ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     09-11.2016
22.04. А у нас новостной выпуск от
Джессики Джонс где есть всё обо всём! В мире полно передряг и Феникс прибыл, попробуй спастись! А еще есть свежий Цитатник!
В игре: Гидра уходит в тень, в Асгарде назревает Рагнарёк, и первые звоночки конца правления асов уже появились - корабль Нагльфар у берегов Аннаполиса все еще стоит. На Луне жарко, потому что Феникс прибыл! Нелюдям приходится переехать на Землю.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [04.11.2016] Уу, биология


[04.11.2016] Уу, биология

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

УУ, БИОЛОГИЯ
http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://m.popkey.co/d51086/Llprv.gif?c=popkey-web&p=popkey&i=sciencetech-ent&l=direct&f=.gif
BARBARA MORSE | ERIK KILLMONGERhttp://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Гидра продолжает сдавать позиции под чутким руководством Лены и разумеется не без помощи Эрика. Очередные жертвы на очереди - база, на которой проводились исследования биологического оружия.
"Как бы не зависнуть тут с карантином", - подумал Эрик. И тут раздался сигнал тревоги.

ВРЕМЯ
4 ноября 2016

МЕСТО
где-то в Оклахоме

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
умиральная ямка

Отредактировано Erik Killmonger (2018-03-26 23:36:55)

+3

2

Быть обратно в своем теле было приятно. Слава богу, непонятные приключения закончились, радость от того, что вернулось на круги своя была настолько велика, что хорошим настроением Морс одарила даже Киллмонгера, когда они встретились поутру проверить его информацию о базе Гидры, на территории которого производится биологическое оружие.
- Отправимся вперед, остальная часть команды подтянется позже. Мы пока разведаем обстановку.
Она не спрашивает у Эрика, справится ли он с этим и умеет ли держать оружие в руках.
И справится, и умеет, даром, что прикидывается идиотом. Барбара еще пару раз перечитала досье Стивенса, чтобы убедиться в том, что правильно воспринимает реальность. И все больше убеждалась в том, что прикидываться придурком у Киллмонгера выходит хорошо, но надо быть с этим осторожнее. Потому, что в какой-то момент Морс начинала верить, и это была прямая дорогая к тому, чтобы дать в руки Эрику козыри.

Конечно, давать Киллмонгеру пистолет было чревато последствиями, вдруг ему придет в голову пристрелить директора МКА? Потом, правда, когда паранойя утихала, сознание просветлялось, Барбара понимала, что это ему не выгодно. Хотя до сих пор она не понимала причин подобного сотрудничества, для чего ему это было нужно, какие плюс он получал. Не сядет? Ну так это да, но все-таки, не единственный повод для того, чтобы сдавать базы Гидры. В искреннее раскаяние Барбара не верила, опыт подсказывал, что это миф. Раскаиваться никто не стремиться, а Стивенс не был похож на того, кому грехи мешали спать по ночам. Значит, искупление тоже не было тому причиной.
В общем, приходилось гадать, так как откровенные разговоры с Эриком было вести просто бесполезно. Все заканчивалось шутками и периодическим желанием придушить консультанта к чертям собачьим. Голыми руками. Ну чтобы ощущать радость при виде потухающего взгляда и все такое прочее.

Об Обклахоме Барбара знала только о мюзикле, да и то, его она не видела, просто слышала, что такое есть. Аграрный штат мало интересовал Морс, а вот Гидра, похоже, нашла в этом свои плюсы. Кто будет искать среди полей кукурузы, свеклы и что там еще выращивается, базу тайной организации, которая хочет нести анархию? Правильно, никто. Когда Эрик дал координаты, Морс даже рассмеялась, но потом поняла, что Киллмонгер не шутил, придется ехать в Оклахому.
И теперь они были тут. Джет посадили недалеко, замаскировав его.
- Проверяем данные, потом даем корректировку группе. - Бобби поднимает глаза на Эрика, кажется, немного в нерешительности, уточнить или нет. Но потом забивает, сколько можно убеждаться, что Киллмонгер не предаст, стоит отвернуться. Ей не привыкать работать на грани. Так что нечего тут в реверансы рассаживаться и убеждаться, подстраховываясь.
- Пошли.

Неприметный сарай на краю поля, мимо такого проедешь, не заметишь. Вот только когда знаешь, что искать, обнаруживаешь камеры, датчики движения, подходить близко не стоит, а то работнички с соседней фермы заявятся по первому мановению руки. Можно было бы вывести их из строя, но заходить через главный ход - это уже перебор. Группа пусть заходить, а они пойдут через черный ход. Люк недалеко от края поля, присыпанный землей - кукурузу давно собрали, ну или что тут росло.
Барбара сторонится, чтобы Эрик ввел код, который позволит им спуститься внутрь.
- Ну давай, проявляй чудеса знаний.

