ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     11.2016 -1.2017
24.09. Сегодня у нас новости, которые в подробностях рассказывает Карен, еще стартовал (наконец-то) новый ивент - Грехопадение, а еще можно поздравить с Днём Рождения Тони и Баки.
В игре: Гидра уходит в тень, Бальдр погиб от руки родного брата. На Луне уже все отгорело, и 5 Фениксов творят невообразимое на земле, магические сущности, именуемые "грехами" частично получили свободу и тоже подключились к уничтожению планеты.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [20.11.2016] Сжечь ведьму!


[20.11.2016] Сжечь ведьму!

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Сжечь ведьму!
http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://thelongnwindingroad.files.wordpress.com/2012/10/img_4763.jpg?w=510&h=340
Джин Грей | Лин Лиhttp://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Лин отпрашивается у Ороро съездить домой, чем вызывает беспокойство у Джин. К тому же у них остались незавершенные вопросы, которые следует обсудить, и поэтому Грей отправляется проведать ученицу, а еще лучше, забрать ее домой.

ВРЕМЯ
20 ноября

МЕСТО
НЙ, пригород

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Почти что Салем. Не кот.

+1

2

- Ты серьезно ее отпустила?
Джин недовольно смотрела на Ороро, которая только что сообщила, что отпустила Лин Ли домой. Она не была уверена, что именно ее злило, что Лин решила уехать, ничего ей не сказав или так и не обсужденный инцидент на Луне. Тогда Джин была зла. Она понимала причины, побудившие Лин так поступить, но это запустило череду сложных моментов, например, это спровоцировало распад Феникса на пять частей. И вместо одной проблемы, у Джин их было целых пять.
- Но там опасно. Лин было бы безопаснее в стенах школы, и нечего на меня так смотреть, Ро, я не мать Тереза, чтобы все семьи наших студентов защищать.

Она приложила все усилия, чтобы не хлопнуть дверью в кабинет директора. Джин прикипела душой к девочке, и теперь ее мучили переживания, что за пределами школы происходят беды, одна за другой, не кристаллы, так Фениксы и наоборот. Конечно, не она директор учреждения, и, конечно, Ороро лучше нее, наверное, знает, что стоит делать, а что нет. Но Лин должна была находиться в школе. А если она решила, что пора уходить, то тогда она должна лично сказать об этом Джин.

Пригород, в котором жила семья Ли, был вполне себе обычным. Или типичным. Джин росла в таком в свое время. Аккуратные домики, зеленые газоны весной, белый штакетники круглогодично, цветение роз по сезону, разбросанные среди поливочной системы игрушки. Домохозяйки хотят в читательский клуб, вяжут и сплетничают, пока их мужья зарабатывают деньги на содержание семьи, а дети ходят в школу. В таких местах никто не любит необычных вещей, будь то инакомыслие или мутанты.
Мутанты особенно.
А скрыть практически ничего нельзя, зоркие взгляды из-за кружевных занавесок дают понять, что нечто просто неизбежно.
В такие места Джин не хотела возвращаться, но вернулась ради Лин. Она могла бы, наверное, связаться с девочкой телепатически прямо из школы или позвонить на худой конец, но предпочла разговор с глазу на глаза, чтобы видеть выражение лица собеседницы.
Джин не торопилась выходить из машины. Она все прокручивала в голове события на Луне. Тот разговор со Старком изначально был обречен на провал. Не стоило брать туда Лин, тогда она бы могла сделать, что хотела, а там будь что будет. Но поздно размахивать руками, топать ногами и говорить, что Лин поступила неправильно. Это не поможет собрать Феникса, устранить нанесенный ущерб.
Грей со вздохом выбралась из машины, оперлась сбоку на капот, рассматривая дом перед собой. И позвала:
«Лин, это Джин. Я у твоего дома, выйди, пожалуйста, нам нужно поговорить».

