ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     10-12.2016
15.07 У нас обновление новостей, как обычно вещает Тони Старк обо всем, что на форуме творится, не забудьте глянуть обновления командных тем Мстители и Мутанты. И тема для "Спасибо" всегда открыта для вас!
В игре: Гидра уходит в тень, асы готовы схватиться с силами Хельхейма в открытом бою. На Луне уже все отгорело, и 5 Фениксов творят невообразимое на земле. Нелюдям приходится несладко, ведь переезд на Землю и спецслужбы не дремлют.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [07.12.2016] Отпуск? Какой отпуск?


[07.12.2016] Отпуск? Какой отпуск?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Отпуск? Какой отпуск?
http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://galleryroulette.com/wp-content/uploads/2016/09/tumblr_m0ge2dT7nB1qj1wlqo1_500.gif
Тони | Клинт | Барбара | Пьетроhttp://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Отпуск? Какой отпуск? Нет, вот жертвоприношение - это да, прямо сейчас, не отходя от кассы, сами виноваты. Ну и как всегда, летели за Фениксом, нашли приключения.

ВРЕМЯ
7 декабря

МЕСТО
Гавайи

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Перл-Харбор. Почти. Наверное.

Отредактировано Barbara Morse (2018-07-11 21:02:09)

+3

2

На Гавайи они должны были лететь, потому что там видели одну из птичек. Тони, конечно, собирался когда-то там в отпуск, может быть даже не один собирался, но получилось, как получилось. В Джете была полная загрузка, Бартон оккупировал штурвал, Морс ворчала где-то рядом, сам он занял позицию в кресле и даже благоразумно пристегнулся. Потому что пилотом Бартон был от бога, но жить всегда хотелось чуть сильнее.

Правда, умереть он не мог, но об этом он все еще забывал. Забавная привычка. Вылет состоялся как запланировано, уже через пару минут набрали должную высоту, Тони все еще гордился тем, как поработал над движком, хоть это и потребовало от него несколько бессонных ночей и литров кофе. Тоже старые привычки, которые теперь по сути были не нужны. Но они делали его человеком.

Фрайдей на ухо нашёптывала фразы, пыталась хоть так заполнить пустоту в чужой голове, иногда она просто включала запись, и он ее произносил. Это было странно. Вся жизнь теперь была странной и бесцельной. А самое главное, перелет на этой машинке занимал от силы полчаса, полчаса рефлексии и маска надежно скроет лицо Тони Старка от всех любопытствующих.

Тони хмыкнул, активировал броню уже на подлете и глянул в иллюминатор.

- Сдается мне, что красной ковровой дорожки не будет. Пепелище. Сплошное пепелище. – Он покачал головой. Там, наверное, были люди. Наверное, он мог бы им помочь, если бы был здесь.

Где-то внутри шевельнулось чувство вины, где-то глубоко внутри, где-то там, где он не смог бы его достать. Приземление было плавным, все-таки пилотом Бартон действительно был от бога. А вот выход на поверхность осложнялся повышенным задымлением, Тони активировал дополнительные фильтры и откашлялся.

- Видимость здесь тоже так себе, ребята, будьте готовы ко всему.

И первым делом он чуть не провалился в какую-то яму, вовремя взмыл в воздух. Оказывается, это было селение, а это был погреб или что-то такое, может убежище, только ничего не осталось. Остовы деревьев и дым. Много дыма.

- Я даже не знаю, тепловизоры тут не помогут, просто смотрите в оба.

+2

3

С корабля на бал, с Тибета на Гавайи, уже совсем в частном порядке, похоже. Бобби перебралась из одного джета в другой, ворча себе под нос, что так никакой жизни не хватит, и на Гавайи она хотела в отпуск, а не просто так по делу. Отпуск можно было совместить даже со Старком и Бартоном, с последним было не привыкать, хотя на отдых они не часто отправлялись. Самым ярким воспоминание о супружеских отпусках в голове осталась Греция, правда, подлость Фьюри не знала пределов: чем раньше они справились бы с заданием, тем больше свободных получили бы.
Вышло неплохо на самом деле, вышло забавно, а отдых все же удался, они отжали себе несколько дней единения друг с другом, с Эгейским морем, с солнцем.