+2

3

Не так, ой не так жаждущие искупления пытаются загладить свою вину перед социум, Богам, которым они молятся, или же перед собой. Чувство вины - штука странная, и настолько незнакомая Эрику, что он каждый раз радуется, отбрасывая хвосты, сжигая мосты, стирая следы своего пребывания где-либо, даже если эти следы - люди. Каждый раз для него это - практически новая жизнь, новая-старая шкура, очередная страница, которую он ещё не прочел, которую не написал, которую напишет сам, и какая разница, что снова старыми чернилами? Его новые временные друзья, точнее, Морс, с которой они таки неплохо сработались за эти деньки, спрашивает, словно и правда надеется услышать ответ, каждый раз спрашивает и каждый раз слушает всю ту ересь, что плетёт ей Эрик. В своих фантазиях он безудержен, и чем бредовее очередная версия, тем интереснее смотреть, как люди её глотают. Толкать дезу можно по-разному, к несчастью, в данном случае Киллмонгер толкает дезу только о себе, пару раз даже сделав вид, будто рассказать об истинной цели пребывания здесь хочется. Будто она, высшая цель, есть, и такая, за которую ещё и уважать можно.

В конце концов, Морс наверняка догадывалась, что у него есть личный интерес во всём этом деле. И интерес действительно был. Ни разу, причем, не перечил целям Барбары. Можно сказать, сошлись они практически полюбовно. А касательно самого интереса...

Шелест купюр больше не заводит так же, как десять-пятнадцать лет назад, теперь Эрику нравятся лишние нули в циферках на его счёте, и эти нолики, они таки прибавляются, вот как он объясняет себе то, что по-прежнему работает с Беловой, причем на редкость образцово и пунктуально. Информацию об очередном объекте - в этот раз наконец-то что-то серьёзное - Стивенс получает от Беловой несколько дней назад, вместе с ним - подробную информацию о базе. Все самые ценные разработки отсюда уже были вывезены, впрочем, несколько особо приятных образцов биологического оружия таки оставлены, и Эрик по пути понимает, что, если что-то пойдёт не так, он серьёзно рискует собственной шкурой. Охраняется база неплохо, можно сказать даже хорошо, но вот от разработанных там вирусов не спасёт ни бронежилет, ни респиратор, а производить захват здания в костюмах, способных защитить от любой угрозы, у них возможности не было. Стивенс отчанно сожалел, что не мог воспользоваться привезенным из Ваканды совершенно волшебным ожерельем, пожалуй, тот костюм мог бы и уберечь его даже в случае, если столы с образцами вирусов решат упасть сами собой, перебив всё стекло. Но светить им перед Морс и её боевиками было непозволительной роскошью.

Перед посадкой квинджета Эрик машинально проверяет крепления защитного жилета - он проигнорировал спецформу бойцов МКА, своё привычнее и комфортнее, перезаряжает оружие, проверяет магазины. Его охватывает почти болезненное нетерпение, ещё немного и задрожат руки. Мирная жизнь не была ему по нраву, а ей шел уже второй месяц, это выводило из себя, и только сейчас Киллмонгер понимает, насколько ему не хватает разрядки. Стоя у посадочного трапа, который вот-вот должен был спуститься, он чувствует себя почти что псиной, которой указали на цель, скомандовав "взять", но с цепи снять забыли, премерзко зудящее ощущение затянувшегося бездействия, которое можно наконец-то прервать. Потому сейчас Эрик даже не шутит, не раздражает никого и вообще помалкивает, забыв, как ещё полчаса назад затирал Морс о том, что эта лаба должна быть снесена до самого фундамента, потому что они испытывают образцы вирусов не только на ворованных людях, но и на кроликах, ни в чем не повинных созданиях.

Шутки закончились. Он молчит, и когда они покидают квинджет, пробираясь к чёрному входу лабораторий, расположенном в одной из ветхих фермерских построек. Над люком Эрик наклоняется, сдёргивает ржавую крышку-обманку, ждёт пару мгновений, когда на люке загорается электронное табло. Вбивает пальцами код такого уровня безопасности, что никто не узнает об их визите. И, когда люк совершенно бесшумно открывается, сигает вниз первым по лестнице, скользя ладонями по гладкому металлу. Приземляется мягко, бесшумно - в полутора метрах от мужчины, стоящего к люку спиной. Хорошо, что в сарае было темно.

Стивенс оказывается рядом с охранником в два шага, он не собирается пока что шуметь, стрелять, а просто сворачивает противнику шею, удерживая тело в руках и опуская на пол, так же мягко, тихо. Дальше в коридоре пусто - до самой развилки, Эрик снимает с пояса трупа рацию и суёт себе в карман, показываясь в прорези люка и кивком приглашая спускаться. Тут безопасно, можно не бояться, можно даже развлечься. Сегодня они - в роли запущенных в курятник лис.