+2

3

Она была уверена, что готова к последствиям и что готова платить за принятые решения. Ну, что же, она переоценила свои возможности. Наверное, в этом не было ничего удивительного, в конце концов, практического опыта у Лин был не сказать чтобы много.  Впрочем, вся излишняя уверенность в своих силах основывалась на исключительном везении.  Посудите сами.  Уорд помог разобраться с хулиганами в парке, Валери поддерживала и помогала в школе, а это на деле оказывалось куда сложнее, чем могло бы показаться. Мистер Старк помог, когда способности в первый раз проявились в полную силу: и саму Лин вытащил из неприятностей едва ли не за ушки, и маме помог с прикрытием. В этом девушка не сомневалась ни капельки. Не зря же ее даже в Гидру для беседы не вызывали. Вот только везение не могло длиться до бесконечности.
   Впрочем, даже сейчас, когда Джин, ставшая второй мамой, старалась не смотреть на нее лишний раз и уж точно не пыталась разговаривать, Лин не сожалела о своем поступке. Было плохо и трудно, и немного больно. А еще казалось, что за спиной то и дело раздаются осуждающие ее шепотки. Но иначе было поступить нельзя! Никак! Она слишком сильно дорожила обоими, чтобы позволить им испортить отношения, совершив непоправимое.
   На самом деле, никаких шепотков не было, и не было нотации, которой Лин даже обрадовалась бы. Когда ругают, это значит, что готовы простить. Но Джин молчала. И Лин начала убегать. С каждым днем все дальше в парк, постепенно добираясь до места, показанного Квентином.  Плакала или рисовала, или просто смотрела на воду. А после возвращалась и вела себя, как обычно.  Даже голос не дрожал. Чем не повод для гордости?
   А потом позвонила мама, приглашая на обед,  и Лин с тщательно скрываемым облегчением отправилась к Ороро  отпрашиваться. Она не знала, насколько мисс Ро в курсе произошедшего, но проблем не возникло. Не считать же таковой просьбу звонить в случае возникновения проблем или просто странностей?  Лин пообещала и умчалась собираться.
   Дома не изменилось ничего. Порой Лин казалось, что место, которое она много лет называла домом, застыло во временной петле. Вот разве что...  Если шепотки в школе ей только мерещились, то неприязненные взгляды из-за штор,  захлопывающиеся двери и окна, из которых едва не вылетали стекла, списать на воображение уже не получалось.  Что-то все- таки изменилось.
   Мама же щебетала, не умолкая, рассказывала о знакомых, всяких глупостях и мелочах, как будто все никак не могла перейти к главному, тому ради чего затеяла эти посиделки. И чем дольше она не могла решиться, тем сильнее начинала нервничать уже Лин. Потому мысленный зов Джин восприняла с изрядной долей облегчения.
   Сейчас...
   - Мама, извини пожалуйста, - улыбнулась и крепко обняла ошарашенную женщину. - Я  буквально на пять минуточек. Очень надо! Я договорилась встретиться с одним человеком и совсем забыла. Я скоро вернусь!- вылетела из двери, даже не оглядываясь , и едва не врезалась в стоящую возле автомобиля наставницу. Споткнулась, поперхнулась воздухом сделала пару шагов назад. - Что? - очень содержательный вопрос. Но что можно еще спросить Лин придумать попросту не смогла.

+2

4

Джин едва успевает выставить руки, чтобы поймать Лин, удерживая ее от столкновения. Сжимает плечи девочки, а на губах уже готовый сорваться ответ «просила же не бегать». Но Грей осекается – не в школе. И она Лин не мать, ее мать вполне себе может смотреть из окошка, быть недовольной подобным обращением с ее дочерью. Насколько было понятно из разговоров, у семьи Ли не возникло проблем с необычными способностями девочки, в отличие от той же Джин. Что ж, люди и правда становятся более терпимы к особенностям подобного рода, но и мир вокруг меняется, становясь более просвещенным. И все же архаичного понимания подобных вещей все еще больше.

