барнс не понимал общей цели, словно раньше многоголовая действовала по-другому, а теперь же всё изменилось, появились какие-то неизвестные переменные. Впрочем, точнее было бы сказать, что Джеймса мучило крайне нехорошее предчувствие надвигающейся не ясно с какой стороны катастрофы. И ощущение, что Лена - ключ к хотя бы части происходящего, не проходило.

Барнс поднялся с табурета, сделав шаг навстречу Беловой, но всё же недостаточно близко, чтобы она могла до него дотянуться. Лену тщательно обыскали, она была полностью безоружна, но остерегаться женщин из Красных комнат вряд ли можно было назвать трусостью даже с колокольни суперсолдата.

- Тебе что, много платят? Или жить скучно? - голос  Джеймса звучал тихо, нет, он не злился на неё, пока что, лишь хмурился, только где-то внутри стыло бешенство. От бессилия; возможно, когда-нибудь пройдёт. Было ещё кое-что, догадка, которую Джеймс не решался озвучивать до сих пор, слишком наивно было бы, слишком глупо. Но всё же кроме неё не оставалось больше ничего, никаких рычагов давления на Белову не было, ничего, что могло бы помочь понять, зачем она добровольно ввязалась во всё это. - Ленчик. Я же тебя неплохо знаю, - "знал. Когда-то." - Ты просто скажи или дай знать: тебя заставляют это делать?

+12

3

Сколько бы времени не прошло, при каких бы обстоятельствах они не встречались, а удар Зимнего Солдата была по-прежнему убийственно незабываемым. При должном желании он мог бы запросто раскроить череп, и Лене действительно повезло, что в их нынешнюю встречу с бывшим тренером, его цель состояла совершенно в другом. На самом деле, цели их обоих извращенно совпали, о чем Баки пока даже не подозревал, в противном случае, Елена бы отбивалась куда более остервенелее и по итогу явно бы не сидела в самом сердце Старк Тауэр, скованная хлипкими наручниками, привкус металла которых она сейчас перекатывала у себя на языке. Кто-нибудь из них обязательно бы погиб еще там, рядом с Торговым центром, что в действительности никому и не был то особо нужен.

Белова очухалась совсем недавно, хоть здесь ей не пришлось претворяться. Всё остальное являлось чистой воды спектаклем, с Еленой в главной роли, конечно же. Паучиха оттачивала её уже давно: тренировалась в использовании своих способностей, тщательно изучала план Башни, даже примерно рассчитала сценарий собственной поимки, чтобы оказаться внутри объекта, который Гидра собралась сделать поворотной точкой на пути своего победного шествия, уничтожив его следующим. И по плану Лены, Баки должен был находиться среди тех, кто попытался бы ей помешать. После встречи с ним в Ваканде, русская практически не сомневалась в этом, просто следовало устроить правильный взброс. Так и вышло. Хотя излишняя болтливость Романовой могла запросто поставить всё под удар, заставив Гидру срочно менять наработанную стратегию, идти еще более грубым путем. Но по итогу всё сложилось в лучшем виде.

- Барнс, ты решил поиграть в хорошего копа? Ой, не смеши. А кто будет плохим? – Вдова долго молчала и только-только закончила проверять языком наличие и крепость задних шестерок, потому что после дружеского приветствия Зимнего вероятность не досчитаться нескольких была очень велика, а Лена жуть как не любила посещать стоматологов. Но все зубы остались на месте, и на том спасибо. На Солдата Белова не смотрела, она изучала собственные руки, стены камеры, стол, дверь – что угодно, но только не Баки, как будто целенаправленно избегала его взгляда. Ей и правда не хотелось встречаться с ним, потому что в глубине души от него просыпалось странное сожаление. И потому Лена ощетинилась, будто волк, пойманный в капкан. Она дернула руками, для вида проверяя наручники на крепость, и посмотрела поверх плеча Джеймса, в одну из тех камер, которые так умело и якобы незаметно распихали по всему боксу. – Может быть, ты, Старк? Как ноги, кстати? Не отнимаются по ночам?

Но в помещение никто не зашел, и Белова разочарованно откинулась на спинку стула, размерено постукивая кончиками пальцев по столешнице. Однако какая печаль, с ненавидящими её экземплярами допрос, который на деле был нужен для того, чтобы потянуть время, пошел бы куда ярче и интереснее. Баки же давил на точки, от которых женщине совсем не было весело. Она слегка дернулась, хмыкнув чуть более эмоционально, чем имела на то право, когда услышала ласковую производную от собственного имени без отвратного иностранного акцента, без коверканья, а так по родному, по домашнему. Елену на секунду отшвырнули на один-два десятка лет назад, но ностальгия – плохое чувство. И всё же, Белова перестала увиливать, покосилась на Барнса в открытую, смело выдержав его холодный взгляд. Пальцы при этом не переставали выстукивать монотонную трель.

- Мне жаль… – русская могла бы продолжить, что ей жаль, что она ввязалась во все это дерьмо опять, что да, её контролируют, что ей нужна помощь и в одиночку не выбраться. Что она просто в очередной раз сбилась с пути. Наверное, Баки хотел услышать именно это или близкое к этому. Но оно было бы ложью, которая Вдове бесполезна. – Мне жаль, – продолжила она, – что мы больше не на одной стороне.

Мерное постукивание потонуло в оглушающем вое сигнальной тревоги, раздавшемся по всему зданию. Белова резко выпрямилась, на её лице мелькнуло замешательство, но как только она ощутила вибрацию металлических конструкций, замешательство быстро сменилось пониманием, что время фарса закончилось, этот сигнал для неё и он говорил, что пора действовать. Эрик уже внутри.
Улыбка скользнула по губам, от пойманного в капкан зверя и следа не осталось, Елена явно теперь не тянула на провалившего задание террориста. Её наручники превратились в бесполезный мусор от одного поворота пальца, а стол, за которым они сидели, полетел прямиком в Солдата. Каждой клеточкой своего тела Белова ощущала тонны металла, ушедшего на постройку Старк Тауэр. Для металлокинетиков это здание было практически живым, и она представила, какой кайф наверняка сейчас испытывал Леншерр, пропуская через себя всю эту многогранность. В бионическом протезе Барнса было тоже много металла, и благодаря ему она надежно пригвоздила руку к стене, одновременно ломая стальной механизм на двери, чтобы никому не вздумалось вломиться к Зимнему на помощь. Затем загудел пол, начал вибрировать, покрываясь глубокими трещинами. Белова, слегка опустив веки, нащупала под ним металлические перекрытия и в буквальном смысле пробивала ими расположенный между этажами бетон, дробя его на куски. Перекрытия ожившими змеями создавали Елене проход, образуя кривую дыру посреди некогда неприступной камеры. Реактор, что и был целью Беловой с самого начала, находился в самой нижней части Башни, и если Лене придется пробить небоскреб Старка насквозь, чтобы добраться до него, она сделает это.

- Не надо спасать меня, Джей, спасай людей. Сегодня выберутся не все. – Белова хотела сковать мужчину каким-нибудь арматурным штырем, но вместо этого заставила пальцы на его протезе сжаться в кулак, и пару раз со всей силы ударила им же Барнса в лицо. Пусть на себе испытает всю прелесть собственной бионики. – Это тебе за фингал, было больно между прочим! А сколько тональника теперь понадобится, чтобы его скрыть. – Махнув Солдату на прощание, она прыгнула вниз, смягчая свое приземление магнитными полями.

Белова спускалась с этажа на этаж, всё ниже, пробивая дорогу не самым аккуратным способом. Она не могла не признать, что корежить собственность Старка доставляло ей толику особого удовольствия. А может это все из-за силы Магнето, плескавшейся теперь и внутри неё, ведь не каждый день металлические конструкции изгибаются по одному твоему хотению, словно тянучка.
Тревога продолжала бить в набат, она истошно орала, и в унисон ей на всех этажах бегали в паники люди, пытаясь как можно скорее покинуть объект. Началась эвакуация. Лена им не мешала, просто шла мимо, точно следуя отпечатавшимся в памяти чертежам. В конце концов, сегодня основной целью Гидры являлась не гибель гражданских, а окончательный крах Железного Человека.
К слову о нем…
- Ну что так долго, СТАРК!

+11

4

Вы знаете, существуют моменты в жизни, когда ты видишь, как она рушится, но сделать уже ничего не можешь. Так, наверное, чувствовали себя грешные строители Вавилонской башни, так рушились проекты церквей, научных зданий, целых островов. Так начиналась история, у которой не было конца.

У Тони было вязкое ощущение, что он спит, спит и видит чей-то сон. Сон явно не его, потому что он ничем не управляет и состояние такое мутное, вязкое. Нет, Барнс, конечно же не отчитался о проделанной работе, не подал сигнала, вообще никак не обозначил, что они с Гидрой сцепились. Отчет предоставила Фрайдей, умная девочка сразу же оповестила и о количестве, и о качестве заключенных, оповестила и о Беловой в том числе, Тони волей не волей подался вперед к камерам, вглядываясь в лицо блондинки за столом. Холеное, жёсткое волевое лицо.

Его ждали собственные демоны, там что выпад в свою сторону он проигнорировал. Тони знал, что, возможно, где–то на этаже находится Вижн, впрочем, Вижн наименьшая из его проблем. Несколько встреч требовали его внимания, наемница Домино, он покрутил досье перед глазами, сминая и разминая голографические листы, усмехнулся и свернул все в неприметное, поблескивающее синим окошечко. К тому же Рид и его проекты тоже требовали внимания, один безумный ученый хорошо, два еще лучше, видимо мироздание так и считало, раз Ричарс до сих пор оставался в башне, обложившись старыми проектами Говарда. Тони не понимал, что можно из них выцепить, когда сам он ничего внутри не нашел, но чем черт не шутит.

- Фрайдей, принеси Риду кофе и проследи, чтобы ничего не взорвалось в процессе. – Тони намеревался все-таки захватить наемницу и добраться до чертовых допросных. Кажется, Барнс упустил инициативу.

Он намеревался сделать еще очень и очень многое, рассказать Риду о папочкиных сценариях о конце света, сделать один важный и срочный звонок Пеппер. И что-то еще, что-то еще крутилось в голове, что-то что он должен был сделать или вспомнить. Тони цеплялся за образы, за картинки и тянул из самого себя важное, нужное, но оно все никак не всплывало.

Пока он не обернулся на крик Беловой, на вызывающий, громкий крик. И паззл встал на место. Башня, чертова башня, последний теракт, кафе, Наташа, встреча, закончившаяся катастрофой. Башня!