Ничего подобного сегодня и близко не планировалась, но Бобби не стала это обсуждать. Джет двигался плавно, сидеть над душой у бывшего мужа было не интересно, с Тони бы поговорить, но в конечном счете, поспать оказалось полезнее. Морс сквозь дрему слышала мерное гудение движка, но не чувствовала ни одной воздушной ямы, порадовавшись весьма меркантильно, что Клинт вернулся в дело. А потом накрылась курткой и выключилась ровно до посадки. Снижение высоты дало по давлению, пришлось открыть глаза и осознать реальность.
Та оказалась не радужной.
Бобби ошарашенно смотрела в иллюминатор, не понимая, куда попала. Будто бы извержение вулкана слизало деревушку с лица острова, но при этом никаких признаков лавы Морс не видела.
- Что за… Феникс?
Со сна осип голос. Бобби встряхивает головой, собирает мысли, споро затягивает волосы в хвост. Она подбирается со спины к Клинту, оттуда лучше видно, опирается на его кресло и задерживает дыхание, еще больше пораженная открывшейся картиной. Они опоздали? Или у них не было шансов?

Посадить в таких условиях джет надо уметь. Хоукай сумел, хотя вибрацию его Барбара чувствует желудком. Хорошо, что пустым. Она делает глоток воды из бутылки, все больше включается в рабочий лад. Люк еще не открылся, а Тони в полном облачении, Бобби тянется к респиратору, второй кидает в руки поднявшемуся из кресла пилота Клинту.
Воздух пахнет пепелищем. И никакой респиратор тому не помогает. Глаза слезятся, заставляя торопливо натянуть защитные прозрачные очки, но все равно не успевает, и одинокая слезинка сползает по щеке. Ей не жалко погибших, она давно научилась никого жалеть, чтобы самой выживать, на все не хватит, ни сердца, ни души. Ее голос звучит приглушенно, фильтры респиратора не очень хорошо справляются с поставленной задачей, но пока справляются.
- А бешеных собак пристреливают. Хотя да, тут сложность, носитель ни в чем не виноват. У кого какие догадки? Будем методично обследовать деревню? Но разве что в поисках живых, вряд ли Феникс тут.
То ли ветер шевелит повисшую дымную завесу, то ли там и правда кто-то был. Барбара замечает краем глаза движение, торопливо вскидывает пистолет, идет кошачьей походкой, чтобы проверить. В душе она надеется, что выживших не будет. Они не спасательная бригада, никому не смогут помочь, только добить. Но все-таки это просто ветер, и отвратительная вонь сожженной человеческой плоти. Барбара присаживается, рассматривая обугленное тело, мужчина, женщина, не понять.
- Мертво. Все тут мертво.

+2

4

Свернутый текст

соррян, но пост чёт неважнецкий. следующие будут лучше, этот - «первый блин комом». мне стыдно хд