Отредактировано Erik Killmonger (2018-03-28 00:19:23)

+2

4

Барбара идет следом за Эриком. Вся внимание, собранная до мелочей, сосредоточенная на задании. Но даже тогда не может не замечать кошачьей грации Киллмонгера, того будто бы подменили, ничего не осталось от клоуна Эрички, который за масочками на стену лезет и ведет себя, как придурок. Разительная перемена. Теперь перед ней была машина для убийств, что он и делал в тот момент.
В коридоре пусто. Сканировать территорию не удалось, она замечательно экранирована, но Эрик подтвердил предположения Морс - маленькая лаборатория, научного персонала не так уж много, еще меньше охраны. Проблем возникнут не должно, а если и будут, то их устранение не затянется.
И все-таки элемент неожиданности присутствует, мягко обвивая шею Морс в захвате. Бобби замирает, бьет локтем в ребра, ловко выворачивается. В руке блестит нож, прежде чем входит в мягкие ткани. Незадачливый охранник едва успевает судорожно вдохнуть, прежде чем кулем падает на пол.
- Черт, - выдыхает Барбара.
Нет, ей не жаль гидровца, просто вот такие сюрпризы из-за угла не вдохновляют на подвиги.

На развилке Барбара зависает.
- Скорее всего, один коридор ведет в лаборатории, а второй, - она кивает, - в служебные помещения вспомогательного персонала.
Либо угадывать по считалке, либо разделяться, чтобы проверить. Но ничего из этого Морс предложить не успевает, шаги отвлекают ее. Она подносит палец к губам, впрочем, жест чисто символический, отступает в тень.
На ловца и зверь бежит.
Девица в белом халате, сосредоточенная на чем-то в планшете, наверняка к этому прилагается пропуск в лабораторию, отлично просто. Барбара первой выходит из тени, мило улыбаясь:
- Вы как раз вовремя.
Она видит, как женщина разжимает пальцы, роняя планшет, как медленно до нее доходит, что происходит нечто неправильное. В глазах постепенно просвечивает осознание момента, она шарит рукой в поисках своеобразной тревожной кнопки, скорее всего, рация или что-то еще. Но Барбара перехватывает руку крепкой хваткой, прижимая лаборантку к стене.
- Тшшш, кричать не надо, целее будешь. Нам, пожалуйста, пропуск в лабораторию, кивок в какую сторону идти, и...
И потом тебя убьют. Потому, что велик риск, что ты успеешь настучать своим. Не повезло.
Но Барбара этого не говорит. Она сжимает карту пропуска, шепчет:
- Умница какая.

Можно было дать Киллмонгеру свернуть лаборантке шею, но, наверное, это будет больнее, чем удар ножа в смертельную точку. Женщина медленно оседает по стене, взгляд тускнеет, теряет блеск, в нем читается пустота.
Быстро и почти безболезненно.
Морс оборачивается к Эрику, показывая ему пропуск.
- Пошли.
В какой момент ей перестало быть важным количество сохраненных жизней? Барбара и правда не чувствует угрызений совести, хотя каждую жизнь можно использоваться в своих целях. Но она не оглядывается на труп лаборантки, торопясь сделать то, ради чего сюда явилась.

+2

5

В первый раз Эрик думает, что что-то идёт не так, когда нападают на Бобби. Он уже постфактумом это понимает, когда слышит подозрительное шуршание за спиной, оглядывается, не выходя из боевой стойки - а ведь она отлично справилась сама, умница, вон как нож блестит в руках, и кровь, в полутьме помещения выглядящая практически чёрной, тоже блестит. Эрик не радеет за человеческие жертвы, по большому счёту, ему откровенно плевать, выживет здесь хоть кто-то из персонала, или нет, но эту девчонку, что слила им доступ, действительно лучше кокнуть. Ещё готовясь к отправке сюда, Стивенс уже предполагал заранее, что ему придётся отвоёвывать у Морс каждый такой труп, может, в процессе, а, может, уже после, когда его прижмут с очередным "ты действовал не по уставу", благополучно забив болт на то, что он никакие уставы не подписывал.

Но нет, можно сказать, повезло. Не пришлось. Потому что Стивенс наблюдает за Барбарой, которая здесь тоже вошла в модус оружия, не знающего жалости. Это было почти прекрасно. Они продвигались по коридору вперёд, вырубили ещё несколько охранников на пути, не сговариваясь, практически синхронно. Киллмонгер по-прежнему действовал руками, пусть не голыми, а затянутыми в перчатки, но всё же безо всякого оружия. У Морс же был нож. Она орудовала им так ловко, и, Эрик мог поклясться, не без удовольствия. Он позже об этом подумает, о гранях, которые есть между такими, как он, и такими, как она, и ярлыках, которые развешивают на людей. Потому что здесь, не ограниченные правилами, без присмотра, они действовали совершенно одинаково, и едва ли Стивенс был более жесток, чем напарница. Скорее наоборот.