- Фрайдей, давай связь с допросными, быстро детка, у нас нет времени. Барнс, Барнс? Слышишь меня? Собирай свои запчасти и уходи оттуда, быстро. Собери всех, кого сможешь найти и заставь их выйти из здания. – Тони говорил быстро, не реагируя на посторонние звуки, ему нужно было отдать приказы и действовать, действовать на опережение, когда тревога уже началась. Умничка Фрайдей, умничка, чертов гений!

Броня была в лаборатории, пришпиленная словно бабочка, к рабочему столу. Тони отмахнулся от идеи, добираться до нее, и скинул запрос на доставку новой, но она находилась вне башни, в особняке. Ему пришла в голову гениальная идея раскидать свои доспехи по всему миру, идея была гениальной, но, как водится, не вовремя.

- Вижн? Вижн выводи людей. – Тревога выла на одной ноте, пронзительная, мозгодробящая. Тони не был уверен, удастся ли ему до кого-то докричаться. – И кто-то вызовите Щ.И.Т., эти ребятки должны быть тут. Пойдемте мисс, вот вам и проверка на прочность или удачливость, как посмотреть.

Тони вежливо улыбнулся Домино и махнул рукой. Лифт уже вышле из строя, железо ныло, верный признак, что Магнето нашел их всех раньше, чем Тони добрался до него и вправил мозги. Смешно сказать, вправил, конечно, но один хороший диалог мог бы состоятся. Лестница была длинная, до нижних этажей пришлось бежать и несмотря на то, что Тони был в отличной форме, пришлось остановиться и передохнуть.

Крик Беловой был еще слышен, как будто бился в голове, пойманной птицей, а Тони уже бежал вниз. Черт, в самом низу, в основании башни оставалась одна из опаснейших вещей на планете, чертов реактор. И если он был прав, а он так редко ошибался, у реактора уже не было охраны.

Фрайдей вышла из строя, ловушки надолго этих ребят не задержат. Тем более, судя по общему дребезжанию переборок, пришли они во всеоружии. Подготовились. Подловили.

- Чертова башня, чертовы пауки, чтобы вас всех…- Тони открыл дверь, без пропуска, кодом, не до хорошего сейчас и понесся по коридору, зная, что опаздывает, зная, что чертовски сильно опаздывает.

Это все еще казалось сном, чужим сном, не своим собственным. Сном, который должен был закончится пару минут назад, на погоне, на недостижимом, а в итоге он длился и длился, чертовски долгий сон.

- Белова! Мы все еще можем договорится. – Пришлось орать в голос, но Тони и так знал, что Фрайдей нет, никто не услышит.

Оставался шанс добраться до реактора первым, вырвать у них этот мизерным процент. Но броня до реактора просто не доберется, а его вооружение оставляло желать лучшего, отвертка и жалкая попытка быть в темпе. Лучше бы он хранил в тайниках оружие получше, но кто же знал.

+9

5

    Главная проблема людей заключается в том, что они чересчур медленно думают. Вижн думает быстро, но его проблема в другом — он думает слишком много. Прогоняет обрывки доступной ему информации: торговые центры, теракт, Гидра, политическая обстановка, отправившийся устранять угрозу Джеймс Барнс — через симуляцию вновь и вновь в фоновом режиме, пытаясь выяснить, что может быть целью. В чем смысл еще одного теракта после подорванных во время Багрового Пика высоток? После самого Багрового Пика?
    Одна из симуляций неожиданно щелкает, когда Вижн в очередной раз пытается определить природу и механизм работы луча, который может посылать из Камня в своем лбу. По голографическому интерфейсу, которым обычно пользуется Тони, бегут данные: Вижн уже установил и монохроматичность, и степень когерентности, и поляризацию, и длину волны, и как раз замеряет частоту импульсов — самой близкой аналогией к собственному оружию он считает лазер, но доступные человечеству лазерные установки и близко не могут сравниться с тем, что он носит в себе, ни по убойной мощности, ни по конструкции.
    Все встает на свои места так резко, что интерфейс перед Вижном на мгновение меркнет, отключенный от его разума: вот оно.
    Нужно предупредить Тони.
    Вижн подключается к ФРАЙДЕЙ, но на этот раз не ради общения, а чтобы проверить, так ли верна его гипотеза. С 91,5% сложно поспорить, особенно когда это единственная симуляция с таким высоким процентом вероятности. Однако Вижн оставляет себе право на ошибку, которую, к сожалению, не допускает. Он ловит обрывок фразы Тони: «...выйти из здания», — и волна тревоги прокатывается по этажу, вся Башня вдруг вздрагивает, и сам Вижн чувствует, как что-то давит, встряхивает — или пытается встряхнуть и его тело тоже. Но вибраниум гасит вибрацию, а синтетические ткани мешают чужим манипуляциям как-либо сильно повлиять на него. Потому что цель — не он. Цель — само здание.
    ФРАЙДЕЙ передает ему голос Тони, хотя Вижн и так услышал его через сами ее датчики: он еще не говорил Тони о том, как легко может найти общий язык с его ИИ — и Вижн сменяет человеческую одежду на привычное облачение прямо на ходу.
    — Понял, — коротко отвечает он, не церемонясь проходит прямо сквозь стену в соседнюю лабораторию — на этот раз принадлежащую непосредственно работникам СтаркИн. Вежливость замедлит выполнение его задачи на 4,3 секунды, которые могут оказаться критическими. — Проследуйте на выход, не толпитесь. Мэм, не нужно сохранять файлы, я сделаю это за вас.
    Но Вижн не успевает: сохранить все сегодняшние наработки можно только с помощью ФРАЙДЕЙ, у которой есть доступ к внутренней сети, а ФРАЙДЕЙ гаснет, и неожиданная пустота на ее месте гулко отдается в его голове. Ученые, впрочем, не спорят: торопятся покинуть свои места, кто-то спешно запихивает свои расчеты в портфель, кто-то в первую очередь хочет спасти себя. Здание колотит мелкой дрожью, и с вероятностью в 78% в конструкции уже появились трещины, несовместимые с дальнейшей устойчивостью. И эта вероятность растет.
    Вижн следует из лаборатории в лабораторию, везде подгоняя и успокаивая простых работников, и понимает: они не успеют. Им нужна помощь. Им нужна вся помощь, на которую они могут рассчитывать. Своего вайфая в Башне уже не остается, но Вижн может дотянуться до соседского — ему приходится в буквальном смысле выйти из Башни и долететь до соседнего небоскреба. С вероятностью в 92% окружающие Башню здания пострадают тоже, и их нужно предупредить, что он и делает, отстраняя какого-то клерка от рабочего места и повторяя одно и то же сообщение раз за разом: проследуйте на выход, не толпитесь. Проследуйте, не толпитесь. Проследуйте.
    За пятнадцать минут за компьютером клерка Вижн успевает поднять на уши этот небоскреб и все соседние — ему ничего не стоит взломать их системы, или, вернее, пообщаться с ними по-своему — и заодно отправить сообщение Клинту. И на случай, если этого еще никто не сделал внутри Башни — ЩИТу. Пятнадцать минут — это все, что у него есть, и Вижн стремится обратно в эпицентр катастрофы: там слишком много людей, слишком много невинных жизней, слишком долго бежать по лестнице вниз с двадцатого, с тридцатого этажа, мимо застывших в шахтах лифтов. Верхние его не волнуют: с вероятностью в 81% все, кто там есть сейчас, смогут выбраться самостоятельно и без его помощи. А вот тех, кто застрял на самом высоком этаже, принадлежащем СтаркИн, придется спускать самостоятельно. Возможно, что и на руках.
    Непродуктивно. Слишком непродуктивно!

Отредактировано Vision (2017-10-06 16:39:39)