ранее
Он озирался по сторонам в поисках знакомых лиц или чего-то, что он мог помнить из своей прошлой жизни. Натянув капюшон тёплой толстовки как можно более глубже, спрятав себя от немногочисленных прохожих, что сновали по залитым серыми сумерками и липкой грязью из едва замёрзших луж Нови Града, той части столицы крохотной Заковии, что всё ещё отстраивали заново после трагедии о которой Пьетро читал в многочисленных статьях, видел телевизионных сюжетах, что он сумел отыскать во всемирной сети. Максимофф надеялся отыскать сестру здесь, теперь он знал о ней многое, знал как она выглядит, но совсем не помнил её. Внутри него что-то неприятно жевало стоило ему взглянуть на фотографию девушки по имени Ванда, девушки, роднее которой у Пьетро и не было никого, но Максимофф не ощущал должного трепета или предвкушения от встречи с сестрой. Единственное что он чувствовал в этот момент - страх, ему было страшно от того что он уже ничего не ощущал и ни на что не надеялся.
Поиски сестры продолжались уже более месяца с того самого дня как Пьетро узнал об её существовании, наткнувшись на список пострадавших при бомбардировке Заковии, случившейся на Родине Пьетро задолго до атаки взбешённых роботов. Максимофф сам не знал почему, но совсем не хотел сдаваться ни Мстителям, ни ЩИТу о которых тоже успел навести справки занимаясь поисками сестры, ему нужно было найти Ванду самому, он хотел докопаться до собственной сути сам, без чьей-либо помощи, да и нутром словно бы чуял что-то неладное, словно бы тот Максимофф, которого он не помнил, особо не жаловал ни тех, ни других.
Пьетро возвращался в Заковию снова и снова, тщетно пытаясь вспомнить хоть что-нибудь, наивно надеясь встретить на улице кого-то, кто может узнать его и рассказать ему хоть что-нибудь, а может быть и встретиться с Вандой, но как и прежде этот его набег не увенчался успехом. Скользя незаметной, почти бесплотной тенью, по темнеющим улицам заковианской столицы, Ртуть с жадностью вглядывался в окна домов, что горели сейчас яркими квадратами на мокрых стенах. Проходя мимо очередной стройки, он остановился словно что-то интуитивно учуяв. Сняв капюшон, не боясь крупных холодных капель дождя перемешанных с обжигающими ледяными хлопьями, блондин скользил взглядом вокруг, а зацепившись им за острие трубы какого-то небольшого завода, на верхушке которой мигали алым сигнальные огни, будто бы что-то вспомнил.
Ванда как всегда отвлекала его от уроков своим пением. Вместе с матерью она хлопотала в кухне, беззаботно напевая какую-то глупую песню из тех, что без остановки крутили по радио. Пьетро никак не мог сосредоточиться на задании по математике, которую он ненавидел всей душой. В отличие от брата Ванда решила всё верно и была первой, подразнив брата она упорхнула на помощь к матери, не забыв прихватить с собой свою рабочую тетрадь с решением. А теперь он, Пьетро, сидел за большим письменным столом и болтая ногами пытался решить дурацкую задачу, вперившись в окно перед собой за котором ритмично пульсировал красным маячок на трубе небольшого литейного завода.
Воспоминание больно обожгло Пьетро замеревшего у подножия строящегося дома, он мельком глянул на макет многоэтажки, что был изображён на сопроводительном билборде, но дом, который должен был занять пустырь возле которого стоял сейчас Максимофф мало чем походил на тот, где он когда-то жил. Воодушевлённый пусть и таким коротким, но воспоминанием из прежней жизни Пьетро решает задержаться в Заковии дольше обычного.