- Тебе не кажется, что ты не очень вовремя решила покинуть школу? – Джин старается, чтобы голос звучал спокойно, даже мягко, с легкой укоризной. – Сейчас на улицах Нью-Йорка и его пригородов небезопасно для мутантов, к тому же, ты рискуешь подставить родителей. Ms же знаешь, люди, они… весьма специфические.
Вот и сейчас, говоря это, Джин ощущает растущее любопытство, переходящее в недовольство. На них с Лин устремлены десятки пар глаз из соседних домов. Они не знают рыжую женщину, но знают девочку, подозревают ее в чем-то. Никому не нравятся те, кто так или иначе выделяются из серой массы обычных граждан, и Джин чувствует это, помнит это, снова вспоминает, почему не хотела отправляться в этот район.
В тихом омуте черти водятся. Тут их больше нужного.
- Я бы хотела, чтобы ты вернулась в школу. Сейчас. Со мной. Когда лишнее внимание к нам пойдет на спад, ты сможешь навестить родителей. К тому же, скоро рождественские каникулы, так что, и ты вполне можешь пригласить их к нам, показать школу.
Сейчас бы тоже, наверное, можно, но тут уж Грей вспоминает о делегации нелюдей – нет, не стоит. Она здраво опасается, что нелюди могут не так понять визиты родителей, из этого могут возникнуть проблемы. Сейчас Джин в том состоянии, когда дует на воду. Лучше так, чем нажить неприятностей на ровном месте, будто и без того нечем заняться.

- Произошло нечто не очень приятное, когда Аттилан спускался на Землю. Косвенно в этом виноваты события на Луне, так что на нас лежит некоторая ответственность. Во время спуска у них рассыпались кристаллы… ксеригена, да, и это грозит очередной эпидемией, но угроза лишь для тех, кто попадает в скопление опасного вещества. Попроси своих не покидать дом без нужды, а сама собирайся.
Интерес вокруг растет, плохой интерес, он покусывает Джин за нервные окончания, подгоняя ее в своем решении убраться отсюда, прихватив и Лин от греха подальше. никому не нужны показательные аресты и поимки, хватит, с Лорой не так давно было, повторения той истории в кафе не хочется.

+2

5

Как же странно разделилась жизнь на "до" и "после". Все то, что происходило с Лин до встречи с драконом и поступления в школу имени Джин Грей, сейчас ей казалось прочитанной когда-то книгой. Девушка жила в тихом квартале, были у нее родители, друзья, соседи, которые приходили пить чай и встречали новеньких домашней выпечкой, свежим лимонадом и приглашением на барбекю.  Красивая картина, нарисованная масляными красками неярких оттенков. Пастораль. Слишком идеально. Неправдоподобно.
   Не-реальность.
   В другой части были тренировки, тайные слезы, сложные решения, за которые приходилось отвечать, как взрослой. Борьба, проблемы, о которых Лин ничего не рассказывала маме, оберегая по мере своих сил и возможностей. В конце концов, кто это сделает, кроме нее?
   Странно, но обе жизни были связаны тонкими прозрачными нитями, крепче которым не отыскалось бы при всем желании. И в центре была она, Лин. Держалась за обе жизни, не желая отпускать ни  одну, потерять хоть что-то еще из того, что уже было, и того, что могло бы появиться.
   Взрослые, мама и Джин, и Скотт, назвали бы  это юношеским максимализмом.  Или еще  каким-то замысловатым научным или околонаучным термином. Но Лин называла это Картиной. Вот так с большой буквы. И все те наброски, которые Джин рассматривала в школе, были ее частями. Потеряйся хоть одна, Картина останется незавершенной. Неправильной.
   Лин не знала, что скажет Джин, и даже предполагать не бралась. Но все-таки начало разговора ее удивило и заставило задуматься. Ветер затих в ветвях, какая-то пичуга пискнула и тут же замолчала, словно не решаясь помешать.
   - Я приезжала и прежде, - подняла глаза на наставницу Лин. - Все было в порядке. Как сейчас... - но в последнем утверждении уверенности уже не было. Спину прожигали взгляды, полные...ненависти? Но за что ее ненавидеть? Она никому не причинила вреда. В одном из домов кто-то изо всех сил захлопнул окно, так сильно, что стекло зазвенело. Лин вздрогнула, но не обернулась. - Я скажу маме, она предупредит. - Мне точно нельзя немного побыть дома?- поверить, что от прежнего мирного "дом" не осталось почти ничего, Лин не хотела. Не хотела смотреть на то, как осыпаются на землю песком остатки. А потом...
   - Ведьма!- крик ударил в спину, толкая Лин к Джин надежнее, чем с этим справился бы пинок. - Это из- за тебя!
   И выбора больше не осталось.