+9

6

[indent] Проблема раз - мораль. Проблема два - техника. Проблема три - целеполагание vs гуманизм. Проблема четыре - Стивен действительно любил Америку. Он понимал: за будущее надо бороться. Борьба всегда подразумевала противостояние, жертвы и, в конечном счёте, когда разговоры никого не удовлетворяли, война. Вряд ли Роджерс по-настоящему признается себе, не окружающим, что не способен жить без войны, что любит войну. Но и не это сейчас было важно. Цель - план - соотношение средств. Всё.
[indent] Принять решение о разрушении Башни само по себе далось мужчине не просто. Он понимал: разрушить - не проблема, а последствия - вот где все скрывалось. Новая Гидра не являлась той перекошенной системой, что могла убить тысячу людей, отравить город или вовсе взорвать Луну цели ради, и это то, о чём стоило всегда помнить. Крушение же Башни Мстителей - масштаб. Здание, люди, квартал, техника, чёрт знает какие последствия от уничтожения реактора - всё это, особенно люди, в первую очередь люди, не давало Капитану покоя, в некотором смысле ограничивая возможности. Он видел записи падения Близнецов, читал отчёты, оценил разрушения, бывал на мемориале, а с Башней Мстителей всё и подавно сложнее. И ведь совсем без жертв никак не обойтись, задача тогда была как раз в этом - разрушением показать опасность, ненадёжность, вызвать недоверие к... Тони Старту. Ему, его разработкам и всему, что тот делал. Благо, не в первый раз "вышло боком", да? И вот вопрос "совсем без жертв не выйдет, тогда сколько и каким образом" - принципиальный, даже знавший законы войны и разведки Роджерс обдумывал его дольше всего. Кое-что даже надумал.
[indent] Гидра провела масштабную операцию. Частичная эвакуация на улице и ближайших к ней территорий благодаря импровизированной пробке и ремонту дороги, а также мини-фестиваль в нескольких улицах отсюда, что вкупе с ремонтом и пробкам не подпускало массы к Башне. Они все потом сольютя, смешаются с Щ.И.Т.ом, кто-то, может, умрёт. Потери будут. Эффект будет. Но всё это не должно стать вторым 11 сентября. Только на словах, но не на деле. От одного только сравнения у мужчины внутри что-то щелкало, в ушах лопалось. Впрочем, даже если так: в прошлый раз это устроило правительство для установления выгодного им режима. Сработало. Стивен, значит, действительно американец: иногда думал как те американцы, которых другие американцы приводили к власти. Какая ирония.
[indent] Лена - сегодня она козырь. Пробраться внутрь, обезвредить на первой стадии, добраться до реактора. Несколько десятков агентов в окружении, с десяток для эвакуации внутри. Повод вмешаться и официальная причина имелись, о них узнают позже. Анонимный сигнал Щ.И.Т.у Капитан отослал лично за две минуты до начала всего. Достаточно времени для самой мощной в мире специализированной организации, не так ли? Роджерс почти благороден. Часть команды зайдет по вскрытым входам, часть - вместе с Капитаном. Магнето займётся конструкцией, он же поможет вывести из строя ИИ. Стивен не сомневался, что не стёрт из памяти устройства, что и должно было его отключить - система начинает распознание, он включает безделушку своих учёных, короткое замыкание. У них насколько секунд на то, чтобы вырвать необходимые элементы, и тогда Фрайдей более не включится. Ни она, ни что бы то ни было ещё. Башня станет слепой зоной. Слепой зоной, ловушкой и новой трагедией американкой нации. Любимой нации Роджерса, ради которой он и пошел в итоге на столь радикальные меры. Во имя их блага; во имя их мира; чтобы обеспечить безопасность и сохранить их всех. Да будет так.
[indent] Всё проходило как и запланировано. Стивен облачен не в звезды, а в новое убранство, более подходившее теперь ему и его глобальной миссии, этим трудным временам. Наверное, он слишком долго топтался на месте и теперь не стоило стоять, наконец-то приняв новшества нынешнего мира? Хотя бы временно. Только пока условия требовали. Наступит стабильность - нужда отпадёт. Всё изменится. Каждый делал своё дело и все, кто должен был оказаться внутри, там оказались. Эвакуация начата Мстителями, эвакуация начата Гидрой, эвакуация начата сама по себе, а совсем скоро к этому присоединится ещё и Щ.И.Т., более ничто поделать неспособный.
[indent] С выведенной из строя системой продвигаться вглубь и без лишнего шума - задача более чем реальная, даже простая для столь высокого уровня состава гидра-агентуры. Рядом с собой Роджерс максимально автономно, но зависимо держал разве что Наташу. Доверие к ней подорвано и смешано с чем-то ещё; чем-то, что не позволяло выпускать её из поля зрения и давать то, что он давал Лене. Свободу? Что же, за всё своя цены, не так ли? Да и здесь она нужна. Кто-то прикрывает, кто-то отвлекает своими способностями, а кто-то просто двигается. Два сперсолдата на пути к цели, контроль; третий суперсолдат в самом низу, она уже должна была заняться реактором; четвертый.. что же, он тоже обязан был быть здесь, пускай и по ту сторону. Как и остальные. Те, с кем он когда-то спасал мир, а теперь не намеревался им же давать возможность его уничтожить.
[indent] Но, конечно, невозможно было пройти, никого не зацепив. Все постепенно скатывались вниз. Кто мог убраться через верх, прихватив собой людей, уже сделали это. А про столкновение, что же... С этим человеком Стив также должен был столкнуться, рано или поздно. К примеру, сейчас.

+7

7

Машина войны наконец-то смазала свои шестеренки, запустила их со скрипом и погнала по кругу. Этап за этапом все приближалось и приближалось падение Вавилона, минуя долгие часы в закрытых комнатах, за стенами которых выстраивались, буквально щепетильно и дотошно прочерчивались линии в новых планах, на тот случай, если что-то пойдет не так, декорации сменятся, а старый сценарий превратится в лакмусовую бумажку.

Эрик всю подготовку напоминал себе неприступного стоика, которому все нипочем: нужно подготовить агента к «штурму» твердыни всея справедливости? Да не вопрос. Научить пользоваться своими же собственными силами? Все во славу творца нашего – многоголовой Гидры. Броситься грудью на амбразуру? Взлезть в самое пекло, откуда простые люди живыми не выбираются? Да с радостью.

Прямо-таки напрашивается вопрос – зачем. Эрик, зачем? Зачем ты вообще затеял эту игру? Отступился от своих идеалов и снова начал подставлять невинные жизни своих братьев и сестер под тяжеловесный удар искусственной эволюции?

Затем, что еще и машина прогресса запустила свой ход, да настолько бодрый, что не остановиться.

«Как я вскочил на ее подножку,
Было загадкою для меня.
В воздухе огненную дорожку
Она оставляла и при свете дня».

***

Прогресс прогрессом, стремление вывести мутантов на новый уровень, в новый мир, Утопию на всю планету, где Дарвин правит балом и своим принципом уничтожает слабейших, конечно, замечательное, но Эрик ее заводит на задний план. До лучших времен, так сказать, в которых будет достаточно ресурсов для автономной борьбы против очередной системы, в которую Гидра планомерно вгоняла все и вся.

Сейчас тактика одна – осторожно поддерживать внезапных союзников и двигаться тем самым трамваем из стихотворения русского классика строго вперед – к злосчастной Башне.

Некогда надежда всея Америки, поборник идеалов, шел впереди и четко следовал основному плану.
Первый этап – тихое проникновение во внутренности строения. Разработки Гидры, надо отдать им должное, работают, как часы – выводят из строя всю охранную систему, развязывают руки и предоставляют столько свободного поля для творчества, что так и чешется хрустнуть пальцами на руках.

Вместо этого Эрик только самодовольно ухмыляется.

- Я к Беловой. – Коротко бросает в сторону и на ходу сосредотачивается – «прощупывает» все пространство Башни, находит ее слабые места и тонны металла…

… маниакальное удовольствие. Наркотик, от которого плывет сознание, но не так – правильно, четко, ясно. Думать и соображать, видеть шаги твоего противника, их предугадывать и перехватывать… вряд ли это состояние можно назвать «точкой гармонии», нет. Это нечто куда глубже, лучше, больше, дальше. Это то, чего Чарльз всегда боялся в силу возможности полной потери контроля над своими силами.

Эрик не боялся. Наоборот – стремился к своему развитию, в котором ничего невозможного на этой планете не останется.

И сейчас.

Сейчас.

Он идет по коридорам Башни, прилушивается к сиренам, гомону и грядущей битве за заранее проигрыш. Потому что просто никак иначе – слишком слажено все работают, и даже охрана нисколько не мешает – с ними Эрик расправляется бесхитростно, зная, что если у кого-то и найдется пластиковое оружие, то в стенах здания предостаточно металла, чтобы им воспользоваться и убрать все препятствия на пути.

Сигнал Беловой отдан, дальше дело за малым – обнаружить реактор и подойти к нему. Грубо, неказисто, ровно точно так же, как и Лена (наверняка) – через пол, насквозь, напролет, пробивая этаж за этажом.

К нужной точке Эрик опускается плавно, так, как будто это ему ничего не стоит, воздуха никакого как будто нет или притяжения. В само помещения, где покоится реактор, не заходит – а зачем? Его задача в другом.

- Старк. – Отвечает больше для себя, пока становится в некое подобие стойки и быстро простраивает в голове возможные варианты ведения боя.

Броня не чувствуется на единоличном владельце «Вавилона», но и это уже неважно. Важно то, что еще на этапах постройки не был учтен фатальный нюанс – в этом мире предостаточно металлокинетиков, которым ничего не стоит снести в секунду под основание все здание.

«Поспеши, Лена. Кавалерия близко», - откликается Леншерр в коммуникатор, скрытый в ушной раковине от лишних глаз.

Отредактировано Erik Lehnsherr (2017-10-09 14:51:43)

+8

8

Зализывать раны - больно. Больно, когда у тебя нет никаких способностей. Больно от простого осознания того факта, что твою спину больше некому прикрывать. Те, кому он доверял все это время были непримиримыми врагами. Он видел изнанку происходящего, что для всех еще скрытое, тайное. И, поверьте ему, он не хочет знать где это опять выстрелит. Кому выйдет боком и чью родину уничтожит. Слишком страшно от того, что он увидел воочию.

  Пора заказывать себе могилу, да реквием. Все полезнее, чем... Да, он больше не хочет бороться. Надоело. Достало. Бесит и вызывает отчаяние. И отчаянное желание расклеиться окончательно и сломанной игрушкой рассыпаться где-нибудь в углу на составляющие. Чтобы больше никто не смог использовать его в своей войне.
  Война... На его возраст он видел их, пожалуй, слишком много.

Мобильный, купленный где-то в переходе еще пару лет назад, привлекал взгляд. Хотелось набрать два или три номера. Позвонить тем, кого он на самом деле любил. Сказать, что устал. Пожаловаться. Получить наконец драную поддержку. А не сидеть сычом в квартире, пытаясь обработать разорвавшиеся после встречи с Вижном швы. Прошло несколько дней, но он все никак не мог сделать это правильно.

  Запах крови настолько въелся в его память, что он уже не отсекал тот момент, когда начинал её чувствовать. Медный привкус, как будто бы, сопровождал его по жизни, а целых костей в теле не осталось еще с тех самых пор, как он глупым, 23х летним мальчишкой попал в лапы ЩИТа.
  ЩИТ давал ему задания. Давал цели. И Бартон бежал навстречу своей скорой гибели, во имя защиты людей и интересов родной страны. Каждый раз из миссии возвращался кто-то другой. В каждую миссию уходил новый Бартон. Жестче. Горше. Отрешеннее.
  Теперь.. Кто вернулся из этой драной попытки следовать за Капитаном? Кто? Клинт Бартон не знал.
Его руки начинали дрожать мелкой дрожью, когда он вспоминал то, что видел на тех записях, что ему попались каким-то чудом.
Он клялся на могиле Пьетро, что защитит Ванду, а сам привел её к еще большей боли. К страданиям. Эта девушка не такой жизни заслужила. Но Бартон предал её. Её брата.

  Он предавал всех, ломал все, к чему имел неосторожность прикоснуться. Свою семью, отношения со старшим братом, собственный брак. Поэтому мысль позвонить кому-либо из них отпадала, а телефон с грохотом был выброшен в стену, разбивая собственноручно сделанную карту района со всеми пометками о бандах и их передвижениях.
Кого он обманывает? Кого он из себя корчит?

Глубокий вдох, нить, игла. Заштопывать себя ему приходится уже не в первый раз. Менее больно от этого, правда, не становится.
Но он терпит, стоически отказывая самому себе в хотя бы глотке виски, что стоит около кровати. Подсознательно он старается наказать себя за все то, что творил.
  Ты убийца, Бартон, никогда не забывай этого. Никогда.
Как заведенный игрушечный солдатик, ты будешь идти туда, куда тебя направят. Ты - всего лишь оружие. Твои руки - это оружие. Ты - убийца, не спаситель.
Прими это, и тебе сразу станет лучше. Проще. Легче будет дышать. Отпусти этот камень со своей души в свободный полет, Бартон.

