ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     01.2017 - 03.2017
В игре два ивента: Тайное вторжение и Паучий БУМ!

Горячая третья тройка KMK 2019.
Последний день записи - 16.12.18
В игре: Друзья ведут поиски Капитана Америка.
• Нью-Йорк тем временем поражен новым вирусом. Вы хотели стать Человеком-пауком? А придется, придется...
• Грехи все еще не обузданы, но они уходят на второй план, страшась поступи Апокалипсиса...
• Асы пытаются добыть новое оружие взамен Молота богов.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [28.01.2017] Renaissance


[28.01.2017] Renaissance

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

ВОЗРОЖДЕНИЕ
http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://lh3.googleusercontent.com/EggibtnbSfWnBqHvxFdPNAm0OGWEIr6l3v8V-DIFwBq8kLwJyjPl2bjsEcGdQVzcWE0MDPFKhruriQ=w245-h138-no  https://c.radikal.ru/c41/1811/9a/17379cf8d6a7.gif
Barbara Morse | Peter Parkerhttp://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Питер снова открывает глаза и не моргает, словно забыл, как это делается. Но то было вчера, а сегодня новый день, новые удивлённые лица и новые исследования. Только вот все они оказываются направлены не на молодой, заново возродившийся организм, а на оставшиеся частички чёрного симбиота, что притаился внутри.

ВРЕМЯ
Конец января

МЕСТО
База ЩИТа

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
рубрика ээээксперименты

+1

2

Это было ужасно.
Все, что случилось там, на базе ЩИТа во время боя с Часовым. Разрушение, вскрытие тайн и смерть. Неожиданная, жестокая и беспощадная в своей реальности, готовая принести слезы и боль одним лишь своим фактом. Барбара с трудом приняла то, что они потеряли Питера. Это оказалось болезненной потерей, при мысли о которой на глаза Пересмешницы наворачивались слезы.
День накануне Бобби просидела в своеобразной прозекторской, над трупом того, что по идее было Роджерсом. Этот день Бобби решила посвятить Питеру. Прохладное помещение было наполнено яркой и чистой грустью, стоило только посмотреть на парнишку, брошенного совсем одиноким в смерти. Бобби стремительно прикрывает дверь за собой, опуская жалюзи, и выдыхает:
- Почему?

Мальчишка должен был быть в школе, а не отзываться на общий сбор Мстителей, должен был жить, влюбляться, отправиться в колледж. Наслаждаться дарами мироздания и верой в будущее, а не лежать хладным трупом на столе в лаборатории.
Об этом еще предстояло сказать тете Мэй. Или об этом уже сказал Тони, Бобби не знала. Она никогда не была сильна в траурных речах, а потому даже о погибших коллегах не стремилась говорить, предпочитая, чтобы это делал кто-нибудь другой. Не ее парафия.
А пока Бобби смотрит на парня, с которым успела подружиться, как бы это странно ни звучало. И ей было больно от осознания, что он больше не заговорит, не засмеется, не…
- Так, хватит. А то я сейчас сойду с ума.

Бобби ставит стакан кофе на стол рядом с компьютером. Смерть Рейнольдса имела бешеный энергетический выплеск, который едва не убил их, окончательно разрушив базу под ноль. И этот выплеск мог впитаться всеми, кто там находился. Морс уже успела обследовать некоторых участников битвы, а теперь она ждала, каким образом взять анализы у Паркера, при этом не препарируя.
У нее не поднималась рука.
Просто не поднималась.
Она тупо смотрит в экран, не может ничего сказать, не может ничего сделать. Внутри щемящая пустота, так и хочется расплакаться, но Бобби кажется, что если она это сделает, она не скоро успокоится. А надо бы успокоиться, надо перестать рыдать, надо перестать думать об этом.

Питер-Питер, почему ты туда полез?
Ей будет не хватать его. Что странно. Конечно, Питер не мог быть ей сыном по возрасту, и вообще она хреновая мать, но зато каким-то образом они смогли стать неплохой командой, и эта мысль все больше подтачивало настроение Пересмешницы.
Глоток кофе немного успокаивает. Или привычные движения. Она открывает начатый отчет по другим результатам анализов, собирая все воедино, оттягивая то время, когда придется что-то сделать с Питером.
Если, конечно, не случится чуда. Но чудо - это такая вещь, которая не очень понятная Барбаре. Даже если Лин пыталась его сотворить. Чудо должно было себя успеть проявить, но не проявило за прошедшее время, это о чем-то да говорит.
Чудес не бывает, не так ли, Барбара, тебе ли не знать?