+2

6

Люди привыкли вешать клеймо. Люди не хотя мириться с тем, что выходит за рамки их привычной жизни. заболел ВИЧ, и ты уже не имеешь права жить, как раньше. Влюбился в представителя своего пола, и вот уже лучше не приходить на семейные ужины. Оказался мутантом, и как бы полезной или безобидной ни была твоя способность, лучше свалить из прошлой жизни в другую. Джин просто не помнит, когда у воспитанников  школы Ксавье, хоть у кого-то, оставалась в распоряжении нормальная жизнь. Вернее то, что считается нормой в обществе. Джин даже не пытается понять, что есть норма в обществе. Это иногда напоминает список правил и инструкций к исполнению, которые не работают, как ни пытайся, как ни крути. Впрочем, Грей и сама грешила попытками в нормальную жизнь, позволяя родителям какое-то время делать вид, что дочь у них не мутант, а в университете старательно скрывая этот факт. Пыталась жить жизнью обычной студентки, но в скором времени поняла, что желаемое и реальность не встречаются в одной плоскости хотя бы потому, что в силу способностей Джин отличалась от других.

Ей понадобилось время на понимание. И Грей всегда давала это время другим. Дала бы она и Лин, чтобы та дошла до всего сама, хотя ей повезло больше, чем другим. Ее семья не стремилась отказаться от девочки, но этого не скажешь об остальных обитателей улицы. С одной стороны, в последние месяцы жизнь походила на какой-то ад, в котором стремительно разворачивались события, от которых обычным людям не защититься. Это было страшно, и Джин понимала этот страх. С другой стороны, это все еще не было поводом травить мутантов.
Лин понимает все, что хочет донести Джин до нее, но понимает, как водится, запоздало. Хотя бы потому, что не думает об этом, просто ждет, что телепатка начнет отчитывать ее за выходку на Луне, но после драки кулаками не машут.
- Боюсь, что уже совсем нельзя, - качает головой Джин.

Они все равно опаздывают. Временная петля раскручивается событиями, улица пустеет поначалу, матери заводят детишек домой, а через мг начинает наполняться взрослыми, совсем не расположенными к конструктивной беседе.
Джин ловит Лин за руку, задвигая девушку за себя. Краем глаза видит, как миссис Ли выскакивает на крыльцо, вытирает руки о фартук. Газон блестит каплями после полива, в ярком солнечном свете серебрится драгоценными камнями.
- Мы уезжаем, нет никакой нужды в том, чтобы вы выказывали агрессию.
Но Джин никто не хочет слышать. Кто-то из соседок бросает матери Лин:
- Ты вырастила ведьму нам на погибель.

Грей закатывает глаза. Двадцать первый век на дворе, замшелость местного населения и правда вымораживает своими доводами разума, они бы тут еще костер посреди площади собрали, чтобы все проблемы решать общедоступным способом. Джин мысленно фыркает, но сарказм улетучивается, когда подобная мысль, только с другим оттенком, мелькает в чужом сознании.
Вот только этого еще не хватало.
- Ну формально, мы не ведьмы, а мутанты, хотя куда вам до таких различий, - дипломатически навыки явно сегодня не ее сильная сторона, хотя обычно именно Джин старается не входить в штопор конфликта. Джин. Или Ро. Ро сейчас очень не хватало. – В любом случае, мы покинем ваш пригород и вы сможете заняться своими делами.
- Она наслала на нас пошесть! – Восклицает один из мужчин. – Все газоны вянут, все клумбы чахнут, так что вы обе ответите за это.

Джин вздергивает бровь, переводит вопросительный взгляд на Лин. Нет, конечно, никаких сомнений, что девочка непричастна к подобной глупости, миролюбивее человека Грей за свою жизнь не встречала, Лин скорее забудет налить воды кавалеру, чем угробит цветок. Но все же, мало ли, что могло произойти. Всегда остается потеря контроля, которая иногда приключается с их расой. А туту еще Геном, да и вообще, всякое разное.