  Но он не отпускает. Он не спит, хреново ест, и заливает себя алкоголем с тех пор, как переговорил с Вижном. По крайней мере до сегодняшнего дня.

Сегодня он решил, что ему нужно сделать кое-что другое. На столе лежат билет и подставной паспорт. Он собрался домой. На ту самую дрянную ферму, что принадлежала его родителям. Пистолет уже спрятан в сумке. Это кажется ему поэтично-прозаичным. Закончить все там, где началось.
  Может быть, его крыша окончательно протекла, и больше не удерживает в себе ни одной хорошей идеи, что могла бы посетить эту блондинистую голову, да там остаться, направив владельца на путь истинный. Но нет.
  Он устал. Чертовски устал.

Прилечь на эту кровать в последний раз. Он уже устроил собаку к соседям. Он верит в них, они позаботятся о пицца-псе, да и денег должно хватить на его содержание минимум лет на пять. Он уже раздал долг всем, кому мог. Стоило, наверное, оповестить Бобби, но.. Ему показалось, что она попытается его остановить. А проходить через весь этот ад вновь он не собирается. Это эгоистично, очень. Но он устал. Устал и сломан. Такие даже будучи оружием никому не сдались.
  Да и он сдался.

Глаза закрываются, размеренное дыхание успокаивает на краткий момент его мысли. Но тут же эту секундную гармонию прерывает самый неожиданный звук из всех.
Чудом переживший встречу с Вижном планшет - подает сигнал жизни. Клинт рефлекторно хватает его, читает. Помощь? Им нужна его помощь?

  Клинт оглядывается на собранную сумку, на початую бутылку виски, что стала его другом на последние несколько дней. На билеты и паспорт.
Осколки телефона хрустят под ногами, когда облаченный в старую форму Мстителя, с обилием фиолетового и синего, Бартон выходит через окно к эвакуационной лестнице. В голове сам собой простраивается кратчайший маршрут. Его смущают пробки, смущают фестивали и оцепление.

  Когда он, одному ему известными закоулками, пробирается к башне Старка вплотную - увиденное ужасает. Внутри если не пожар, не вторжение армии, то уж точно ничего хорошего.
  Прорвавшись в здание, в одно из выбитых окон, он замечает как Тони стремится с кем-то вниз. Он видит как в здание, словно победитель, входит Стивен.

  Он видит её.

Наталья не замечает ничего, она делает то, что говорит Стив, она идет вглубь, она отделяется от некогда прекрасного Мстителя, и нынешнего Линчевателя. А у Бартона больше не было сомнений в том, что это он спланировал эту атаку. Не смотря на близость гражданских. Несмотря на...

  Вот теперь, теперь картинка сложилась. Стивен со своими новыми друзьями вновь закидывает щупальца в самые важные структуры. Вновь ГИДРа восстает из пепла. Кажется, теперь еще страшнее, чем раньше. Клинт чувствует, как кровь стынет в жилах, и, прежде чем сорваться, отправляет лишь одно сообщение. Одно, перед тем как у него уже не останется ни времени, ни выбора.
  Бартон забывает обо всем, он мчится через этажи вслед за той, кто не так давно уже чуть его не убила. В голове трезвонит только одна мысль - Спасти.

  Он знает её слишком хорошо. Слишком. Это не она, Стив что-то с ней сделал, или не он, но его прихвостни. И никто, никто кроме Бартона не поверит ей, когда это все закончится.
Она уже однажды освободила его от подобного внушения, она заслуживает помощи, чтобы не произошло там, в Ваканде. Клинт бежит за ней, пристреливая всех, кто шел за ней в её отряде. Он не знает какова её роль в этом плане, он не знает в какую глубь он забирается, следуя за ней, но он бежит сломя голову. Выкрикивает её имя. Зовет поговорить, отпуская очередную шутку о пельменях, которые она так ему и не приготовила за все то время, что они друг друга знают.

  Глупо, очень глупо позволять ей к себе приблизиться. Еще более глупо лишь верить в то, что он переживет вторую встречу с ней.

Краем глаза он замечает в помещении Бобби, даже, наверное, успевает ей улыбнуться...

Отредактировано Clint Barton (2017-10-09 21:37:54)

+10

9

Китти явно выбрала неудачный день!
Не удачный день для визита к мистеру Старку, со своими глупыми просьбами принять ее в Мстители.
Девушка проснулась от очередного кошмара, который преследовал ее после событий на Центральном вокзале. Вновь кричащие люди и хаос. Вновь мостовая в крови, а Китти в изодранных джинсах и пропахшей гарью толстовке, задыхаясь бежит к Риду, чтобы помочь ему вывести людей из горящего здания. Прайд была в каких-то двадцати метрах, когда здание пошатнулось, роняя на асфальт куски оторвавшегося бетона и штукатурки, а потом с оглушительным грохотом и криком отчаяния людей начало рушиться. Сон всегда заканчивался на одном и том же месте, ни разу Китти не приблизилась к нему ближе, ни разу не успела вовремя. Хотя, если подумать, чем она могла помочь? Вчерашний подросток, который только закончил старшую школу не обладала сверхскоростью, как Ртуть или телекинезом, как Джин. Чем она могла помочь тем, кто находился в том падающем здании?
Сейчас она не хотела об этом думать.

Встретить Тони Старка в его башне было наиболее вероятно, нежели околачиваться на выходе из него и, как сказал бы Хэнк "Не люблю плыть по течению. Жизнь слишком коротка, чтобы не прикладывать усилий к её изменению в лучшую сторону". А лучше она станет после встречи с Железным человеком или нет? Наверное да. Китти даже могла себе представить, как будет выглядеть в обновленном костюме с сияющей в лучах заходящего солнца эмблемой, о которой грезила со времен "Битвы за Нью-Йорк". Девушка по дороге к Старк Тауэр даже старательно продумывала все доводы, которые может предъявить филантропу по поводу своей персоны, которые неловко царапала карандашом на клочке салфетки из Старбакса. Завершающим аргументом было выведено "Ну вы же самые крутые", что по мнению девушки, должно было стать решающим моментом при принятии положительного решения.

Прайд вышла из метро и уверенной походкой направилась к месту назначения. Башня возвышалась над окружающими зданиями и переливалась своими зеркальными стенами. Ну и что, что она ей не назначено, плевать на это, мутант была непоколебима в своей решимости и отгоняла от себя мысли, что ей ничего не удастся.

Первое, что она услышала - это звуки пожарной сирены, несколько машин скорой помощи и полиции пронеслись вверх по улице, прорываясь шумом сквозь мелодию в наушниках. Иксмен сначала притормозила, а потом, поняв куда направляются спасатели наоборот ускорила шаг. Увидев, что здание Старк Индастри в спешке покидают люди, Китти перешла на бег. Это просто отражение её кошмарного сна. Мир будто отзеркаливал ее опасения и страхи, которые материализовались в настоящем моменте. Это все она уже видела сегодня ночью. Это все она уже переживала.

Сердце бешено заколотилось, когда взглядом она уловила одного из Мстителей. Судя по развивающемуся плащу - это был Вижн. Он пронесся над Китти, которая придерживала покалывающий от спринта бок и фазировала сквозь бегущих от башни людей. Довольно узкий главный вход был явно не рассчитан на такую срочную эвакуацию, сотрудники толпились на выходе из дрожащего здания и кричали.

В отличие от сна Кит добралась к раскачивающемуся и грохочущему небоскребу довольно быстро. По пути она не успела придумать подходящий план действий и решила действовать по ситуации.
Башня издавала металлический хруст, словно изнутри ломались перекрытия и конструкции. Девушка остановилась на главном входе и сконцентрировалась на стене, отделявшей сотрудников от спасения и наверное впервые перевела свою способность на такой огромный объект.
- Эй, вы все! Не толпитесь у выхода. Просто идите сквозь стену. Не смотрите на меня как на безумную! Просто спасайтесь. Я не шучу.

После удачной попытки просочиться сквозь фазируемую стену нескольких смельчаков, остальные  просекли в чем фишка и огромной толпой начали выбираться на улицу.

+10

10

Рид Ричардс с детства терпеть не мог быть в подчинении у кого-то, чувствовать себя ниже кого-либо по какому-либо аспекту, и поэтому всегда стремился к совершенству. Да-да, тот загнанный сверстниками и ребятами постарше мальчик в очках, который из-за учебников даже нос свой не показывал и не годился в школьные годы не то, что в лидеры - ему вообще предсказывали будущее обреченного на вечные муки девственника. Потому что да, девчонкам нравятся умные ребята. Но девчонкам так же нравится, когда в свободные минуты обнимают их, а не учебник по молекулярной химии.
Возможно, Рид даже имел ряд психических расстройств, которые пережил в юные годы (или нет), но находиться в подчинении он даже с таким раскладом не любил. Стремясь всегда выйти вперед, стать лучшим, таким, чтобы к нему прислушивались и просили совета.. Описанием напоминает молодого Дума, не так ли? За одним исключением: у Ричардса было желание стать скорее наставником, вдохновляющим и помогающим, а не непревзойденным тираном, не воспринимавшим конкурентов.

Именно из-за нелюбви к подчинению, Рид не смог ужиться с Роджерсом, покинув Мстителей давным-давно, предпочтя им собственную, родную и даже любимую команду.
Именно из-за нелюбви к подчинению, Рид нашел общий язык со Старком, который воспринимал его как равного в любых обстоятельствах, не смотря на свой характер, назовем его скверным, чтобы хотя бы издалека дать представление о том, с чем пришлось столкнуться Фантастику, "бревну во взаимоотношениях с людьми", при знакомстве с Железным человеком.
Кто бы вообще мог подуматься, что два таких разных человека смогут.. подружиться?

После случившегося в 51 зоне, две недели назад, мужчины, если можно так выразиться, сблизились. Ну еще бы: кто не сблизится, убегая через весь лес от остроухих лучников, кричащих что-то по-своему, не то проклятия, не то.. нет, ну то точно были проклятия, без вариантов. Попавшие в чертову сказку, которая сказочной отнюдь не казалась, когда стала угрозой собственной жизни.
Но на самом деле причина такого сближения крылась немного в другом. Старк, да, был гением, миллиардером и так далее, но как оказалось, не сумел разглядеть в поведении Ричардса усердно скрытое желание оказаться как можно ближе.