о7.12.2о16
Пьетро!- он замечает её за долю секунды до того как Катрин налетит на него, выбежав из-за угла пляжного бара, но делает вид будто бы удивился ее внезапному появлению. С Катрин он познакомился вчера вечером на одной из вечеринок, что устраивали беззаботные серферы на белоснежных гавайских пляжах; ей было двадцать, она была француженкой, а он слишком вымотан своим последним визитом в Заковию. Мысль о Гавайях посетила Пьетро именно там, когда он в очередной раз пытался реанимировать собственную память, что обрывками, яркими и слишком короткими вспышками настигала его в городе, где он когда-то жил. Несколько дней назад Максимофф жевал холодный, сделанный словно из пластика, бутерброд с сыром сидя на ступенях церкви, где можно было поживиться съестным, что раздавали сотрудники какого-то благотворительного фонда из Нового Света. Методично пережёвывая несъедобный сэндвич Пьетро в который раз ловил себя на мысли о том, что он большего чем кратковременные и бессвязные воспоминания из глубокого детства, безликие и лишенные какой-либо конкретики - здешний максимум. Максимофф устало прикрыл глаза подставляя лицо холодному ветру, бессовестно облизывающему его бледные щёки; подумал что хотел бы оказаться сейчас где угодно, только не здесь, а открыв глаза секунду спустя заметил неоновую надпись “Aloha” загоревшуюся ярко-зелёным, неестественным светом в витрине небольшого кафе, что было в доме напротив церкви. Дожевав свой бутерброд Пьетро отправился в путь.
Катрин! - в тон ей ответил Максимофф поправляя прилипшие к бёдрам шорты, синтетическая ткань неприятно липла к коже и это раздражало Пьетро даже больше, чем миловидная но назойливая француженка. Comment ça va? - как твои дела?-почти без акцента спросил он у девушки запихивая футболку вместе со старинным плеером, который Пьетро нашёл в Нью-Йорке на барахолке, в рюкзак, который (как и все его вещи) он мастерски стянул из магазина. Разжиться вещами для такого как Пьетро не было проблемой, он пробовал бегать с рюкзаком на плечах, но обычно те не выдерживали перегрузок и трения возникавшего при беге, Максимофф добирался до места назначения неся за спиной дымившийся кусок пластика, поэтому теперь он предпочитал путешествовать налегке, лишь только в Нью-Йорке у него был небольшой тайник, в котором парень хранил свои нехитрые пожитки, впрочем Пьетро никогда не знал точно найдёт ли он свой вещьмешок на месте или же тот утащат пронырливые бездомные, снующие по подворотням этого огромного города вместе с крысами, как крысы.
Tres bien-отлично- а твои? - спросила девушка перейдя с французского на английский, на котором она говорила в несколько раз лучше, чем Пьетро, тот хоть и ловил всё на лету, но именно из-за этого, потому что усваивал и впитывал информации в разы больше, чем прежде, Максимофф иногда путал слова, языки и наречия. Почему ты не позвонил мне, Пьетро?- не нужно было быть гением чтобы понять того что Катрин была сильно обижена и очень недовольна поведением Пьетро сбежавшего от неё ещё до наступления рассвета, не сдержавшего своего слова и не перезвонившего ей по номеру, что она нацарапала на обертке от какой-то шоколадки.