+2

7

Небо щекотал смех, сильный, объемный, неудержимый он пытался вырваться наружу, оглушив и напугав тех, кто сейчас человеческими ручейками стекается к главной сцене.  Истерика?   Лин изо всех прижимала ладони к губам не выпуская смех. Правая сверху, левая прижимается ко рту. Но смех все ее не сдавал позиций.
   Нелепо, все было нагромождением нелепости. Слепленным словно ребенок в один комок сжал несколько раньше сделанных из пластилина фигурок. Из каприза. под влиянием сиюминутного желания. Потому что так показалось интересным. Но в результате сверху торчал хвост, снизу- крона дерева, по центру - краешек солнечного диска. По отдельности- была бы композиция, все вместе- не выдерживало никакой критики.
   Обвинить кого-то в колдовстве, когда с темными веками разделяют столетия, и даже священники, забыв о сане и репутации, скорее всего, повертели пальцем у виска, - глупее не придумаешь! 
   Услышать подобное в тихом квартала, где самое страшное и трагичное событие- это котенк, не знающий, как спуститься с верхней ветки практически спасенный пожарной бригадой, - да быть такого не могло! Потому что не могло быть никогда!
   А уж то, что послужило обоснованием для обвинений, ледяным незримым душем пролилось на голову Лин, смывая смех, смывая недоумение, смывая остатки хорошего отношения к этим...К этим... К этим людям. И вопросительный взгляд Джин, как будто она тоже засомневалась!
   Лин выдохнула и очень медленно опустила руки вниз, одну за другой. Смеяться расхотелось, сразу и окончательно.  Она долго, целую вечность вглядывалась в каждого  из обвинителей, внимательно и холодно. А сила плескалась вокруг, расспрашивая, собирая ответы, принося их девушке. И взгляд становился все холоднее, пробирая до позвоночника.
   Детям нельзя так смотреть. И нельзя такое чувствовать.
   - Я сделала что? - спросила у одного из заводил, безошибочно выбрав нужное лицо в толпе.
   - Наслала пошесть! Пока ты была здесь, все цвело, я не успевал траву скашивать!- праведный гнев чувствовался в каждом слове. - Но как только укатила в свою школу, так и прокляла нас, ведьма!
   - Тихо-о-о, - плеснула холодом в голос. - Я вас предупреждала, мистер Филлипс, не использовать эти удобрения. Не раз. Вы меня послушали? 
   - Нет! - мужчина едва не визжал. - Удобрение хорошее, сертифицированное. Ты во всем виновата! Ведьма! Сжечь ведьм! Только очистительный огонь поможет все наладить! - и молчаливое кольцо стало сжиматься вокруг них.

+2

8

Проклятье.
Этот день и так не задался, а теперь совсем выглядел мерзким. Джин смотрела на людей, примериваясь к тому, чтобы отшвырнуть их лишь одни жестом, затолкать Лин в машину и умчаться. После такого ей сюда лучше не возвращаться. По крайней мере, в ближайшем будущем. А ее семье, наверное, стоит переехать.
Сжечь ведьму, сжечь ведьму, сжечь ведьму.
Это уже даже не шепот, это крики присутствующих, паника, вера в то, что правильный выбор. Джин протягивает руку и хватает Лин за локоть.
- Молчи. - Оборачивается к остальным. - Давайте разойдемся миром. Иначе цветы могут стать вашей самой маленькой проблемой.

Грей знает, что может. Справиться с этими людьми легко, их не так уж и много, а у Джин хватает сил и не на такое. Внезапно до нее доходит мысль, что Феникс не только вернул утраченные силы переболевшим геномом мутантам, но и, похоже, немного увеличил ее собственные.
- Между прочим, ведьм не сжигали, - бормочет себе Грей под нос, хотя сейчас это явно не очень вовремя.
"Лин, я сейчас их отброшу, а ты марш в машину".
Джин не смотрит на девочку, лишь пятиться к машине, вынужденная отступать под давлением кольца, которое все больше сжимается вокруг них. Камень, внезапно брошенный в них, телепатка блокирует взмахом руки. Тот зависает перед ней, и теперь Джин понимает - они окончательно влезли в жопу. Потому, что если раньше ребята просто хотели накинуться на Лин, то теперь речь идет о том, чтобы сжечь уже обеих.
Черт-черт-черт.
Камень падает, когда Джин мысленно ослабляет захват. И открывает дверцу машины.