Может, дело в том, что она не ведёт переговоров с террористами?

- Диспетчерская рубка налево, - шепчет Эрик на развилке, - нам туда - я смогу открыть ворота и на какое-то время отключить охранные системы. Уведоми своих соколов, чтоб готовились.

Эрик достаёт пистолет из кобуры, прежде чем оказаться внутри помещения. Там - ещё трое, Стивенс расстреливает их, только третий успевает дёрнуться, пролив кофе на стол. Эрик склоняется над клавиатурой и обмякшим телом, его пальцы ловко скачут по клавиатуре.

- Давай. У них будет несколько минут, прежде чем эффект внезапности будет безвозвратно потерян.

Как вырубить охранные системы, коды доступа, структуру базы - всё это ему передали для того, чтобы он чувствовал себя, как рыба в воде, и мог полноценно контролировать систему. Белова хотела, чтобы он вернулся отсюда если не невредимым, то хотя бы живым, кажется, он по-прежнему был ей нужен, и она ещё не всё продала, что хотела. Это было похоже на выбрасывание фокусником тузов из рукавов, только тузы сыпались, сыпались..

И боевики МКА тоже сыпанули через главный вход, как улей ос. Эрик удовлетворённо кивнул, увидев через одну из камер наблюдения, что штурм начался, и ни защитные турели, ни система тревоги не работают. Через позаимствованную у трупа рацию начали доноситься сбивчивые сообщения о том, что враг внутри, и необходимо обезопасить наработки. Теперь, когда внимание охраны отвлечено на солдат, они могли беспрепятственно творить что угодно.

- Пойдём, милая, пока они заняты делом, не позволим самым мерзким из крыс сбежать с корабля, - он широко улыбается Морс, выходя из кабинета диспетчера, дожидается, что Барбара пошла за ним, и направляется к одной из лабораторий. Некоторых учёных надо ликвидировать, они не должны были попасть в Щ.И.Т. и прочие подобные структуры и начать сотрудничать, это - приказ.

Эрик крепко сжимает руками рукоятку пистолета. Действия были доведены до автоматизма - вышибить дверь ударом ноги, скользнуть внутрь, щурясь от белого света, жать на спусковой крючок, каждому из белых халатов первого из отсеков лаборатории - по пуле, или по парочке. Они даже защищаться не пытаются, только бегают вокруг в попытках спасти собственную шкуру, сбежать, одного Эрик без раздумий пришивает пулей к стенке, пока тот прячется за столом. Вся эта стрельба даётся Стивенсу легко, легко и без малейших раздумий. Как в видеоигре.

+2

6

С одной стороны Барбара понимает, что так просто не бывает. Даже с учетом жертв. Шестое чувство продолжает утверждать, что доверять нельзя, ни Киллмонгеру, ни обстоятельствам, но на то, чтобы остановиться и попытаться выяснить, где же не сходится паззл, просто нет времени. Она кивает и идет следом в диспетчерскую, готовит рацию и вызывает людей, следит за десантом на экране камеры слежения, испытывает при этом все равно странные чувства.
Давно ей не доставалось все достаточно легко. Где-то должна быть подстава.
- Нам нужны ученые, Эрик, так что будь с ними поаккуратнее.

Свою ошибку Барбара понимает уже потом. Ей следовало пойти первой. Или говорить громче. Но она задерживается, чтобы проверить, что ее ребята помнят, что к чему, а до лаборатории добирается, когда Стивенс устраивает шоу «и никого не стало…».
- Твою мать, Стивенс!
Бобби виснет на его руке, в миг выходя из режима хладнокровия и переходя в режим бешенства.
- Ты что творишь?! Я же сказала, что нам сотрудники лаборатории нужны живыми! Или ты оглох?
Она оставляет Эрика в покое, бросаюсь к ближайшему раненому, но куда там – Стивенс как машина для убийств, просто не промахивается. Кого не убивает наповал, того ранит так, что вариантов не остается, только добить, чтобы не мучился.
Зла просто не хватает. Если бы взгляд мог убивать, Барбара бы испепелила напарника прямо тут и сейчас, и главное, эта скотина ни капли не выглядел смущенным. От чего руки чесались врезать ему в челюсть так, чтобы сломать.
Вот мудак.