Стакан кофе пустеет, часы отсчитывают минуты, отчет подбирается к своему логическому завершению, момент все еще не наступил, Бобби, как заведенная, прокручивает в голове чертовы мысли о том, каким был Питер, ненавидя себя за собственную слабость. Она готова умереть сама, но чужие смерти для нее как проклятье, она их ненавидит, она их боится. Настолько, что предпочла в той истории сдохнуть сама, лишь бы пулю получил не Хантер.

+2

3

Последнее, что мог помнить Питер, это то, как было холодно. Только сначала этот холод словно намеренно прицельно концентрировался в отдельных местах, преимущественно собираясь в кончиках пальцев ног и рук, вынуждая кожу неприятно пощипывать. Сейчас было ничуть не лучше, холод начал растекаться по всему телу, складывалось такое впечатление, что лежал на чём-то холодном, в продуваемом помещении, так ещё и не имел возможности накрыться каким-нибудь одеялом или чем-то подобным. Просто очень холодно, только больше не хотелось так сильно спать. Веки оставались тяжёлыми, дышать по-прежнему сложно, а потому даже не пытался открыть глаза, не было желания двигаться, хотелось просто лежать и лежать, чем больше, тем лучше. Он не знал, что случилось, что так сильно могло на него повлиять, откуда появилась эта лень. А ведь думал, что дело было именно в лени. Кажется, из-за постоянной беготни сначала с симбиотами, потом со всей прочей ерундой очень сильно устал, а потому и шевелиться было тяжело. Интересно, почему до сих пор не прозвонил будильник, оповещая о том, что пора просыпаться и подниматься, потому что в противном случае опоздает в школу? Кажется, уже самое время, неужели снова проснулся раньше положенного часа? Нет, следует преодолеть этот барьер и сделать несколько движений. Но это было сложнее, чем обычно. Сначала в качестве пробы шевельнуть пальцами рук. Ничего. В смысле, пальцы двигались, только ничего, кроме холода, не чувствовал. Складывалось такое впечатление, что руки находились под чем-то невесомым, но ощутимым, что-то.. тканевое. Ещё один не менее интересный вопрос: что в его комнате делала девушка? Знакомая, но имя её было не известно, видел её один, максимум два раза. Она точно была тут, такая, с тёмными, вьющимися волосами.. кажется.

Открыв сначала один глаз, затем и другой, Питер попытался кашлянуть, но горло сильно сдавило. Пересохло, во рту словно пустыня развернулась, и это не прибавляла энтузиазма. Как оказалось, ощущения не лгали, сверху и правда была какая-то ткань, нечто похожее на одеяло, только тоньше, намного тоньше. Нахмурившись и почувствовав, как мышцы напрягаются, а кожа буквально натягивается, Питер приподнимается на локтях. Что странно, так это тот факт, что голова не шла кругом, как это обычно было, когда проспал всего три-четыре часа после целого дня беготни, а впереди ждало то же самое. Как только зрение более-менее сфокусировалось, он повертел головой, оглядываясь, удивлённо округляя глаза. Что это такое? Точно не комната, его место обитание не такое.. болезненно белое, как больница. Точно, может, это была больница? Наверное, просто сильно ударился головой после того случая около базы ЩИТа. Да, это помнил, а что дальше — нет. Почесав затылок и не обнаружив там никакой шишки, Питер только покачал головой. Тело пускай и было напряжено, но никакой боли и ощущения, словно сломали тридцать три кости, не было и в помине. Уже вылечился? Так это сколько же дней прошло..

Просидев в прострации ещё несколько минут, Паркер потёр лоб тыльной стороной ладони и начал медленно спускаться с достаточно высокой.. что это такое, стол? Завернувшись в длинную белую простыню и оценив общую ситуацию, Питер поёжился, понимая, что это не обычная каталка, которую всегда использовали в больницах. Тут вообще на ножках не было и намёка на колёса! А ещё тут было очень холодно, на коже мгновенно выступили мурашки, целый каскад мурашек и давай плясать, а вместе с ними был готов заплясать и сам, так как пол был таким же холодным, а обуви тут не намечалось, судя по всему. Как и одежды, впрочем, тоже. Единственное, что спасало, это простынь, пропахшая спиртом и чем-то ещё, запах чего был слабо различим и казался незнакомым. Странное место, но думать об этом хотелось в последнюю очередь. Наконец прокашлявшись, Питер двинулся вперёд, собираясь сделать самое очевидное — выйти. Дверь оказалась не заперта. Что разумеется, потому что если бы она была заперта, вопросов возникло бы гораздо больше, ситуация начала походить тогда на проходной фильм ужасов или что-то в духе «Пилы».
— Хэй? Привет? — голос звучал тихо и сдавленно, наконец-таки смог почувствовать, как сильно хочется пить, чтобы просто смочить горло, для начала. Не похоже, что в ближайшие метров двадцать кто-то был. Ни звука шагов, ничего такого.. или это просто уши заложило? Потому как складывалось чёткое ощущение, что голос звучал ещё более приглушённо ещё и потому, что слух немного подводил. Оставаясь на порожике, Питер продолжает хмуриться и поджимает пересохшие губы. Впереди пол, наверняка такой же холодный, длинный коридор, топать босиком вообще не было никакого желания. Наверное, лучше подождать врача.. хотелось верить до последнего, что это всё-таки больница.

+1

4

Отчет бы писался быстрее, не будь в нем дыр размером с Техас потому, что не хватало главного - результатов вскрытия, которое Бобби никак не могла заставить себя провести. Она старательно избегала этой мысли, но в конечном счете осознала, что никуда от этого не деться, придется, даже если перед этим она будет сидеть и медитировать полдня на телом Питера, готовясь запустить пилу. Его уже не вернешь. Мертвые не воскресают. И даже опыт работы в ЩИТе говорит лишь о том, что кто-то приходит из другой жизни, но если вторые сутки не бьется сердце, это о чем-то говорит.
Придется вернуться в прозекторскую, придется что-то с этим делать.

Бобби отключает компьютер, медленно направляется к цели, едва в состоянии передвигать ноги, полшага в десять минут, успевает отвлечься на телефонный звонок, но мир безжалостно намекает, что придется, что выбора нет, что все давно решено, но не ею.
Вот только свернув за угол, Бобби ошарашено смотрит на парня в тоге.
Так, стоп, откуда тут взяться парню в тоге и босиком?
И только потом мозг начинает посылать сигналы, совершенно бессмысленные, но по факту самые реальные - Питер Паркер. Стоит себе, живенький, босиком, взъерошенный, завернутый в простынь, которой был накрыт.
Прикольно…

Будь Бобби более слабонервной, она бы, наверное, так и растянулась прямо тут на полу с инфарктом миокарда, а пока она лишь хлопает глазами, рассматривая Паркера. Не может быть. Но факт есть факт. И Пересмешница делает пару шагов вперед, мысленно вознося молитвы на тему того, что спасибо, что рука у нее не поднялась вспороть грудную клетку мальчишки.
Бежать обнимать, сжимая Питера в объятиях, кажется чем-то диким, хотя и очень хочется. Вместо этого Бобби осторожно спрашивает:
- Питер?
Ага, со слухом все нормально - есть реакция, с психикой, похоже, тоже, ну по крайней мере, на первый взгляд. Морс делает еще несколько шагов к Паркеру, продолжая убеждаться в том, что он ей не приснился - она и правда могла заснуть за столом, и что он не призрак - не просвечивается, неплохо уже, и что он вообще не зомби - ну не повторяет “мозгиии, дайте мне мозгиии”.
То, что на фоне всего этого у Бобби начинает нервная чесотка, значит так мало, когда она оказывается рядом с парнишкой, передумывая вызывать охрану. Заглядывает, вытягивая шею, за его плечо, да, прозекторский стол пуст, совсем пуст, и простыни нет, а вот он, Питер, который был хладным трупом еще пару часов назад. И Бобби осторожно касается его плеча, теплого, настоящего.

- Ты правда жив. Но как?
Она не могла ошибиться. Не могла перепутать смерть и жизнь. Питер не дышал, там, на базе, и в джете не дышал, хотя Бобби на грани отчаяния даже попыталась провести реанимацию, хотя и понимала, что это лишь трата аптечки. Сердце, которое к тому времени не билось почти час, запустить было невозможно. Кардиограмма показывала ровную линию, и никакая электрическая активность не фиксировалась. И все же, она теперь видела собственными глазами Питера, задаваясь вопросом, как так вышла, пытаясь понять подброшенную ей загадку, но больше радуясь тому, что с ним все в порядке. И лишь профессиональная деформация все еще запрещала накидываться на Паучка со своими объятиями, требуя сначала прогнать парня по всем анализам, а уже потом тискать и лить слезы радости.
Тони будет счастлив.

+1

5

Питер нередко пребывал в подвешенном состоянии, совершенно не понимая, что в тот или иной момент происходит вокруг него. Этот случай тоже можно смело причислить к числу таковых. Не каждый день удаётся просыпаться в помещении, что внешне напоминало странную, нестандартную больницу (да и пахло так же), без одежды, обуви и без надежды на то, чтобы вспомнить, что происходило несколько часов назад и как вообще умудрился уснуть. Или.. сколько времени уже прошло? Тело не ломило, значит, можно смело предполагать, что в одном положении провёл не так уж много времени, чтобы конечности успели затечь. Несколько часов? Да и где одежда? Та же обувь? И синяки. Странно, что после встречи с Часовым, которого ласково обозвали бывшим Мстителем, на самом деле ничего не осталось. Или просто успело зажить? Регенерация была повышенной, но не настолько быстрой. Слишком много вопросов, даже голова начала кружиться.

Первым человеком, которого посчастливилось встретить, была Бобби. И это хорошо, даже очень. Лучше пусть это будет кто-то знакомый, чем какой-нибудь неизвестный врач с маской на лице. Дополнительных вопросов не возникает, он просто был рад. Даже хотел сделать шаг вперёд, но вовремя одумался и остался на месте. Босиком дальше всё ещё идти не хотелось.
— Мисс Морс, — с заметным облегчением выдыхает Паук, чувствуя неловкость положения, цепляясь пальцами за подобие покрывала, что разместил у себя на плечах вместо привычной одежды. Было необычно находиться в таком виде перед кем-то, при этом ещё не понимая сути происходящего. И, к слову, внешний вид самой Бобби ясности в дело не вносил. Женщина выглядела удивлённой.. нет, даже ошарашенной. В таком случае говорят «словно признака увидел». Питер молчит, словно чего-то ждёт, лишь скользя взглядом по окружению, которое всё меньше и меньше напоминало ему больничный коридор. Слыша своё имя, снова поворачивается, фокусируясь на Бобби. — А.. что происходит? — наконец сумев открыть рот. Голос был суховато-хриплым из-за пересохшего горла. В «палате», увы, не было стакана с водой, ни даже тумбочки, на которой он мог бы стоять. — И.. что это такое? — сдвинув брови к переносице. Неизвестно, что это за место, но оно заведомо не нравилось. Если включить фантазию, то это походило на какую-то лабораторию.

И если выражение лица Питера за это время успело смениться несколько раз, демонстрируя перечень различных эмоций, то Бобби оставалась при своём удивлённом непонимании. Вместо ответа на вопрос слышатся лишь странные слова, которые, как самому показалось, не имели совершенно никакого смысла. Ну да, жив, а разве может быть иначе?
— Вы.. о чём? — хлопая глазами. Всё это начало напоминать какую-то типичную видео игру. Сейчас выяснится, что на Земле что-то произошло и на самом деле они сейчас на космическом корабле в галактике Андромеда спасаются от Чужих. Немного помедлив, Паркер накрывает ладонью чужую руку на своём плече, вопросительно склоняя голову набок.
— Мисс Морс, я ничего не понимаю. Что случилось? Мы победили? Что стало с тем мужчиной? — изначально хотелось сохранить эти вопросы на потом, но как-то само собой получилось. Любопытство и желание во всём разобраться победило.

Питер переминался с ноги на ногу. Холодно и с каждой секундой это ощущалось всё более отчётливо. Так ещё и это тонкое одеяло не несло с собой никакого смысла и тепла. Выдохнув и окинув Бобби ещё одним вопросительным взглядом, отходит назад, намереваясь вернуться обратно к кушетке. Она была такой же прохладной, но именно благодаря ей можно было спасти свои пятки от обморожения. По крайней мере, так казалось. Ничего не стоило приподняться, слегка подпрыгнуть и усесться на шатающуюся штуковину. А ещё хотелось есть, всё ещё хотелось есть.
— Мисс Морс, а когда меня отпустят домой?

0


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [28.01.2017] Renaissance