С чего вдруг такое желание возникло? Ну.. Назовем это поиском союзников в помощи по спасению мира от угрозы, о которой на данный момент знает крайне малое количество людей.
После возвращения с параллельной вселенной две недели назад Фантастик углубился в исследование аномальной зоны, в которую они попали, и достиг некоторого успеха. Не зря на него вышел Щ.И.Т. практически два месяца назад с просьбой о помощи. И Рид прекрасно помнил разговор с Дейзи, в котором та ясно дала понять, что участие СтаркИн в данном деле, пока что, перспектива нежелательная и малопродуктивная.
Но мужчина работал с Кубом, участвовал с экспериментах и проводил полуличные исследования подобного явления, а потому осознавал в полной мере, что.. Щ.И.Т.-у было мало его одного. Да, он человек, который изобрел чуть ли не машину времени, который сумел воскресить друга и несколько раз предотвратить ужасные события, касающиеся человечества. Но это.. это слишком сильная и серьезная штука, чтобы хватило только одного гениального ума.

Но вот незадача: Ричардс не имел права настолько прямо разглашать подобную информацию и сейчас просто... просто старался быть ближе к человеку, от которого в любой момент может потребоваться серьезная помощь. И к которому в то же время присматривался, раздумывая, что же можно сделать со сложившейся ситуацией.

Хотя и проекты Говарда Старка, сами по себе, тоже были интересны для детального изучения. Так еще и хорошо помогали разбавить чересчур тяжелые мысли в голове Фантастика. Верно сказано - чем черт не шутит. Стоит цепляться за любую информацию. Часто случается так, что кажущееся бесполезным в один момент становится важной деталью огромной картины. Или не просто деталью. Стоит просто взглянуть на все под другим углом и другими глазами.

Свежий кофе затерялся где-то в середине приготовления, поскольку Рид в следующие мгновения увидел, пожалуй, что угодно, но только не ароматный напиток, так заботливо отправленный ему самим Старком.
Мужчина отличался умом и сообразительностью, но, увы, в делах Старка и Роджерса был местами крайне глух и поэтому на момент начала всей суматохи не слишком понимал, что произошло, из-за кого произошло и что всему этому предшествовало.

Иронично, что они оба были глухи в делах друг друга.

Тревога оглушала, контрастом вливаясь в некогда бывшим тихим помещении и заставляет скорее уже рефлекторно рвануть оттуда. В коридоре бегают люди, стремясь скорее пробраться к лифту и лестничным площадкам, чуть позже ученый замечает Вижна, который призывал к эвакуации, повторяя как мантру одну и ту же фразу, и все вдруг становится на свои места: теракт.
А раз теракт, значит необходимо помочь в эвакуации, пока не стало слишком поздно.
И он спешит на другой этаж, чтобы подхватить помощь в эвакуации.

И только на середине пути вспоминает, что в башне находится реактор. И если это теракт, то...

- Ну вашу ж мать... - курс разворачивается в совершенно ином направлении.
Особенно удачно в определенный момент он сталкивается с самим Старком в компании с, вроде бы, лично незнакомой Риду девушкой.

- Старк, объяснишь, что происходит? Если это теракт, то нам всем следовало бы быстро схватить все самое ценное и в срочном порядке эвакуироваться, но прежде помочь остальным. Мне не кажется, что если бы ты знал о том, кто это сделает, то допустил происходящее. Значит сейчас либо идет учебная тревога-какие-то школьники решили поиграться, либо нам действительно стоит делать ноги и разбираться в произошедшем уже после. Ты понимаешь, что твоя башня настолько напичкана, что если произойдет взрыв, слечь может не только это здание, но и весь район? - выпалил он не здороваясь с дамой и не дожидаясь ответа от самого Старка, хотя и вопрос риторическим не был.

- Извини, что лезу, но надо обезвредить то, что может рвануть до содрогания стратосферы, срочно. Куда ты.. вы направляетесь? Я с вами.

+7

11

Нина знает не понаслышке – существуют заказы от таких людей, которым лучше не отказывать. И дело даже не в том, что это может нанести урон собственной тщательно лелеемой репутации наемника, а в том, что порой один такой успешно выполненный заказ словно на ниточке тянет за собой другой, и третий, а там и до постоянного сотрудничества рукой подать. Именно потому, когда ей поступает предложение от того самого, мать его, Тони Старка, Домино не особо долго размышляет. Как бы то ни было, но Старк – это очень громкое имя. И очень хорошая оплата, а ей как раз пора бы пополнить свой счет в банке, а то последний шоппинг был несколько разорителен.
Она не тянет понапрасну кота за яйца – и совсем скоро стоит внизу, на проходной – где красавчики-молодчики не хотят пропускать ее дальше, а все из-за той кучи оружия, которую она по привычке захватила с собой. Поэтому, чтобы попасть в святая святых, ей приходится оставить внизу и любимый рюкзачок с пистолетом – полицейская Беретта с запасными обоймами, а то вечно патроны так и норовят закончиться в самый неподходящий момент; и стилеты, расставание с которыми заставляет ее мысленно всплакнуть и пообещать крошкам вернуться к ним как можно скорее; и притороченный к бедру нож, которым так удобно вскрывать горло – или кромсать мясо для сэндвичей… От внимательного взгляда охраны не удается укрыть даже тонкие иглы, которые прятались в потайных кармашках в ботинках. И когда, наконец, Турман разрешают пройти дальше, она чувствует себя почти что голой. Хотя нет – хуже, потому что в наготе она не видит ничего ужасного.
Вежливый мальчик-болванчик с приклеенной улыбкой сопровождает ее на нужный этаж – словно специально для того, чтобы быть уверенным, что она не свернет «совершенно случайно» куда-то не туда. Там ее перехватывает милая девушка – с такой же вежливой улыбкой, и у Домино от этой приторной сладости уже скулы сводит, и так и хочется хотя бы разбить что-нибудь, чтобы хоть как-то испортить этот кусочек ебучего Эдема. Но не успевает – Башня издает почти что человеческий стон, и Нина знает этот звук – именно так звучит металл, находясь на грани выносливости, держась на волосок от того, чтобы сломаться. Башня вздрагивает – точно делает вздох, и Домино сама не понимает, как оказывается на ногах, сжимая в горсти какие-то декоративные стеклянные шарики, захваченные из вазы на столике. Девочка-помощница бледнеет и явно боится, не понимая, в чем дело. А потом все взрывается голосами, и шумом, и криками паники, и воем сирен. И наконец-то Домино видит Старка.
- При моей репутации ты еще хочешь каких-то проверок, пупсик? – фыркает Турман, но бросается следом. Ее тренированное тело преодолевает этот импровизированный забег куда лучше чем потенциальный наниматель, но она не вырывается вперед – хотя бы потому, что не знает, куда лежит их путь.
- Сомневаюсь, что эта дамочка хочет договариваться, такие вещи делаются иначе. – выдает с паузами, экономя дыхание. Стеклянные шарики по-прежнему зажаты в кулаке.
У нее нет оружия кроме них – и тонкой нейлоновой лески, которая спрятана в браслете на запястье, не имеет ни грамма металла – и, возможно, просто не была распознана охранниками как что-то опасное.
- Вау, да у нас тут вечеринка гениев, - ухмыляется Домино. Кто ж не знает, как выглядит Рид Ричардс? Она – точно не в числе тех незнаек. – Старк, я всегда знала, что ты ебнутый на всю голову, но держать такие вещи в центре Большого Яблока, серьезно? – башня в очередной раз вздрагивает, и где-то совсем рядом слышен грохот рушащихся перекрытий, и по помещению расползаются клубы строительной пыли, которая омерзительно хрустит на зубах. Нина совершенно машинально задвигает Старка себе за спину – не хватало только лишиться потенциального нанимателя в такой момент, когда она увязла в этом дерьме по самые ушки.
- Мы же не опоздали на вечеринку, правда? – весело скалится она. Бетонная пыль припорошила волосы, делая из нее полуседую дамочку, но пока Турман не до собственной внешности. Она небрежно засовывает стеклянные шарики в карман тонкой куртки и вытягивает из браслета леску, наматывая ее на ладонь. При необходимости успеет раскрутить на нужную длину, это точно.

+8

12

Террористическая угроза росла, а Морс чувствовала себя беспомощной, словно, котенок. Время, ресурсы, ничего не работало, раз за разом ее ребятки проигрывали бой, раз за разом терпели поражение, единственное, что выходило, иногда свести ущерб к минимуму. Но это мало утешало.
Башня Старка была лакомым кусочком для террористов, для Гидры, но какое-то время Бобби не составляла себе труда побеспокоиться об этом – безопасность Старк обеспечивал всеми доступными способами, чего соваться туда, где ей нечего сказать? Но сегодня то ли кривая наводка, то ли сплетня, по МКА пошелестело предположение, что на Башню будет совершена атака. Не то чтобы Морс верила, но ничего не мешало съездить и проверить, в конце концов, лучше она покажется параноичкой, чем будет потом кусать локти, что пропустила сигнал.

Выбор между машиной и метро был сделан почти в миг, стоило вспомнить о том, что иметь машину в Нью-Йорке дело накладное. Своей у Бобби не было, только служебная, как показывала практика, иногда подземкой было реальнее успеть на встречу, чем на четырехколесном друге. Она в пробке проторчит дольше, чем потратить на беседу с Тони. Можно было и по телефону, но почему-то казалось, что это не самый лучший способ. Начало разговора рисовалось очень странно в таком случае: Тони, к тебе там случайно Гидра не забегала? Нет? Ну тогда держи меня в курсе, а если что, передавай привет.
Она не торопилась, позволяя себе даже насладиться моментом. В свое время с трудом привыкала к Нью-Йорку, а теперь даже находила нечто прекрасное в прогулках по нему, по тому, какими наполненными были его улицы. Снова приходила в голову мысль, что почти никто не понимает нависшей угрозы над ними, чего стоит то, что несмотря на рекомендации не собираться в общественных местах, люди продолжают наполнять их собой. Кому что, а все хотят жить, жить моментом, жить сегодняшним днем, а завтра может и не быть. Самой Бобби было привычно это ощущение, она сама так жила последние годы, вес сейчас, все сию минуту.  Хочешь клубничный десерт? Не отказывай себе. Хочешь машину? Купи. Хочешь замуж? Выходи.
А Клинта не было на горизонте уже несколько недель, это было поводом для беспокойства, но до конца ему поддаться не выходило, вечно находились то, что отвлекало, более важное, более весомое, совещания, аналитика ситуаций, Начиос, драконы, Белова. Присутствие Лены в Нью-Йорке как сигнал к постоянной боевой готовности, еще одна причина, почему Бобби позволила себе непроверенным данным погнать ее к Старку. Если Лена тут, жди проблем.