- Что, страшно? - Ехидно замечает женщина. - Вы боитесь, что я могу сделать еще что-то более ужасное? Правильно боитесь. Но это вы виноваты в этом. Не я, не эта девочка, не те, кто живет среди вас и обладает особыми способностями. Но вы. Со своим страхом. Со своей истерикой. Еще один камень, который в нас полетит, спровоцирует то, что вам не понравится.
Голос Джин звучит зловеще. Она попыталась быть дипломатом, не вышло, рисковать жизнями, своей и Лин, Грей не собирается. Вот только Джин не учитывает, что люди имеют привычку наносить удары со спины. Что-то врезается в затылок на доли секунды раньше, чем телепатка отслеживает это. Боль резкой волной расползается по затылку, сознание ускользает, а пальцы разжимаются - Джин выпускает локоть Лин, медленно оседая на землю.
Вот это и правда жопа.

...руки болят от стягивающих их веревок. Джин тяжело приходит в себя, но уже понимает, что она не просто связана, а к чему-то привязана.
Что, костер успели собрать за двадцать минут? Она была в отключке не так уж долго, не должна была быть долго. Глаза открывать совсем не хочется, но все же приходится, гомон вокруг затихает - о, жертва оклемалась, сейчас будет веселее.
- Какой идиотизм в двадцатом веке, - хрипло бормочет Джин, поворачивает голову. Лин совсем рядом, в таком же не красочном положении, что и сама Грей. - Не бойся. Мы разберемся с этим, - обещает она, слабо улыбаясь. Только надо пару минут, чтобы придти в себя, и тогда Джин сможет избавить их от веревок.

+2

9

Лин смотрела на истерящего мужчину, которого помнила спокойным, с вечно таящейся в уголках губ усмешкой. Упрямого, да, но уравновешенного, вслух высмеивающего все, что было связано с потусторонним, и скептично - с мутантами. Уверенно утверждавшего, что нельзя верить слухам  и прежде, чем бросаться обвинениями, следует десяток раз перепроверить показания и доказательства.  Да что там! Лин он даже нравился! И она без просьб помогала и с лужайкой, и с цветами, и даже с котом. Огромным с королевским самомнением персом, избалованным, а потому капризным донельзя, когда тот заболел и отказывался принимать лекарства...
   Смотрела и не понимала, как она так могла обмануться. Не только в нем, продолжавшем городить безумные и нелепые обвинения, на которые и ответить нечего. В них всех, которым помогала, которых уважала и ценила. Любила и считала... друзьями. Ей нужно было помнить о том случае, когда за мамой пришли агенты Гидры, и ни единая душа не попыталась вступиться.
   Мое дело сторона- очень удобное правило, полезное для выживания и сохранения своей драгоценной шкуры.
   Но простить и понять, придумав оправдания, было проще, чем лелеять в душе обиду, подливать масло в огонь ненависти и гнева. А они... Они не смогли простить ей, даже не маме, ничуть не изменившегося отношения. Привыкли судить по себе и неусыпно ждали если не полноценной мести, то пакостей, чтобы собственное отношение стало оправданным. Не дождались. Придумали их сами, подогнали картинку мира под рамочки, обрубив лишнее без разговоров, обсуждений и шансов на оправдание.
   В толпе никто не виноват. И виноваты все. А потому можно творить все, не оглядываясь на последствия. И камень уже не удивил. Лин сама себя напоминала камень, чувствуя, как вымерзают окончательно остатки теплого отношения к стискивающим круг. Ей не было страшно, не тянуло спрятаться и убежать. Если бы не Джин, старающаяся убрать с ее с линии ненависти и спрятать в машине,  Лин не пошевелилась бы. Даже туман, принадлежащий Хель не был таких льдисто- обжигающим, как то, что она сейчас чувствовала.
   Лин еще успела заметить краешком глаза, как защитница оседает на землю, и почти сразу тьма накрыла уже ее сознание.
Пробуждение было нерадостным. И знакомым. Только в прошлый раз она очнулась в больничном халате и на холодной металлической больничной каталке. В этот раз немилосердно ныли затекшие руки, скрученное веревками. А. Голова болела в точности так же.  И Джин была привязана рядом, пытающаяся ободрить даже сейчас, когда Лин в очередной раз втравила ее в проблемы.
   Хороша благодарность, да?
   - Я не боюсь их, - покачала головой. Благо, веревка позволяла. Похоже, бывшие соседи, насмотревшись "Зачарованных"  убедили сами себя, что управлять своими способностями без помощи рук мутанты не способны.  - Я опасаюсь за них. И еще думаю, что это последнее хорошее, то я к ним ощутила. И это в прошлом.
   - Мне не жаль, -  произнесла безучастно. - Вы сами виноваты, - уронила и отпустила на волю то, зимним бураном гуляло в душе.
   Мгновенная тишина взорвалась шумом ветра в почти безлистых деревьях. Где-то  протяжно - тоскливо завыли волки. Хотя откуда в городе могли бы взяться волки? А небо потемнело от слетевшихся со всех сторон птиц. И их количество увеличивалось с каждой минутой.