Прости. Просто ... у меня нет телефона.- блондин извиняющееся, слегка театрально развёл руками и попытался выглядеть по-настоящему расстроенным перед француженкой, но не смог сдержать шкодливой улыбки. Обещаю искупить свою вину перед тобой. Что скажешь, если мы встретимся сегодня вечером в том тики-баре около пристани?- Максимофф знал, что уже вечером будет в холодном Нью-Йорке, куда его всегда тянуло словно магнитом. Без ощущения себя в этом огромном городе ему было некомфортно и пусто. Он позволил себе слукавить, разрешил думать Катрин о том, что она для него особенная, нужная. Пьетро позволяет девушке обнять себя и заключает хрупкую блондинку в свои объятия, по-настоящему наслаждаясь этим моментом, щурясь в лучах ласкового, но опаляющего солнца. Она что-то щебетала ему в плечо то ли обижаясь, то ли уже нет, когда земля под ними задрожала, а южный гомон состоящий из окриков чаек и других птиц, шелеста океанских волн, песен разливающихся из кафе и магазинов, голоса беспечных туристов нежившихся, облитых бронзой и золотом загара, нарушил громкий и одновременно гулкий хлопок. Катрин взвизгнула и прижалась к Пьетро сильнее, почти больно и перейдя на французский без конца повторяла «О Боже», Максимофф в груди которого все ещё гудел взрыв, что ощущал всем своим телом, обернулся в ту сторону куда показывала пальцем Катрин. Парень мягко, но настойчиво высвободился из ее хрупких, но цепких объятий и извинившись перед ней перешёл на бег, уделяясь в ту самую сторону, где произошёл взрыв.
Лишь только убедившись в том, что он удалился на нужное ему расстояние Пьетро перешёл с вполне человеческой скорости бега на ту, которой он втайне обладал. Уже секунды спустя парень оказался в эпицентре взрыва, стоял посреди неглубокой, но обширной воронки земля вокруг которой была буквально выжжена в радиусе пары десятков метров. Пьетро мало что знал о боевых снарядах, но отчего-то предположил и был точно уверен в том, что эта воронка была сотворена чем-то живым, а точнее кем-то живым, может быть кем-то вроде него самого?.. Под ложечкой засосало, ещё никогда прежде Пьетро не встречал мутанта (о том, что он один из них Максимофф успел догадаться благодаря листовкам и объявлениям, специальным форумам и сайтам, посвящённым теме мутантов и людей; он даже хотел навестить тот самый институт, где предлагали помощь всем нуждавшимся в ней мутантам, но все время находил отговорки) и был заинтригован такой возможностью. Заозиравшись по сторонам Максимофф попытался найти виновника или виновницу взрыва, уловив гулкие вибрации, скорее учуяв их, а не услышав, Максимофф снова сорвался на свой скоростной бег и уже спустя мгновение стоял на другой стороне острова, притаившись в тени густых деревьев, заворожённый происходившим на его глазах.
Он видел дрожащие в воздухе очертания, а точнее намётки очертания какого-то аппарата, спускавшегося на опушку неподалёку от такой же воронки, но больше, чем та которую только что рассматривал Пьетро; стволы молодых деревьев и заросли травы и дикого тростника гнулись и ломались под тяжестью чего-то невидимого, что медленно опускалось на землю. Максимофф предусмотрительно отошёл на несколько шагов назад, в густоту деревьев. Секунды спустя он ощутил жар пышущий со стороны невидимого нечто, а ещё мгновение спустя перед его взором возник небольшой летательный аппарат, внешний вид которого показался Пьетро знакомым. Что-то неприятно кольнуло у самых висков, когда по опустившемуся  на землю трапу звонко и бодро зашагал сам Железный Человек, броня его искрилась на ярком гавайском солнце и больно жгла глаза Пьетро, что зажмурившись задышал в разы чаще положенного. Шквал из ярких, коротких воспоминаний, обрушился на Пьетро: моменты из жизни будто беспорядочно мерцали пестрыми фотокарточками, что сыпались на него откуда-то сверху, но Максимофф не запоминал и не мог вспомнить ни один из тех, что возникали в его истерзанной поисками правды прошлого памяти. Он знал, что под толстой бронёй, что выглядела для него так знакомо прятался Тони Старк, но это имя, этот человек ничего не значил для него и одновременно с этим Максимофф чувствовал, что Старк был будто бы ему знаком. Возможно это было так потому что Энтони Эдвард Старк был известен почти всему свету, лицо Тони или же силуэт Железного Человека то и дело мелькали на страницах журналов, в витринах магазинов, именно поэтому Пьетро считал это странное чувство всего лишь обманом, какой-то фантомной болью, что истязала его невзаправду. Следом за Старком из летательного аппарата вышло ещё двое человек, первой из них была женщина, котороя была абсолютно не знакома Пьетро, вторым же на залитую солнцем поляну вышел мужчина показавшийся Пьетро знакомым, но этот отклик показался Пьетро слишком слабым, он не смог найти внутри себя ничего, что могло пролить свет на его отношение к мужчине, что аккуратно и мягко ступал по земле, держа на мушке всех и вся вокруг, целясь в пустоту из лука. Троица зашагала в ту сторону, где стоял Максимофф, Пьетро стараясь двигаться как можно тише отступал назад и перешёл на сверхскорость. Он успел разглядеть пепелище на которое вышел пятясь от наступавших на него Старка и компании за мгновение до того как Железный Человек оказался здесь же, точнее там же, где стоял Пьетро, которого и след простыл. Отбежав на безопасное расстреляете Максимофф пытался вытравить из памяти то что видел секунду назад, но перед глазами все равно представали угольные головёшки и несколько остовов каминных труб - сущая нелепица для такого места как Гавайи как по мнению Пьетро. Он посмотрел на стопы собственных ног перепачканные в саже и с ужасом подумал о том, что он вот так, абсолютно бесцеремонно мог растоптать чьи-то останки. В нем не было и капли брезгливости, лишь только сковывающее ощущение страха, стыда и ирреальности происходящего. Глубоко вздохнув Максимофф решил вернуться, он оббежал пепелище по периметру, не отводя сосредоточенного взгляда от троицы что-то искавших, осматривающих и оглядывающих. Ему показалось, что он встретился взглядом с незнакомкой, видел как она грустно, задумчиво оглядывала очертания тел и обгоревшие дома.
Впрочем и сам Пьетро не остался незамеченным, это он понял по крохотным снарядам и пулям, что были пущены в его сторону. Он без труда увернулся от них, почти играючи. Не раз его пытались подстрелить и в Нью-Йорке и много где ещё, но Максимофф всегда был на несколько шагов впереди. Пьетро резко взял влево и увернувшись от пуль и каких-то несомненно смертоносных приспособлений, что все ещё летели в его  сторону, набрал скорость. Он с восхищением наблюдал за стрелой, что скользнула совсем рядом с его права виском, красиво, со свистом рассекая воздух, вонзаясь в пространство словно раскалённый нож в кусок сливочного масла, мягко, податливо. Пару секунд спустя Максимофф увидел и самого стрелка, проносясь мимо него Пьетро едва коснулся ладонью лучника, но  этого прикосновения хватило для того чтобы тот упал на колени, как от сильного удара под дых.  Он успел настичь и девушку, подхватить на руки и унести ее на пару километров отсюда, мгновение спустя Пьетро снова пробегал мимо мужчины, что пытался продохнуть, Максимофф направлялся в сторону Старка, что палил по нему откуда-то слева, Пьетро был уверен в том что сможет справиться с самим Железным Человеком, а позднее доказать тому, что стрелять в него не было никакой нужды. Пробегая мимо лучника Максимофф насмешливо кричит в его сторону Что, не заметил?!