Спустя энное количество времени Бобби добралась до цели. Сердце екнуло, когда ей показался рыжий всполох волос. Хотя чему удивляться, Наташа тут должна быть одной из первых, если что-то случилось. А явно случилось. Люди потоком покидали здание, заставив Бобби притормозить на считанные секунды, чтобы вызвать своих агентов, отдав приказ быть тут до дальнейших распоряжений, а сама ринулась вперед.
Проклятье. Она была не готова. Да, при ней было какое-никакое оружие, не любимые шесты, но что-то, и все же она была не готова к тому, что в Башне может что-то происходит.
Дура ты, Бобби. Ты шла сюда предупредить, а сама, похоже, упадешь прямо в эпицентр событий.
Сирена выла, завывала и заливалась, напоминая о том, что здесь не безопасно, но не это заставило Бобби остановиться уже внутри, удивленно прислушиваясь. К звуку, вою сирены, примешивалось еще что-то, что не сразу сложилось в единую картинку – металл переборок, словно живой, кряхтел, ворчал и возмущался, заставляя попятиться назад в первый миг. Такое ощущение, что Башня, подобно Хогвартсу или замку из Красавицы и Чудовище, была живым организмом, очень уставшим, очень ломающимся живым организмом. И это наводило на мысли, которые Морс нравились еще меньше.
Не дай бог, эта чертова конструкция рухнет. Она погребет под собой все соседние жилые кварталы, а то и больше. И это лишь урон от падения обломков, а ведь речь еще и о том, что Башня была напичкана изобретениями Старка, от большей части которых надо было перекреститься и влезать в скафандр.

И тут Пересмешницу как что-то ударило. Пока еще в переносном смысле, но, определенно, до прямого осталось недалеко, Бобби смахнула осыпающуюся штукатурку и вовремя отскочила – на место где она стояла только что, упала… ладно, пусть будет запчасть милого воздушного замка Тони.
Какая прелесть.
Профессиональная деформация, как подарок свыше, спасибо, что приходит со временем. Морс не нужно было знать расположение опасных зон в Башне, но все же она в свое время не преминула докопаться до чертежей, осталось лишь сориентироваться, в какой стороне был реактор. На кой черт ей туда, что она там будет делать, и так уж ли она сошла с ума, чтобы пытаться сдохнуть таким извращенным способом, она не знала, но была уверена, что главная вечеринка пройдет там. Если она ошибается, это прекрасно, лучше ошибиться в кои-то веки.
В стороне что-то мелькнуло, что-то до боли знакомое, что не сразу заставило Бобби остановиться. Новая встряска Башни, мысль о том, что будет с маленькой в рамках здания Пересмешницей, когда все это рухнет ей на голову, но затем Бобби стряхнула эти мысли, к черту, не до этого, выживала в разном дерьме, выживет и в этом, а вот что тут делал Клинт? Еще и в старой форме, одного взгляда хватило, чтобы понять, что у мужа выдался не тяжелый день, а неделя, а то и месяц. Она было собралась окрикнуть его, но встретившись взглядами почему-то промолчала, сейчас как-то было не до колких замечаний и упреков в пропаже.
Реактор. Она собиралась к реактору. Каждый должен заниматься своим делом, и на губах Бобби мелькнула короткая улыбка, но ее тут же стер очередной вздох Башни и брошенный взгляд на отпертую дверь. Туда или куда?

+8

13

Коммуникатор в виде чипа, незаметно расположенный внутри уха, ожил сначала тихим голосом Эрика, а затем и другими гидровцами. Маленькое приспособление, что они встроили совсем недавно Наташе, прекрасно пряталось от посторонних глаз и сканеров в деактивированном состоянии. Именно поэтому оно было не замечено Барнсом во время ареста, именно поэтому Белова запустила его только сейчас, когда Башня уже вовсю содрогалась и жалобно стонала под натиском Адаптоида и Магнето, уместив в себе всех, кого только возможно, из друзей и врагов.

Лена переключалась с частоты на частоту, слушала, что происходит в других точках здания, улавливая комментарии своих людей. В голове эхом отзывались окрики посторонних, паника и сумятица тонули в леденящем душу скрежете. Елена и не думала, что симфония разрушения способна быть такой прекрасной.

Пробив насквозь еще один этаж, Белова наконец-то достигла нижнего уровня, где и находился реактор.
Огромная махина, генерирующая столько энергии и способная принести столько пользы.
Огромная махина, генерирующая столько энергии и способная столько всего уничтожить.
Лена даже залюбовалась, не каждый ведь день увидишь столь совершенное и в то же время полное определенных недостатков творение. Детище гения, который всё пытался быть лучше, чем он есть на самом деле.

- Стивен, Эрик, забирайте всех и уходите, – отправила она сообщение по их внутреннему каналу, – времени мало.

Охрана у реактора была скудная: некоторые поспешили удрать, пока еще давалась такая возможность, и сделали правильный выбор, потому что оставшихся Белова проткнула арматурными штырями, не потратив на это и пяти секунд. И вот, Лена оказалась один на один со своей целью. Глухими обрывками, через коммуникатор Леншерра, она уловила вопль Старка о возможности договориться, но только усмехнулась на это. Нет, они и правда могли бы, конечно, только зачем? Гидра ведь и так уже победила.

Белова присела, коснувшись ладонями пола, сконцентрировалась. Эрик учил её чувствовать не только металл вокруг, он учил прикасаться к магнитным полям самой земли. Пропускать их через себя, направлять их. Управлять ими. Комната вокруг Елены задрожала, пол и вовсе начал ходить ходуном, металлическое крошево взметнулось вверх, кружа вокруг, словно защитный ореол. По хорошему, она и Магнето были способны снести эту Башню вдвоем, сравнять ее с землей, похоронив всех обитателей под грудой стекла и металла без всякого взрыва, но тогда не выйдет подставы, тогда Тони Старк превратится в мученика вместе со всеми своими Мстителями, а должен в угрозу номер один. Поэтому Лена остановилась на нескольких мощных электромагнитных импульсах, которые волнами окатили всё помещение и разнеслись еще на пару этажей выше. Защитные системы вышли из строя, приглушенный свет сменился красным миганием, а к уже былой тревоге добавилась еще одна, извещающая, что арк реактор нестабилен. Всё, что теперь оставалось русской, это нажать несколько кнопочек на панели управления, вводя правильную комбинацию, и запустить процесс самоуничтожения, а затем быстренько свалить из эпицентра развернувшегося пекла.

- У нас есть минут десять, может меньше, а потом здесь всё снесет!

Она взмыла в воздух, слегка разведя руки в стороны, чтобы лучше управлять колебаниями, которые позволяли телу парить, и направилась вверх, как можно скорее к выходу хотя бы в районе первых двух этажей. Путь обратно прокладывался еще более бесцеремонно и грубо, чем дорога к реактору. Елена не стала задерживать свое внимание на Старке и окружившей его компании, не стала окликать Леншерра или кого бы то ни было еще. Каждому из своих она дала команду, ну а дальше пусть сами заботятся о собственных жизнях. До людей с другой стороны баррикад ей вообще не было особого дела. Единственное, пожалуй, краешком души, если таковая у Беловой все же имелась, она надеялась, что Барнс успел убраться из погибающего небоскреба. В конце концов, она оставила ему лазейку в виде огромной дыры в полу.

Елена была уже на поверхности, готовая проломить себе стену, чтобы выбраться наружу, но на одном из уровней наткнулась на Бартона и Наташу. Те крепко сцепились, и все бы ничего, Белова вполне могла бы бросить их обоих, предоставив судьбе решать, что случится с Романовой дальше, но камнем преткновения всплывал Стив. Стив, который несмотря ни на что, защищал Наташу, спасал Наташу, пытался ей верить и дарил шанс за шансом. Поэтому, узнав, что Вдова не выбралась вовремя, он, скорее всего, бросился бы ей на помощь. От этих мыслей Лена разозлилась и, громко приземлившись на ноги, так, чтобы её заметили, с силой ударила Клинта одной из металлических балок, вырванных из стен. Мужчина отлетел далеко в сторону, отправившись в глубокий нокаут.
- Будешь танцевать в другом месте, дорогая, для Большого нет времени. Уходи с остальными, ну!

Елена собиралась последовать за ней, но была остановлена блондинистым вихрем, снесшим её с ног. Барбара Морс оказалась внезапнее рояля из кустов, а била еще больнее. Лена бы улыбнулась старой подруге окровавленным ртом, но Барбары не должно было здесь быть, особенно в тот самый момент, когда чертова Башня в очередной раз содрогнулась, да так, что на них обеих чуть не упал кусок потолка, и причиной тому стала совсем не Белова да и вряд ли Магнето. Похоже, реактор дошел до своей кондиции и готовился вот-вот рвануть.
- Ты идиотка, Барбс! Идиотка, идиотка! Какого хрена ты тут забыла?!

Белова в бешенстве ударила Морс в живот, скидывая с себя, и тут же сжала мертвой хваткой. Из Башни пришлось не выбегать, а в буквальном смысле вылетать. Лена разбила окно ближайшим железным предметом, и в обнимку с Бобби ринулась наружу настолько быстро, насколько хватало сил. Они упали на землю в нескольких метрах от здания, подальше от несущихся прочь людей. Всё, что успела сделать Елена, это соорудить из подручных металлических предметов обширный щит, да прикрыться им со всех сторон. Жаль, что от оглушающего грохота металл, к сожалению, не спасал. А взрыв был оглушающим.

Белова не видела, как Старк Тауэр начал рушиться, но чувствовала, как страшно трясет землю и ближайшие сооружения. Она слышала, как многотонная конструкция осыпается, словно карточный домик, а вместе с ней будто бы осыпается весь прежний облик Нью-Йорка.

+9

14

Это было его детище, его мечта, его мистическое будущее, которое он готов был отсраивать снова и снова. Это уже давно не был просто Старк Тауэр, как его до сих пор называли люди, непричастные к деятельности Тони. Это не была и просто Башня, это был дом Мстителей, которых уже не существовало. Это был чертов дом и Тони хотел его спасти, последний оплот, который позволил бы ему выбраться живым из всех этих передряг. Он верил в это, верил настолько сильно, что пытался добраться до реактора первым, зная, что уже опоздал.