Но выплеснуть на него вторую волну злости Морс просто не успевает, неожиданно воздух, в котором еще слышатся стоны умирающих, разрывает сирена. Барбара вскидывает взгляд наверх, где под потолком начинается крутиться красная лампа – система биологической угрозы испокон веков работает стандартно. Барбара даже испугаться не успевает, прикидывает, мог ли в этой дурацкой стрельбе Киллмонгер разнести что-то из образцов того, над чем тут работали.
Оживает рация донесениями, что тут и там группы отрезаны дверьми от возможности попасть в лабораторию, но что примечательно, лаборатория все еще не заблокирована. Впрочем, это нормально, скорее всего, запечатывались определенные сектора и точно выходы с базы, чтобы не было утечки. По крайней мере, Морс на это надеялась, что Гидра сделала выводы из прошлых ошибок, то сонный вирус, то геном устраивали побег.
- Попробуйте проверить выходы, - отдает она приказ и оборачивается к Эрику. – Ну что, доволен? А теперь я внесу ясность. Скорее всего, ты разбил пробирки с образцами то, чем тут занимались эти дохлые ребятки, и хорошо, если это один вирус и против него есть лечение. А если нет, то все, пиздец, дорогой, будем такими же дохлыми, как они, при этом умирать будем не так уж радужно. Как тебе такой расклад? Чем ты вообще думал, идиот?

+2

7

Эрик пропускает момент, когда со слаженной работы они переходят, точнее, Бобби переходит, на крик. Стоя в первой секции лаборатории, с основном служебными устройствами и собственно не менее рядовыми рабочими, он задумывается, конечно, о том, что не нужно разбить с помощью выстрела ни одну пробирку, но их тут в конце концов не так много, и, насколько Стивенс осведомлён, чего-либо опасного здесь нет. Впрочем, он даже не знает, что пропустил главное - приказ, брошенный в спину, когда они уже заходили в лабораторию, Эрик банально не расслышал. А до этого, в спокойной обстановке, когда они обсуждали план действия на базе, никаких директив подобного рода не поступало. Поэтому он и развернулся по полной, отстреливая персонал по указке Беловой, пока есть возможность.

В какой-то момент Морс просто виснет на его руке, на той, в которой он держит пистолет, но опускать оружие Эрик не торопится, он ведь тоже умеет злиться и ему очень не нравится, когда на него орут. Основной задачей Стивенса было сдать базу, остальное - по возможности, потому он не стал бы нарушать договорённости с МКА в угоду личным интересам, и вот сейчас, когда оказывается, что он здесь оглохший идиот, ещё и якобы по его вине всё пошло псу под хвост, ему очень хочется тоже сорвать на ком-то злость, так и чешутся руки не выпускать пистолет, а продолжить жать на спусковой крючок, разрядить всю обойму, в которой осталось ещё порядка десятка патронов. Хватит, чтобы любого превратить в живой дуршлаг, пока ещё живой, ненадолго.

Отнестись бы к этому с юмором, но желание шутить отбило напрочь. Эрику доводилось работать с разными людьми, с разным уровнем интеллекта, некоторые из тех, с кем он работал, были омерзительными, некоторые - просто ублюдками, как Кло, некоторые были слишком влиятельны, и в их обществе лучше было смотреть только себе под ноги, Эрик умел прочувствовать иерархию и в особенности своё место в ней. И сейчас был не тот случай, когда он готов спустить всё на тормозах ради кругленькой суммы в швейцарском банке, хотя бы потому, что кругленькой суммы не будет, не от них. Его сотрудничество со спецслужбами для них является актом доброй воли, фактически, но все эти хорошие ребята, с которыми ему довелось встретиться за эти дни, не упускали возможности "внести ясность" указать ему на его место, желательно потрясая перед лицом корочкой или оружием.

Эрик опускает пистолет, медленно, его жесты очень осторожные, потому что он не хочет окончательно выйти из себя. Вдох-выдох, ещё раз, глубоко, набирая полные лёгкие воздуха... Полегчало.

- Высказалась? А теперь раззуй глаза: здесь нет ни одного образца с вирусом. Утечка произошла во втором отсеке лаборатории, либо вообще в соседней. Ищи суицидника, например, кого-то, кого я не успел пристрелить.

Сигнал тревоги не добавляет ему радости, и меньше всего Эрику хочется склеить копыта именно здесь, покрывшись язвами, кашляя кровью или ещё от какой-то дряни. Он осматривается, ищет входы-выходы, наконец его взгляд натыкается на дверь у дальней стены лабы из ударопрочного стекла, за ней, в нескольких десятках метров от Киллмонгера и Морс - человек в белом халате, белый мужчина лет пятидесяти, Эрик узнаёт его по фото из досье, это один из главных учёных комплекса. И эта сука стоит напротив и улыбается.

- Это он, - практически шипит Стивенс. Вся его злость мгновенно перенаправляется на человека за стеклом. - Из-за него сигнал тревоги, - Эрик замирает, замирает и переводит взгляд на Морс. - Разреши мне его допросить. Без свидетелей. Я знаю, как его расколоть.

+1

8

Орать на Стивенса на самом деле глупо и бесполезно. Это Барбара понимает немного запоздало, нервно выдыхая. Сама виновата. Сама не выдала четкие инструкция. А даже если бы и выдала, должна была понимать, что Киллмонгеру закон не писан. Да, он тут находится не по своей воле, да, он не может свалить в никуда по каким-то причинам – Морс сомневалась, что его, действительно, держит подкожный маячок – но слушает он ее все равно избирательно, и взрослая женщина Барбара, директор Морс должны была это понимать до того, как начала орать на вакандца.
Извиняться, правда, она тоже не собирается. Обойдется. Много чести.
То, что здесь нет ни одного образца – вопрос открытый, уже и не поймешь. В этой лаборатории совсем уж странная система блокировки, а сирена вопит до сих пор, бликуя красным под потолком, что адски раздражает и действует на нервы, и без того накрученной женщине. Барбара отвлекается на помощника, где-то там, в коридорах:
- Вырубите эту блядскую сирену, хотя бы звук, если не получится отключить ее вовсе, в голове орет.

Она знает все базовые комплектации безопасности в биолаборатория, она бы и сама справилась с этой задачей, лучше ее парней, которые ни разу ни биохимики. Они хорошие солдаты, но всего лишь солдаты, их мозги ни капли не заточены под нужные алгоритмы в отличие от нее, и даже если Гидра хитро… выделилась в системе безопасности отдельно взятой лаборатории, базовый алгоритм всегда один и тот же, так же, как у любого вируса. Все начинается со стандартных точек, потом идет наслоение и творческий запал, но всегда можно распутать, если знаешь, за что ухватиться.
Но тут не остается ни одного целого терминала.
Голос Эрика заставляет обернуться, немного удивленно воззриться на сотрудника лаборатории, их от него отделяет дверь, Барбара уверена, что фиг ее прострелишь или раздолбаешь, взорвать тоже не стоит пытаться. Она взвешивает слова Эрика, после допроса от него вряд ли будет какой-то толк, скорее всего, останется труп, во время допроса из него можно будет вытряхнуть только узконаправленную информацию, пользы в поимке никакой, а выбираться отсюда живым надо. Черт знает, что тут могли разрабатывать, сами они будут искать долго, подохнут раньше. Учитывая психосоматические реакции, вон, даже дышать тяжеловато становится, хотя Морс точно знает, что рано еще откидывать копыта, да и симптомы рано ловить. Это просто банальный психоз, ожидание реакции организма, уверенность, что тут в воздухе витает смертельная болезнь.
- Сначала его оттуда надо выковырять. Но я не буду вмешиваться в допрос, постою за плечом.

Знает она такие допросы. Еще она знает, что Стивенс в этом лучше нее. Барбара умеет продавливать психологически, на что нужно больше времени, способы разные, но ее конек всегда был шпионаж, добыча информации иными способами, чем живое общение. Растянется время, а его у них нет, если Киллмонгер хочет и может мараться об это дерьмо, то мешать она ему не будет, но посмотрит, почему бы не посмотреть, как работает мастер своего дела, у которого личное досье – официальное – настолько вымарано, что и не снилось. Морс вот до конца не уверена, что Росс был так щедр и прислал ей все, мог бы и пару листочков не доложить, с него станется.
- Дверь между двумя отсеками лаборатории, она не должна запираться так, чтобы ее не было возможности открыть.
Взломать. Где-то должен быть запорный механизм. Его коробочка находится тут же, чуть в стороне от двери, умело замаскированная под стену, если не знать, что искать, контур почти не заметен. Поддеть, открыть, понятно, кнопки и карта доступа. Последних – до фига, любое тело одолжит карту без сопротивления, код получить, вот проблема. Черт дери Гидру, хотя в лаборатория Морс такая же система доступа, через карту и личный код.
- Либо повезет, либо я заклиню дверь окончательно. У тебя почти полная информация об этом месте, Эрик, есть еще что-то, что может нам помочь, пока тот идиот за дверью радостно не траванулся, чтобы избежать близкого общения с тобой, милый?

Отредактировано Barbara Morse (2018-04-12 15:39:14)

+1

9

- Выковыряем, - констатирует Эрик, а сам нервно мечется из стороны в сторону, разыскивая, где же переключатель и как же вскрыть эту ударопрочную дверь или стену.

Идей ноль, до того самого момента, когда Морс не находит панель на стенке и не вскрывает её. Вот ты где. плата управления замочным механизмом. Белова скинула ему всю информацию о базе, которая была, и Эрик изучил её, насколько позволяло время, но вот ведь мелочь: он никогда прежде не был здесь. И соотнести данные с тем, что он видит, не всегда получается. В особенности в условиях, когда в воздух выпущен какой-то из опасных вирусов, Эрик уверен на все сто, этот мудак не стал бы размениваться по мелочам, заражая их мутировавшей формой герпеса.

Их наверняка поджидает что-то особо извращённое, жестокое и смертельное. Эрик невольно вспоминает ужасы прошлого: зараженный гангреной мальчик, нагноения распространились по всему телу, спасти его можно было только выстрелом в затылок. Теперь он почти чувствовал, как гнойники расползаются по его телу, покрывая кожу на груди, живот, бока, вздуваясь в подмышках. Хотя, это может быть и что-то ещё более болезненное и жуткое. Как-то раз Стивенс видел жертв биологической бомбы, тоже в Африке. Небольшое поселение использовали в качестве испытательного полигона, и его команде было получено собрать и доставить образцы. Вирус прошел весь цикл и теперь тела пострадавших не были заразными, всё что нужно было - сгрузить их в контейнеры и доставить к лабам. Закалённые в боях наёмники, убийцы и ублюдки, способные продать свою собственную матушку, не моргав глазом, завидев тела, блевали так, словно пытались выплюнуть на пол собственный пищевод и лёгкие. Жертвы напоминали высушенные мумии, с потрескавшейся кожей, в которой запеклась чёрная кровь. К каждому телу вела кровавая полоса, некоторые так и валялись в чёрной скользкой луже, в собственных испражнениях. В тот момент Киллмонгер зарёкся работать на учёных. Но не сдержал своё обещание: слишком часто за этим стояли большие деньги.

И вот теперь - снова повторение старого кошмара. Эрику мерзко, мерзко и снова хочется сорвать на ком-то злость. Вот только Бобби и её команда не то что не подходят, именно сейчас Эрик понимает, насколько они в одной лодке. И без чужой помощи, возможно, выкарабкаться ему и не получится.

Набрав в руку талька из одного из шкафчиков, Эрик дует им на кодовый замок. Белый порошок оседает на номерках, которых касались человеческие руки. Всего четыре цифры, а, значит, шестнадцать допустимых комбинаций. Перебирая их, Стивенс почти забывает о своём волнении, действовать у него всегда получается лучше, чем ждать.

И, как только дверь открывается, направляется к учёному, надвигаясь на него с неумолимостью дизеля-электропоезда. Эрик готов был его убить, и искренне сожалел, что придётся этого не делать. Он до сих пор не верит, что Морс позволила ему проводить допрос. Он бы сам не доверил себе ни шиша, особенно после расстрела, который оказался не по плану.

- Ты не прогадала, - бросает он на пороге в адрес Бобби. Подле учёного он оказывается в пару прыжков, хватая его за грудки и толкая в стенку с такой силой, чтоб вышибло дух. Руки у противника свисают вдоль туловища, пальцы расслаблены, в них ничего нет и Эрик особо не ждёт сюрпризов. Даже на лице учёного пока он был за стеклом написано такое удовлетворение, что видно - главную миссию он свою уже выполнил, и теперь очень горд собой. Впрочем, маска удовлетворения очень быстро сменяется сперва гримасой испуга, а потом боли. У Эрика свои способы общаться. Он не сдерживает чувств и бьёт поддых, от души, крепко сжатым кулаком, жалея, что нельзя использовать кастет и бить по лицу, нельзя сломать мудаку челюсть и смотреть потом, как он пытается говорить, а издаёт лишь нечленораздельные звуки.

Мужик в белом халате пытается заорать, но вместо этого получается только, всхлипывая, хватать ртом воздух. Эрик снова трясёт его, ударяя об стенку, и наконец-то заговаривает сам.

- Хайль Гидра, ублюдок.

Он наклоняется к нему, шепча на ухо кодовую фразу, подтверждающую, что он всё ещё предан организации. Потом отстраняется.

- Всё идёт по плану. Кроме того, что ты решил нас всех, заодно и себя, выебать, - Эрик пытается говорить тихо, но не получается даже шепотом. Он слишком зол. - Я должен был тебя вытащить, а теперь мы все здесь можем сдохнуть, понял, тупорылый ты кусок дерьма?

Учёный бледнеет. На лице его отражается понимание: он заглотил наживку. И теперь наверняка считает, что существовал какой-то план спасения. Но облегчения не видно, и Эрику начинает казаться, что они все глубоко влипли. Он почти уверяется в этом, когда слышит голос учёного - тихий, как шелест. Прямиком из могилы.

- Вы должны были меня предупредить. Антидот против этого вируса был разработан... Но не был испытан. Он внизу, у ядра, и добраться до ядра после активации сигнала тревоги теперь практически невозможно.

Эрик вспоминает планы нижнего яруса здания. Он их изучал на отъебись, и теперь жалеет. Помнит только, что там есть свои протоколы защиты, а ещё сеть ловушек для нежданных гостей, которыми они являются.

- Что это? Чем ты нас заразил?

- Экспериментальная сыворотка, сэр. Можете посмотреть на результаты в пятой и восьмой лабораториях, - в голосе учёного снова сквозит гордость. - Летальный исход наступал в течение двух часов. Вирус имитирует лучевую болезнь, нам  ещё не удавалось имитировать влияние радиации на организм с таким же успехом...

Эрик затыкает учёного, снова тряхнув его за грудки, а после швыряя в руки солдатов. Ему кажется, он уже начал потеть. Что дальше?

- Ублюдок теперь ваш, - он находит взглядом Бобби. Кажется, она всё слышала. Он смотрит на неё и молчит, сказать нечего, кроме одного - очень не хочется, чтобы эта подземная лаборатория стала их общей братской могилой. Затем приближается к Морс и таки заговаривает, понизив тон. - Можем пойти вниз, но там очень опасно. Судя по тому, что я слышал, почти лабиринт Синей бороды. Я хочу сказать, нет гарантии, что мы вообще доберёмся до ядра, куколка. Ты со мной?

0

10

От талька свербит в носу. Барбара морщится, но с радостью смотрит на цифру. Торопливо добывает пропуск, забрав его с ближайшего тела. Кровь попадает на пластик, но Морс не брезглива, она лишь бросает короткий взгляд на безжизненный взгляд, возвращается к Эрику. Они работают вместе, она каждый раз использует карту, он подбирает код. После какой попытки дверь заблокируется на совсем? Или тут нет подобного предохранителя? Об этом лучше не думать, попыток, по идее, должно быть меньше возможных комбинаций, но Барбара не теряет оптимизма, и в какой-то момент это дает результат.
Она пропускает Киллмонгера вперед, на короткий миг залюбовавшись его хищнической походкой, которой он идет к ученому. Ни дать, ни взять, здоровый дикий кот, который нацелен на добычу. На миг даже забылось, где они, что они, Бобби просто смотрела и думала о том, что из человека невозможно скрестить с кошачьими, но вот посмотреть на Эрика, и веришь, что возможно. То, что самый главный хищник человек, это частности, но то, насколько планов и мягко двигался мужчина, могло бы вызвать зависть, впрочем, не у Барбары.

Она кивает ему, отставая – ведь обещала, что даст ему шанс самому допросить ученого, и отказываться от слов не собирается. Не пытается прислушиваться, подслушивать, корректировать и вмешиваться. Трудно доверять на таком уровне тому, кто без сомнений ударить в спину в стремлении сорвать ошейник, но Бобби приходится, при этом не дергаться и не выказывать страха. Почует – и тогда все пойдет коту под хвост.
Буквально, что ли.
Но потом голоса становятся громче. Ученый бледнеет, дергается, Барбара отлипает от стены, у которой ждала окончание разговора Стивенса с жертвой слишком большого ума, делает пару шагов вперед. Слышит обрывки, чувствует, как снова накатывает тошнота. Господи, это что… нет, стоп, никаких концов.
На самом деле, ей хочется прострелить голову этому идиоту, который решил так все провернуть. Интересно, подыхать ему будет как, хорошо? Барбара вспоминает симптомы лучевой болезни, острой лучевой болезни: рвота, головная боль, слабость, температура… что-то еще. Что еще, твою мать? Ладно. Четыре стадии. Дальше фаза ходячего трупа, медицина бессильна, смерть мучительна. Нет уж, она не пристрелит этого урода, пусть подыхает так, как напророчил им, даже если они найдут сыворотку. Два часа, это так мало, у заболевших лучевой болезнью и того больше времени. Барбара старается успокоиться, не думать, глубже дышать. Какие этот идиот назвал лаборатории? Нет, наверное, смотреть не устоит. Она уже имела возможность видеть, во что превращает эта болезнь сильного и здорового человека. И как-то впечатляться сейчас нет никакого желания.
- Заберите его, - сипло бросает Бобби, - пока я не пристрелила к чертям.

Потому, что хочется. Но да, еще больше хочется, чтобы он подох от собственного изобретения. Она смотрит на ученого из-за плеча Эрика, смотрит, обещая ему, что сыворотки не видать, даже если получится ее вовремя найти. И ей все равно, насколько это не гуманно.
Слова Эрика доходят до сознания медленно, со скрипом. Бобби осторожно выдыхает, поднимает взгляд, изучая выражение лица Стивенса. Ему страшно, не меньше, чем ей, но держится он на зависть классно. Что ж, если уж ей предназначено сдохнуть где-то тут, то она хотя до последнего будет сопротивляться.
- Пошли. Может, успею убиться раньше, чем превращусь в ходячий труп.
Она зачем-то проверяет пистолет, рацию, отдает короткие приказы покинуть комплекс тем, кто находится вне периметра заражения, остальным советует вспомнить симптомы, быть готовым ко всему.
- Эрик, ты знаешь симптоматику? – Бобби коротким, но мягким движением касается щеки Стивенса, нет, не лихорадит, температуры нет, впрочем, до этого пока немного надо подождать. – Два часа, все будет развиваться слишком быстро. Держи меня в курсе своего состояния, пожалуйста, - она роется в аптечке, забирает дополнительно несколько шприцов, которые им могут пригодиться. В основном жаропонижающее и успокоительное.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [04.11.2016] Уу, биология