Отредактировано Pietro Maximoff (2018-07-16 00:37:52)

+1

5

Отдых это хорошо. Настолько хорошо, что уже даже не важно, в какой компании. Но если везет, то везет, и на этот раз с ним Бобби и Тони. Но и отдых весьма сомнительный. Это только кажется, что на Гавайях все только и делают, что резвятся под пальцами и в волнах ласкового прибоя. Может, они тоже порезвятся, когда разберутся с тем, чем занят на благословенных островах Феникс. Не купаться же он туда прилетел, в самом-то деле.
Посидев в Рафте, где действительно был отдых, как его представляет себе большинство - ничего не делать, и чтоб при этом тебя кормили, Клинт сбежал с полной уверенностью, что это не для него. И с радостью вернулся с привычную жизнь - сначала прятался, потом очень хорошо прятался, потом оказался снова агентом Щ.И.Т.а и был постоянно занят на миссиях. Такое времяпровождение было ему по душе. Адреналин опять же.
Держать штурвал особой нужды не было, Бартон поболтал бы, но Железный человек опять задумался о чем-то печальном, и тормошить друга лучник не решился. А Пересмешница и вовсе уснула. Тоже дело хорошее, кто знает, как пойдет их визит на Гавайи.
Так уж получилось, что столб дыма он заметил первым. Поначалу не осознал всю глубину трагедии произошедшего, мало ли, вдруг это какой-то местный обычай поклоняться богу огня и разводить гигантский костер. И только когда подлетели достаточно близко, понял, что случилось. Птичка порезвилась на славу, а они опоздали.
- Твою мать! - Клинт стукнул ладонями по штурвалу и тут же ухватился за него, чтобы сдвинуть джет вперед, на песок, где точно ничего никуда не провалится.
Поймав респиратор, лучник благодарно улыбнулся Бобби и со вздохом надел защитную маску. Ходишь как в наморднике, фу. И очки поскорее нацепил, чтобы защитить от дыма глаза. Из джета выбрался осторожно, старался шагать нешироко и дышать неглубоко. Помогало плохо и то, и другое.
- Осмотримся, что нам еще остается? Может поймем, в какую сторону эта тварь направилась отсюда.
Движение где-то на краю обзора Клинт замечает, но понять, что это, не успеть. Явно не человек, никто бы тут не выжил. Поэтому на тетиву ложится стрела, на всякий случай, вдруг все же человек, просто из-за дыма не понять.
А дальше все развивается молниеносно. Старк начинает стрелять, Клинт тоже вскидывает лук, но не попадает в цель. Не попадает! Но мысль не успевает сформироваться в голове, как его буквально швыряет на колени от удара. Хоукай мотает головой, пытаясь отдышаться, зовет Бобби "Как ты там?" и все еще отказывается верить в очевидную вещь. Ртуть. Чертов мутант, которого они похоронили и оплакали. Никто, кроме него, так не умеет.
- Стой! - кричит лучник вслед седому парню, сдвинув респиратор и пытаясь встать. - Пьетро!
Не верить глазам нельзя, и верить тоже нельзя. Может это проделки Феникса, и Бартон видит то, чего нет?

+1

6

Тони только вздохнул, пожимая плечами, нечего тут было говорить. Сенсоры работали на полную катушку, все было мертво, даже то, что не должно быть мертво, и то было. Он стоял посреди пустыни. Это навевало давние воспоминания о барханах и невыносимом солнце, которое обжигало кожу, до едких пятен. Это напоминало ему что-то из прошлого, которое Белова так неосмотрительно забрала и оставила его жить так, как он умел.

Выживать.

- Феникс, выживших не фиксирую, хоронить тут тоже нечего, выжжено подчистую. Никогда такого не видел, если честно и очень надеялся не увидеть. – У Тони была теперь встроенная фотографическая память, спасибо, этому кошмару еще долго – долго жить в его голове иногда всплывая в самые ненужные моменты. К черту, он поднялся в воздух, чтобы осмотреться.
Пепелище было на довольно большое расстояние, город здесь был что-ли, или большая деревня, на что тут мог обрушиться Феникс, кто его тронул? Кто его так вызверил, что он разнес все на куски.

- Могу сказать точно, что идти нам еще минут двадцать пока пересечем выжженную местность, а вот потом начнется самое интересное, потом надо будет понять, куда двинулась птичка и кто за всем этим стоит. Кто из пятерых, я имею ввиду.

Он опускается обратно, когда сенсоры замечают какое-то движение по периметру, у Тони есть несколько пуль от Щ.И.Т.а которые усыпляют, он не думая открывает огонь по мишени, но мишень слишком быстро ускользает от них. Пьетро?

Откуда он помнит это имя? Откуда он вообще знает кто этот парень? Но стрелять не прекращает, в надежде настичь, усыпить и проверить. Правда парень быстрее пули, не зря о нем говорили и ходили легенды, Тони не знаком с этой версией, Тони сам с собой не знаком. Он прекращает огонь и просто смотрит, смотрит на то, как Пьетро приближается.

- Полегчало? Или еще пара кругов вокруг нас даст тебе бонус?

Тони говорит легко, свободно, он знает, что Бобби уже прицелилась и уж она не промахнется, несмотря на то, что парень утащил ее подальше. Он знает, что Бартон сможет повлиять на парнишку, он знает, что сам может убить. И вот это знание его пугает. Он может убивать.

Раньше такого не было.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [07.12.2016] Отпуск? Какой отпуск?