- О, Рид, привет, дорогой прости, сейчас не время для флирта с наукой, лучше выбирайся отсюда и постарайся увести как можно больше людей за собой. Ах, да, насколько я понял послание Вижна, мы все скоро окажемся под тоннами бетона и железа, присыпанные стеклом, не та мечта, к которой я стремился, ох не та. – Тони махнул Риду рукой в направлении выхода и понесся дальше, еле поспевая за Домино.

Эта женщина явно умела бегать лучше него, и тренированная была и вообще, говорили, что у нее дьявольская удача. Ну что ж, у Тони наоборот, никакой удачливой перспективы, только попытки выбраться из собственного дома с наименьшими потерями. Брони не было, чертовски трудно было пробираться через покосившееся и рушащееся от этого здание, но ему удавалось. Как-то удавалось, хоть и было сложнее и сложнее.

Но кого он тут явно не ожидал увидеть, так это Магнето. Он был готов к любым призракам прошлого, будущего, настоящего. Он был готов к тому, что Башня просто рассыпается сама по себе, но нет, перед ним стоял террорист, которого разыскивали все спецслужбы мира, стоял и усмехался.

- Вижн? Фрайдей, детка, подключись к нему и передай, пожалуйста, что все в порядке, но внутри Магнето и это повод ускорить эвакуацию. И пусть найдет Барнса, у меня к нему потом будет пара вопросов, потому что Белова не своими ногами сюда дошла, так что пусть найдет этого идиота и вытащит, он нужен мне живым, слышишь?

Тони говорил в пустоту, в общем-то зная, чем кончится дело, но не спеша выставлять свое знание на показ. Домино оттеснила его за спину, где-то тут же был Рид, который растягивался то ли во времени, то ли в пространстве, где-то на периферии мелькали и остальные мысли, остальные идеи, но все сузилось до одной точки.

Ему нужно было в лабораторию. Ему необходимо было в лабораторию, чертовски необходимо, нужно было остановить взрыв реактора, нужно было выключить питание, вырубить все к чертям. Его большая надежда, его мир, его существующая реальность, его Башня, это было чертовски больно.

- Привет, Эрик, давно не виделись. Видел не так давно Чарльза, все еще жив, здоров, почти вменяем. Надеюсь и тебе в твоем возрасте все шалости доступны, дома не сиделось? Мир просил интриг и зрелищ, и ты как верный подданный показал на что способен? Домино, дорогая, есть у тебя что-то в подарок этому старичку? Нет? Надо найти, мне кажется он не хочет уходить без сувенира. – Тони шипел, ярость плескалась внутри, как разбуженный вулкан, у него не было времени на всю эту ерунду.

Поэтому, только поэтому, он отпихнул Домино со своего пути, и Стивен, появившийся где-то на периферии зрения, совершенно никак не был с этим связан. Конечно же, Магнето первым делом добрался до его реактора, сжал своим чертовым магнитом металл, который защищал сердце Тони и усмехнулся, скотина. Под шлемом ничего не было видно, но Тони буквально кожей ощутил, как эта сволочь усмехается, и разразился каркающим смехом. Мечты всегда так болезненно и медленно умирали, без шансов.

- Поиграем.

Первый выстрел из репульсора получился кривоватым, видимо Фрайдей медленно целилась или наоборот, слишком быстро. Второй выстрел получился лучше, давление на сердце ослабло, Магнето выпустил его из своих лап. Где-то тут в бой рванула Домино, а внутри лаборатории, самой секретной и защищенный в мире, рванул реактор, который не оставил никому шанса. Никто не мог выжить, никто не должен был выжить? Не так ли?

- Стив? – Получилось почти достоверно заорать. Почти получилось сделать вдох, не смотря на сердечный, кажется, приступ. Броню смяло, это Тони отчетливо помнил. Броню смяло как бумажку, то ли волной от взрыва, то ли Магнето добрался до нее, не смотря на попытки это остановить.

А Тони швырнуло в стену, а потом он скатился под ноги, кажется все-таки Стивену и так и остался лежать, сломанной куклой с пробитой грудной клеткой. Реактор защищал сердце, да, но он ничерта не спасал от ударов о стены и переломов. Он ничерта не спасал от того, что в легкое воткнулась кость и горлом пошла кровь.

Забавно, при таких повреждениях жизнь стоит всего две минуты. Жалкие, обидные две минуты, которых у Тони тоже не было. Потому что за взрывом оболочки реактора, начинается самое интересное. Если честно, сегодня он сдался, он закрыл глаза и позволил себе сдаться.

Сегодня мечта умерла.

+7

15

    На периферии зрения мелькает Рид Ричардс, о нем Вижн знает немного, но достаточно, чтобы не переживать за его жизнь и здоровье в поднявшейся суматохе. Он ускоряет спуск людей как может; никакая иная задача во всем здании не волнует его больше жизней ни в чем не повинных работников СтаркИн. Это — приоритет. Кого-то он начинает спускать прямо на руках — в основном тех, кто в силу разных факторов не может быстро перемещаться самостоятельно. Подхватывает, проходит сквозь выбитое окно и опускает вниз, к подножию здания. Поднимается обратно. И так вновь и вновь: по двое, по трое — сил ему хватает. Не хватает времени.
    Ему помогает какая-то девушка на улице. Вижн отпускает двух работников из рук, третья выпускает из мертвой хватки его шею, оглядывается на незнакомку, что устремилась к Башне вместо того, чтобы бежать прочь, как все остальные. Она тратит 2,3 секунды на то, чтобы добраться и сообразить, как помочь, у Вижна уходит 2,4 секунды на то, чтобы установить, что ей не требуется помощь. Что она и есть — помощь. Он отрывается от земли вновь и устремляется обратно в Башню, проходит сквозь окно.
    Все здание стонет; Вижн чувствует по тому, как гаснут в нем вибрации шатающейся и разрушающейся конструкции. Он оценивает свои время и возможности с хладнокровием, неприсущим людям. ФРАЙДЕЙ выключена, в голове глухая тишина — ни единого способа ни связаться с Тони, ни получить от него сообщение о ситуации. Внутренние системы тоже выведены из строя, Вижн не может подключиться к ним, не может использовать их для установления ситуации. Остается только симуляции, построенные на обрывочных данных, собранных одним-единственным источником — им самим.
    Мощный электромагнитный импульс на мгновение дергает его, заставляет пошатнуться. Если арк-реактор взлетит на воздух, накроет весь район. Во всей Башне нет ни единого девайса, способного толково подавить взрыв подобного масштаба. Нет ни единого супергероя из известных ему, способного сдержать мощный взрыв. Вижн стремительно проваливается сквозь этажи вниз, кто-то же наоборот мелькает мимо него вверх. Девушка. Та самая.
    Вокруг нестабильного реактора — целый бой. Совершенно неэффективный и ненужный; Тони отлетает в сторону. Вижн, полупрозрачный и неосязаемый до этого, заставший самые последние мгновения сражения, в момент обретает материальность, использует момент, когда противник Тони отвлечен своей мимолетной победой, и бьет по нему коротким залпом из Камня. Его силы хватит, чтобы отключить незнакомца, но этого залпа недостаточно, чтобы нанести ему несовместимые с жизнью травмы. За время изучения Камня Вижн научился управлять хотя бы этим его аспектом.
    Падающие со стены блоки его не волнуют — он тут же возвращается в неосязаемость. Ему нужно добраться до Тони, но рядом с ним Стивен, и Башня разваливается на глазах. Симуляции Вижна говорят ему, что Стивен Роджерс, при всех его морально-этических разногласиях с Тони, не даст старому товарищу умереть под обломками Башни. А вот о металлокинетике — Вижн успел увидеть, как тот мял броню Тони — побеспокоиться некому.
    Потолок осыпается вокруг реактора, сирена, кажется, хрипнет от силы собственного воя. Вижн подхватывает противника Тони. Он легко высчитывает траектории всего, что валится на них сверху, и так же легко держит в голове отсчет до того, когда реактор рванет. К сожалению, с последним уже действительно ничего не поделать. Но он еще может спасти хотя бы эту последнюю жизнь.
    Друг или враг, жизнь превыше всего.

+6

16

[indent] Всё. Кончено. Всё кончено. Неизбежность, предрешённость, случайность и вопиющая, граничившая с безумием решимость.
[indent] Наблюдать за жертвами было неприятно; осознавать их - больно. Стивен не хотел такого исхода, он никогда не стремился. Однако же мысль о том, что, не сделай он подобного, бессмысленная, ненужная, неправильная мировая система и дальше продолжит гнобить невиновные миллионы, миллиарды людей - это отрезвляло. В любой войне не обойтись без жертв. Лучше пускай погибнет тысяча, но миллионы окажутся спасены. А когда наступит порядок, вот тогда наказание будет даже для того, кто убил одного человека, тогда и ценности, и порядок станут другими. Настоящими. Увы, история писалась кровью. Цель Роджерса: сделать так, чтобы она не пролилась даром, как это происходило не первое тысячелетие подряд.
[indent] Пока мужчина не знал, сколько гражданских не эвакуировано, скольким гражданским эта эвакуация ничего не дала. Пока не знал, сколько его собственных агентов погибло, сколько оказалось в руках врага - да оно и не имело сейчас никакого значения. Точно также, как и стычки между сторонами. Совсем скоро это потеряло всякий смысл. Совсем скоро уродливая Башня, символ непонятно чего, прекратила своё существование, унеся за собой сотни жизни тех, кому не посчастливилось находиться в радиусе взрыва и крушения здания. Не посчастливилось многим. Их в клад историю оказался таков. Стивен ещё вспомнит каждого из них; так же, как это вышло с Близнецами. Но не сейчас.
[indent] Сейчас стоило исполнять план само-эвакуации, прихватив по ходу дела своих. К примеру, Лену. Щит же способствовал, как и физическая сила, сделать это быстро.