+1

10

Что-то не только в тоне Лин, но и в ее настроении заставляет Джин открыть глаза, на миг замирая, перестав возиться с веревками.
- Лин, не делай того, о чем пожалеешь, - предупреждает она девушку.
На их сожжение на центральной площади района собралась не так уж много людей, большинство предпочло остаться вне происходящего. Джин морщится, чувствуя, как ездят веревки по запястьям. Мысленно ловит одну за кончик, ей вчера огня хватило, больше ей сегодня не нужно. Но отвлекается на то, как резко меняется погода. И без того ноябрь сер и неприветлив, но ветер играет почти что опавшими листьями, а все вокруг еще более сереет, отдаваясь хлопаньями крыльев птиц. Джин задерживает дыхание, понимая, чьих это рук – ну или чьего сознания дело. Вопросительно оглядывается на Лин, движение отзывается болью в затылке, а лицо девушки остается безучастным.
Джин медленно выдыхает.

Вот так из хороших людей делают тех, кто так или иначе теряет в человечество. Джин горько от того, что Лин проходит через эту трансформацию, хотя и понимает – это неизбежно. Сколько ни прячь ее в стенах школы, все равно не спасешь от реальности, она настигнет и напомнит о себе. И Лин сейчас теряет веру в привычный мир.
Птицы, истошно крича, камнями падают вниз, бросаясь на жителей улицы. Ох уж как все нехорошо, только и думает Джин, веревка, наконец, поддается ее телепатическим манипуляциям, освобождая ее. Грей переключается на Лин. Волчий вой становится все ближе, из зоопарка, что ли, сбежали? До ближайшее лесополосы, даже учитывая призыв Лин, далеко, не добежали бы так быстро.

Сейчас нет времени на лекцию о том, что не стоило делать так, Джин лишь хватает освобожденную девочку-природу за руку, дергая вслед за собой. Они соскакивают с помоста, нужно добежать до машины, но Грей не может понять, где же она теперь.
- Веди нас.
И тут же вовремя оборачивается, когда на них кидается человек с дубиной. Джин отшвыривает его в сторону, снова кивает Лин.
- Давай, нам пора уже отсюда, а то придут в себя, и уже просто ногами забьют после такого.
Сколько еще после этого улица будет приходить в себя, неизвестно, но семье Ли придется отсюда съехать от греха подальше. Зря им Лин показала свои таланты, они ни черта не поняли, но сделают элементарные выводы, окончательно окрестив ту ведьмой, пойдет охота на ее семью, их все равно выживут отсюда.

0


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [20.11.2016] Сжечь ведьму!