[indent] Мужчина не мог сказать, сколько минут прошло. Механика в голове точно подсчитала, но осознание - нет, нет не обращало на это внимание, не учитывало. Противоречивое, печальное, тяжёлое нутро. Железная, непоколебимая, но вибрировавшая от сильных ударов решительность. Завершить дело. Словом. История сегодняшнего вечера давно готова, фигуры расставлены, роли распределены, и теперь только нужно было дать им действовать, заняв отведённую себе самому позицию и сдвинув игру. Время настало. Пора.
[indent] «Прости, Тони. В каждой войне нужны виновные и герои. Свою роль ты предрешил сам.»
[indent] Вскоре о том, что произошло, знал уже весь Нью-Йорк: волну от взрыва могли почувствовать даже в пригороде. ЩИТ, Гидра, спасатели, полиция и, конечно же, журналисты уже спустя недолгое время оказались у недавнего эпицентра. Зона перекрыта всеми указанными, включая Гидру, никто не пропущен, кругом куча дыма, обломков, карет скорой помощи, сирен, плача, стонов, голосов. Но на деле - тишина. Внутренне Стив молчал. Молчал город. Молчала Америка. Замолчать был готов и весь мир в знак солидарности. То, как оно сработает - вот оно. Старый механизм, не менявшийся со временем. Никогда.
[indent] - ... жители моей любимой Америки, моего родного Нью-Йорка, всего мира. Сегодня произошло событие, одно из самых печальных среди тех, что были в нашей истории. Событие, которое никто из нас не мог предугадать. Событие, последствия которого мы не забудем никогда и которые нам лишь предстоит осознать. Событие, которое мы встретили вместе, среагировав так, чтобы приложить совместные усилия к спасению. То, что произошло сегодня - трагедия. Но и символ. Нам всем пора меняться. Мы не смогли предотвратить. Мы допустили. Мы: те, кто не имели власти, чтобы предотвратить, и те, кто допустили эту власть. Отныне я, Стивен Роджерс, не намерен терпеть то, что мою нацию, весь мир, ставят под угрозу. Эта трагедия - доказательство. В этот раз люди погибли из-за того, что кто-то недооценил угрозу от технологий СтаркИнд. Люди погибли из-за того, что чьё-то безразличие и желание удержаться у власти перевесили интересы каждого из вас. сколько ещё раз подобным трагедиям нужно повториться, скольким ещё людям умереть? Однако, хватит. Я говорю стоп и заявляю, что отныне Америка находится в руках Гидры, чтобы защищать каждого жителя этой великой страны. И Нью-Йорк стал первым якорем. Я не готов отдавать свой любимый город в руки тем, кто не способен обезопасить его - то право, что имеет каждый американец, базовое и дарованное природой. Отныне я в лице лидера Гидры и все те, кто идут со мной плечо к плечо, будем обеспечивать эту самую безопасность. И если кто-то из вас сомневается в правильности того, что я решил, то пускай вспомнит 11 сентября и все те кровопролитные войны, начатые властью, но не принёсшие ничего, кроме гибели наших молодых ребят и страданий народа, на которые обрушивались чужаки с войной. У меня всё. Не время разговоров, время действовать.
Imagine Dragons – Believer

+5

17

Нет ничего лучшей старой-доброй бойни, в которой пади черт разберет, кто слег, кто выжил, а кто остался без конечностей. Чистый воды хаос, смертельная песня, язык которой для Эрика был более, чем знаком. Он разговаривал на нем, сколько себя помнил. Возможно, с возрастом только отчетливее смысл стал понимать, но от этого сумма слагаемых все равно не изменилась.
Эрик любил фатальную неразбериху, в которой все равно присутствовал четкий порядок действий.

Удовольствие просчитывать свои шаги, видеть чужие и убивать чисто и без тени эмоций…

Идеально.

Похоже, Кобик все-таки вернула не только тело и молодость, но и некоторые аспекты в прошлом несформированной личности, в котором изрядную долю занимало мрачное удовлетворение от понимания, что каждый день может оказаться последним, поэтому жить нужно так, чтобы идеалы все-таки оправдали свое рождение в буйной голове.

… лирика и философия.

Долой лирику и философию.

Эрика сейчас больше интересует Старк, собственные сжатые кулаки и явственное ощущение хватки на целом здании. Вот – сейчас можно легко распахнуть ладони, нащупать целую кучу балок и быть готовым… к атаке, обороне, контратаке – неважно. Важно, что это ничего не поменяет – башня все равно падет, «хорошие» ребята проиграют, план будет исполнен, а там, глядишь, у мутантов наконец-то мелькнет шанс на нормальную жизнь.

Ха. Нормальная жизнь в Гидре.

Пульсары, Домино со своим пластиком – все это не страшно. Один взмах рукой, и очередная выкорчеванная железка прямо из каркаса здания превращается в грубый, но до беззубия эффективный щит. Он бы и оружием послужил, - Эрик даже уже замахнулся на это всем своим воображением и талантом, - но-о-о…

Что пошло не так?

Взрыв тут не причина – к нему он был готов затылком.

В потасовку вмешался некто, кому плевать было на физические законы земли, электромагнитные волны, и вообще – правила, установленные, наверное, высшими силами, или просто природой.

Эрик успевает выхватить краем глаза перед мощным ударом то существо – то ли тварь, то ли мутанта – прежде, чем отрубиться.

Вот так.

Скучно. Ни о чем. Как всегда.

Великий Магнето умеет в нелепые способы или умереть, или проиграть. Это у него, похоже, на роду написано: «И будешь ты великим революционером, но сдохнешь от укола зубочистки в десну и запущенного некроза тканей». Или пощечины неопознанного летательного субъекта.

Ирония.

Уже отлетев на порядочное расстояние и столкнувшись спиной о какую-то из стен, Эрик про себя на последних секундах сознания смеялся…

«Ну, привет, замечательный-новый-Мир».

+4

18

Клинт Бартон идиот, Клинт Бартон посмешище и обуза. Да зачем Мстителям нужен был Клинт Бартон?
Он слышал это, видел на форумах, разборы драки за Нью-Йорк на Ютубе, там его имени, конечно же, не знали, но легче от того, что говорят об его Альтер-эго не становилось. Шуточки о том, что он талисман команды, над которыми нет-нет, да смеялась даже Нат.
  Самолюбие. В дребезги, в пыль. Это все лишнее, Клинт, не срослось, не слюбилось, но ты можешь еще чуть-чуть потерпеть. Совсем немного осталось, правда.
Уважение. К черту, как ненужный мусор. В пекло, в самую жаркую топку. Не прошло оно ни огонь, ни трубы, и в воде затонет, как пить дать.
Да и сам ты скоро там окажешься, глупый маленький, сломанный.
  Возомнил себя частью семьи. Возомнил себя супергероем. Так и будь добр, помри красиво, а не с пушкой во рту на ебанной ферме.
Кровь. Запах её тошнотворно сладкий уже. Во рту от нее полно, сплевывать только если.
Он улыбается, зубы благо на месте, и за то spasibo, tovarisch Romanova. Остервенение. Отупляющая ярость.
Застилает глаза это едкое, гадкое, мерзкое.
Пыль вокруг пляшет, а он скалится.
Слишком медленный, слишком дорого.
Не забудется этот день в их истории, столько жертв будет, а он - среди них. Как алое пятно. Маленькое, расползается. Ширится. И бежит куда-то.
Она бежит, думает верно, что к Стивену. На силки и охоту - нет времени. На вразумление нет времени. Упадет всё, разрушится, и плевать на чьей стороне была, кому служила и с кем спала.
Не то время, не то место, не та жизнь.
Рассыпается, словно старая записка, пожелтевший засохший лист. Вся их дружба, все пароли, явки, доверие.
Это он медленный, мир вокруг - безжалостный, стремительный. Но Клинт яростный. Но он бешенный.
Адреналин в крови словно яд, распространяясь по венам, бежит, зажигая внутри. Ему жарко, он горит и пылает, бежит за ней, кричит, улюлюкает.
  Уклоняется, подставляется.
Как две кошки, сцепились, и держатся. Боятся пустить, боятся лишиться глаза, уха, хвоста. Но шерсть подпаленная, а морды со шрамами. Оцарапать соперника, но не до смерти, а чтоб знал, а чтоб больно было.
Бартон скалится, еле дышит, рычит. Он медленный, но основательный.
Вцепиться в нее, если понадобиться - за волосы из здания вынесет. На карачках выползет, и её в зубах понесет. Она сама потом спасибо будет говорить, он знает. Он знает её.
  Но она будто не знает его, бьет как чужого, как будто не знает точек, как будто впервые видит.
Оскорбляет такое, не правда ли?
Глупости, шалости, а мир несется вперед, еще стремительнее. Башня кричит всем своим нутром, стонет, плачет осколками. Она умирает, боится, что заберет с собой всех, кто внутри. Но Бартону некогда, Бартону чешется. Чешется знать, что с его подругой сделали, кому верить теперь, от кого спасаться - яснее некуда, да вот она..
Это его проблема, которая становится все опаснее, которая бьет изощреннее, жалит сильнее одним только взглядом без узнавания.
Но его проблема. А значит он её решит. Вытащит, вылечит, и решит. Когнитивная рекалибровка, или как это там она обозвала то, что шваркнула его по башке блондинистой, м? Больше меткости, меньше жалости.
Не важно.
В один краткий миг все становится не важно.
Балка всей своей тяжестью тянет к полу, к его остаткам.
Он слишком медленный. А мир все несется вперед. Где-то там мелькают рыжие волосы. А еще поодаль светлые. Крики. Женские. Башня уже не стонет, не кричит. Она умерла.
  Вдыхается с трудом, глаза не открыть - пыль, больно. Сознание на самом краешке перед обрывом. Пропастью в никуда.
Он всю свою жизнь балансировал на тоненьком краюшке, который отделял его от этого самого "никуда".
Он не верит в другую жизнь, ему эта осточертела до жути.  Но рассказы о чертогах Одина и прекрасных Валькириях, которые могли бы забрать его как героя, погибшего на поле боя - это те самые сказки, в которые хотелось наверное верить, если уж быть откровенным.
Но если еще откровеннее - Бартон просто устал. Ему не до пира, не до Тора и Одина. Ему хочется к матери. Он не очень давно видел её образ, наверное стоило задуматься. Она скучает по своему блудному глупому сыну. Зовет его, видимо. Так много не рассказала, так многому не обучила. Оставила сиротой практически при рождении предпочитая потакать алкоголику-мужу. Он любил её. Всем сердцем.
Всем сердцем же ненавидел.
Но теплые руки, губы к щеке, и читать с них "Всё будет хорошо, сынок, всё будет хорошо". Это всё, что у него было. Всё, что она ему оставила.
Наверное она не в раю. Но и он туда не собирался.
Но ни тебе белого света, ни туннеля. Пустота. Темно, сухо, и безмерно одиноко.
Башня содрогается, Бартон вместе с ней, лежа на полу на одном из этажей. Им уже все равно что происходит вокруг. Оно сменится.
Они слишком медленные. А мир - стремительный.

Отредактировано Clint Barton (2017-11-15 19:29:42)

+4


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [31.07.2016] Карфаген должен быть разрушен


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC