ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     11.2016 -1.2017
05.08 Мы отмечаем год форуму, по сему праздничный выпуск новостей, Свежий цитатник, и куча шуточных игр в командном блоке, Тема для спасибо и поздравлений работает для Вас 24/7!
В игре: Гидра уходит в тень, тень смерти нависла над светлым Бальдром и остальными асами. На Луне уже все отгорело, и 5 Фениксов творят невообразимое на земле. Нелюдям приходится несладко, ведь переезд на Землю и спецслужбы не дремлют.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [14-15.10.2016] It's the first day


[14-15.10.2016] It's the first day

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

It's the first day
http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://s3.uploads.ru/9phLk.gif
Jean Grey | Anna Mariehttp://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Немного разговоров, капелька алкоголя, и здравствуй рассвет в неизвестном месте.

ВРЕМЯ
Ночь с 14 на 15 октября 2016

МЕСТО
Кладбище Школы имени "Джин Грей", а дальше куда занесет

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
виски

Отредактировано Anna Marie (2018-03-26 09:36:37)

+2

2

Казалось, этот день какой-то бесконечный. Похороны, Лора, что-то еще. Джин казалось, что в сутках уже не двадцать четыре часа, а все сорок восемь. Кто-то что-то хотел, спрашивал, беспокоился, соболезновал. Джин кивала, но все эти слова не имели никакого значения.
Больше ничего не имело того значения.

Нужно было собрать вещи Логана, наверное. Что там принято делать в таких делах? Джин как-то не привыкла никого хоронить, а потому вообще не особо-то понимала, как себя вести в таких ситуациях. Она стояла посреди комнаты Росомахи, понимая, что не хочет этого делать. И не будет. Никому не нужна эта комната, вот пусть она и остается такой как есть. Воспоминания плотно впивались в память, кружа и возмущаясь, требуя себе места. Требуя остаться. Но прошлое имеет привычку уничтожать настоящее в некоторых случаях, и это как раз тот самый случай.
Как иногда бывает, к ночи накрыло повторным осознанием, что Росомахи больше нет. Впрочем, это было странное ощущение, больше связанное с тем, что смерть приходит, смерть забирает, все такое пафосно-философское. Размышления о жизни и смерти было не самым любимым в черед эмпирических материй, особенно, учитывая, близость рыжей телепатки к последней. Джин предпочитала запить эти мысли чем-то другим, совсем не водичкой. Запасы Логана обычно были неиссякаемы, поэтому Грей стала счастливой обладательницей бутылки виски.

Она так и не поняла, ради чего осталась на эту ночь в школе, когда надо было уносить ноги на Аляску. Там было полегче дышать, там можно было чем-то заниматься, когда прошлое не мешало в настоящем. А тут призраки прошлого и неисполнимого обступали со всех сторон каждую минуту. Все же, приходилось признать, школа перестала быть домом, хотя дома, наверное, теперь не было совсем. Чувство неприкаянности преследовало Джину после воскрешения, от него было практически невозможно избавиться, это удручало.

Кладбище было окутано полумраком, лишь от фонарей долетал кое-как свет. Это походило на картину из плохой комедии, усесться на собственной могиле, оперевшись на собственный памятник спиной, чтобы пить. А почему бы и нет? Тихое приятное место, лежать тут, в принципе, было все так же не плохо. Жаль, выкопали. Самое интересное, что ни один из трех памятников до сих пор не убрали, словно, напоминание о том, что жизнь хрупка, а второго шанса на воскрешение может не быть, и первый как-то совсем непрошено случился. Джин сделала глоток, поморщилась - виски обожгло горло, от чего даже слезы на глаза навернулись. Или это по другой причине?
Джин подняла глаза. Небо раскинулось темным покрывалом с точками звезд. Красиво. Но почему-то не трогает, как раньше, когда на эту красоту можно было смотреть часами. Наверное, слишком много времени прошло, слишком много воды утекло, цинизма добавилось, да смертью выжжено. Уже нет той чистоты чувства, а красоту не ищешь в каждом движении. Джин снова приложилась к бутылке. Что-то в этом мире идет не по плану, но что с этим делать, черт его знает.

Приближающиеся шаги были тихими, едва слышными. Джин скорее среагировала на эмоциональную ауру, чем на движение. Повернула голову, ожидая, когда тени выпустят из своих объятий нарушителя одиночества. И узнала Шельму.
- Не одной мне, похоже, не спится по ночам, - Грей салютовала бутылкой Анне, приглашая присоединиться к поминкам, организованным в одиночку. - А я вот тут коротаю время в окружении могил, - она рассмеялась, обводя рукой кладбище. - Правда, в трех из четырех никто не лежит, вот оно что. Забавно, да?

+1

3

Этот день все никак не может закончиться. Часы все идут, добивая последние остатки самообладания и здравого смысла своими минутами.  Мария не осталась на всеобщие поминки старого друга, почувствовав, что голову разрывают непрошеные мысли, и пережить в одиночестве этот удар будет куда легче, нежели слушать от каждого  новую и новую боль.
Они когда-нибудь справятся с этим. Все вместе, как единая сплоченная команда. Все будет как всегда, все снова соберутся и полетят спасать этот проклятый и прогнивший мир на своей птице счастья  под командованием бравого командира их чудо команды мечты.
А день все тянулся, совсем не стараясь хоть как-то сгладить натянутые нервы южанки, от чего, часы летят в стену, разбиваясь на мелкие кусочки. Это все тиканье. Дурацкое тиканье и нервы.
Купит новые, будет повод выбраться из школы, хотя бы на пару часов.
А дальше было бездумное хождение по территории особняка, цепляясь пальцами за каждый угол, каждую стену и мебель. По одиноким дворикам и близлежащему лесу, где, казалось, не было ни души. Да и в школе, не так много мутантов осталось. Команда разбилась и большая часть обитала на Аляске. Сама Мария не знает, почему осталась здесь. Школа так сильно пустила корни в сознание девушки, что просто все бросить и уехать отсюда, было чем-то не правильным для нее. Хотя, после произошедшего этого хотелось. Быть может, холодный климат территории остудил бы пыл.
Мария не замечает, как засыпает под огромным дубом во дворе. Её будит прохлада и затекшая шея, из-за не слишком удобного положения тела. Мысли о том, что пора вернуться в дом и помочь с простой уборкой быстро возвращают Марию в сознание, и она без особого энтузиазма встает и плетется в сторону школы. По пути в голову вновь лезут мысли о том, что произошло. Почему это случилось, кто виноват. В конце концов, почему он не принял таблетку? Ах да, он же гордый, он устал от жизни, поэтому взял и обрубил все тросы лифта, на котором под веселенькую музычку спускалась его горячо любимая команда. Чертов эгоист. Думается Шельме, но и ведь она такая же, такая же эгоистка, разве нет? Обвинения излишни, Анна совсем не права, это все от обиды, не более. Школа встретила её слишком тихим одиночеством, отчего на душе стало как-то совсем не по себе. Может все уехали куда-то? На задание? Анна бы не отказалась, тем более, сейчас.
Зайдя на кухню, девушка видит одинокую бутылку с виски, которая так соблазнительно стояла посередине стола, будто кто-то специально её здесь оставил, мол, спейся Анечка, легче станет. А рука уже сама тянется к жидкости, давая своему организму четкое да. А путь лежал в одно единственное место, где можно было выпить не в одиночестве. Как минимум один собеседник будет точно, пусть даже не слишком болтливый.
Зловеще ходить на кладбище ночью, все как в старых добрых фильмах: и туман, и странные звуки, и даже фигура, у одной из могил. Мария косится на бутылку, что сжала за горлышко в своей руки и уже начинает подозревать, что виски настолько крепок, что её сознание начало  улетать только одной мысли о напитке. Забавно, но стоит проверить кто там. Быть может студенты, которых необходимо будет загнать восвояси в теплую постельку.
Голос, который Анна уже успела узнать, выводит из раздумий о своем рассудке, и девушка даже выдает некое подобие улыбки, которая гаснет в темноте, словно только что зажжённая спичка.
- Я почти подозреваю, что нас таких целое поместье, просто не все решились на пикник у ног нашего друга, - Анна Мари салютует в ответ, и усаживается на газон напротив Джин. Если бы ситуация располагала, то Роуг определенно бы посмеялась. Джин Грей, с бутылкой у своей могилы, а вместе с ней ещё одна красавица решила устроить своей печени прогулку по таинственным местам.
- Похоже на начало хорошего анекдота, не думала взять биту и разбить её? – Шельма не спрашивает как она, как самочувствие, ведь… Это было глупо? Это было итак понятно, было видно невооруженным глазом, даже без телепатии. Поэтому девушка задает совсем другой вопрос. Даже пытается спроектировать эту ситуацию на себя. Как бы сама поступила, будь здесь сейчас её усыпальница, - Или оставишь для красоты? – Мария откупоривает бутылку и делает первый глоток, отчего губы морщатся из-за жидкости, которая мигом обожгла сухое горло.
- Прости, я бы принесла бокалы, зная, что ты здесь, - Анна усмехается, обводя взглядом территорию, будто пыталась найти ещё кого-то. Очевидно, ночка предстояла длинная.

+1

4

- Детям следует спать. А где остальные, не имею никакого понятия. Я с похорон никого из них не видела.
Хорошо воспитанная девочка Джин, вся такая правильная, сидит на травке, пьет вискарь из горла. Смешно. Или не очень?
С другой стороны, посмеяться может разве что Анна, но что-то она не выглядит веселой. Им обеим тошно, их обеих привела сюда боль от смерти друга.
Джин задумчиво смотрит на свое надгробие, пальцы даже с какой-то нежностью ласкают мрамор, выбитые буквы, "любимая жена, дочь и женщина", забавно-то как, учитывая, что муж и приемный отец уже к тому моменты находились в могилах.
- Хм. Не приходило это в голову, но идея мне очень импонирует. Пока я только хотела раздолбать табличку со своим именем у дверей школы, но и это, кстати, уже прошло.
Пойти, что ли, за битой сходить? Или пока еще слишком трезва для этого?
Да, бита пока подождет.

- Итак, мы устраиваем самые лучшие поминки, сидим на могилке, пьем виски, что там дальше по плану? Делиться смешными воспоминаниями о Логане? Или признаться в том, что ни хрена не понимаю, зачем и кто меня воскресил, когда от меня пользы никакой?
Это все так же отдает стрихнином, хотя Джин точно никогда его не пробовала. Но если у стрихнина есть вкус, то он должен быть именно таким - убитых надежд, тяжелых мыслей, горечи утраты.
- Я была уверена, что он нас всех переживет.
Впрочем, она много в чем была уверена. В том, что у нее вся жизнь впереди, в том, что в ней будет сплошное счастье, в том, что она будет бежать по ромашковому полю в закат. А поди ты, ни черта из этого не случилось. И жизнь полетела к черту, и счастье не сложилось, и ромашки на поле больше походили на чертополох, все колючки застревали в подоле платья.

- Знаешь, а я… могу его понять. – Голос Джин звучит неожиданно тихо. Она не собиралась говорить об этом, само так выходит. – Могу понять, почему он не принял таблетку, могу понять, почему решил подвести итог. Я помню, как я хотела смерти, Анна. Мне казалось, что я хочу две вещи, выпустить клокочущую внутри обиду и умереть. Я ведь его просила, чтобы он меня убил. Просила его еще тогда, в лазарете, а он решил, что я сошла с ума. И все-таки сделал это, уже потом, когда не было еще слишком поздно, но для кого-то последствия были необратимы. Умирать не страшно. Страшнее оставаться с последствиями того, что натворила. Вот и я предпочла тогда умереть, чем бороться, вот и он решил, что пора умереть, наверное. Хотя, - Джин невольно закатывает глаза, - даже обладая телепатией, разобраться в голове Логана было проблемой. Боюсь, что эта миссия была изначально обречена на провал.

+1

5

А земля на кладбище холодная. Такая холодная, что по всему позвоночнику периодически совершает,  ночую прогулку, рой мурашек, которому сегодня не спится, так же как и самой Анне. Не спится это точно, кто-то же должен помянуть старика, раз уж виски осталось совсем не тронутым на девственно чистом столе. Быть может, кто-то специально его там оставил, дабы спуститься чуточку позже, чтобы совершить, примерно,  то же самое, что витало в мыслях у самой южанки. Только здесь, реакция оказалась быстрее у Мари, и плевать  сейчас с высокой колокольни на чужое мнение и недовольство по поводу того, что бутылка волшебным образом исчезла. Плохо было всем. Даже не так. Каждый был разбит по своему, поэтому и судей здесь не было. Судить руки не поднимались.
- Детям, - в пустоту кидает Шельма, упорно сверля зелеными  глазами  пустоту  между двумя памятниками. Все чаще начинаешь задавать вопросом, когда появится новый, и насколько быстро из миленьикй двор с красивой лужайкой и специально высаженными цветами превратится в самое настоящее родовое кладбище, только хоронить вместо семьи, здесь будут учашьхся. Хотя нет, они семья, один живой организм, у которого сейчас украли важный орган. Это нужно пережить с достоинством. Кое-кто спасибо не скажет, увидев сверху, как команда, расклеившись, получает очередной проигрыш.
И тем не менее их маленькие детки уже давно выросли, и понятие режима было чуждо каждому из них. Это ведь факторы юности, влипать во всевозможного рода ситуации, позабыв о собственном самосохранении и ринуться под пули. Совершенно не осознавая последствий, которые принесут эти самые действия незамедлительно,- Наши детки уже взрослее нас, когда не пытаются перепрыгнуть через собственные возможности и придумать не слишком гениальный план.
Шельма делает пару глотков из бутылки, и когда огненная жидкость достигает глотки, губы кривятся,  еще не привыкнув к вкусу, прекрасно осознавая, что дальше, дело пойдет куда приятнее.
- Чем тебе не угодила табличка, дорогая? Вполне себе неплохое название, - Мария, правда, не понимает, отчего Джин так реагирует на название школы. Быть может, это и не её дело, но вопросы сами срываются с языка, южанка совсем позабыла, что алкоголь, обычно, заставляет её болтать без умолку, - Если честно, думается мне, что разбей сейчас ты этот памятник, как на душе станет чуточку легче. Не знаю, правда, но мысли такие, случись со мной такое, первым делом по возвращению в школу, я бы избавилась от этой красоты, внеземной.
- Боюсь, он с того света прикатит на байке и даст нам ремня за подобного рода разговоры, делиться воспоминаниями это не тот случай, - улыбается Мария, отправляя в себя ещё один глоток виски. Интересно, в доме есть ещё?
- Не говори так, ты нужна нам, и дело даже не в пользе…  Мы семья, и потеря бьет слишком сильно. Это ведь чудо, серьезно, - чуть хмурится, смотря в такие же зеленые глаза, как у самой. Так странно, Роуг только сейчас заметила это сходство. Очень сильно хочется лечь, совсем как в комнате, на бок, подперев ладонью щеку. И Мария проделывает это, будто земля под ногами такая же мягкая, как и кровать. И честно сказать да, мягкая.
- Все были уверены, и все до сих пор не верят, какая-то злобная шутка, - Анна вздыхает и цепляется взглядом на новенький памятник, который появился здесь только сегодня. И ведь ждет, до сих пор ждет, что он появится сейчас из-за угла, покачает хмуро головой и откроет банку пива, махнув на этот цирк рукой.
Слушает внимательно, то, что говорит Джин. Этих событий она не знает, не видела и не слышала, слишком была занята своими собственными детскими проблемами и мечтами, чтобы обратить внимание на беды куда масштабнее.  В итоге и команду подвела, как сама считает, и желаемого не получила. Теперь этого не нужно, теперь сама отказалась от предложенного чуда. Только не так, не болезнью. Мария хочет исправить все сама, своими силами.
- Об этом так тяжело думать, - Шельма устало запускает пальцы во вьющиеся волосы, и откидывает их назад, - Мне.. Я хотела умереть лишь однажды, точнее думала об этом. Помнишь ту ночь на статуе свободы? Если бы у Магнето тогда вышло, я бы стала причиной геноцида, не уверена, что выжила бы после его игрищ, но если бы повезло, черт.. Даже не знаю. Ведь если бы не глупость и побег, все могло быть по другому, - это плохой пример, девушка знает прекрасно, что сравнивать все ситуации глупо. У каждого свои страхи, которые съедают их каждую ночь.
- Просто, я хочу сказать, что никто не идеален. И если так оно вышло, почему не взять второй шанс?

Отредактировано Anna Marie (2018-04-10 00:26:48)

+1

6

Джин надреснуто смеется.
- Сверху? Не думаю, что оттуда. – Рыжая качает головой, потом неловко извиняется: - Прости. Спиртное снимает тормоза и рушит стены, выбивая контроль над способностями. Телепатия всегда была забавной способностью, бессознательной зачастую, стоит расслабиться, как в голове проскальзывают чужие мысли.

Детки выросли.
Такое ощущение, что Джин не было на этом свете не каких-то четыре года в общей сложности, а вечность. Многое изменилось, многое стало другим, те, кого она когда-то учила, уже в этом не нуждались, а новые юные ученики не были ей настолько близки, она даже сторонилась их, вот разве что с Лин легко шла на контакт, ей нравилась эта девочка. А все остальные казались чужими. Это не помогало, конечно, но выхода не было, приходилось приспосабливаться.

Кажется, Мари первая, кто задал вопрос по существу – что не так с той табличкой. И Джин зависает. Вроде и знает ответ, но в то же время не понимает, как его сформулировать, чтобы было адекватно, а не как попало потому, что ей приспичило. Градус в желудке не помогает сосредоточиться, минута затягивается, но Грей все еще думает.
- Понимаешь…
Ой нет. Она говорила об этом Ро, что не заслужила вознесения в статус героини, когда все, кто там был, знают, что это было далеко не так. И эти фразы набивают оскомину, она не хочет повторять их, не хочет слышать от Роуг ответа в таком же ключе. В конце концов, что Джин может сделать? И какая на самом деле разница, чье имя красуется на фронтоне, все равно ведь.
- Шок. Наверное, шок и неготовность смиряться. Воскресать… наверное, не просто. Мне все время кажется, что мир ушел вперед, а я осталась позади, аутсайдер, никак не могу войти обратно в то, что когда-то было моим. А может все дело в том, что я это уже не я, после всего того, что случилось. Не та, кто умирала на озере, наверное, это, действительно, так. Мы все изменились, - Джин делает глоток, молчит, снова продолжает: - Кто-то больше, кто-то меньше. Неизбежно. Так что, наверное, не стоит страдать на тему табличек, памятников и прочего.

Искренность Анны заставляет все внутри задрожать, то ли от нахлынувших чувств, то ли от страха перед той ответственностью, что снова легла на плечи Джин. Грей так отчаянно и нелепо весь прошлый месяц старалась оставаться в тени, не брать на себя много, выглядела растерянной и непонимающей, но сейчас ей все больше приходилось заставлять себя быть той, кем она была до смерти. И слова Роуг снова об этом напомнили.
Джин улыбается, слабо, едва заметно. Темноте или собеседнице, непонятно даже ей самой. Чуть хмурится от очередного глотка, от слов девушки.
- Ошибки это часть нас. Без них невозможно стать кем-то. Мы формируемся под влиянием собственных решений, правильных или нет. Ты ошиблась тогда, но все сложилось лучшим образом, я ошиблась в другой раз, и пострадали люди. Все, что мы можем, никогда не забывать о том, что случилось, а сделанные выводы использовать на благо. Теперь ты знаешь, что помощь надо просить у близких людей, у семьи, у нас. А я знаю, что не нужно бояться того, что наваливается на плечи. Будь тут наш друг Курт, он бы, наверное, выдал что-то вроде: каждому дается ровно то, с чем он может справиться.
Второй шанс…
- Если бы я только знала, что с ним делать, Анна.
И в эти слова просачивается вся та тоска, что сейчас переполняет Джин. Она и правда не знает, не понимает, как использовать этот второй шанс, чтобы было как надо, а не так, как повезет.
Бутылка опустела уже наполовину. А разговор выходит совсем уж паршивым.
- Так. Нам нужна закуска. Иначе мы с тобой через какой-то час будем тут лежать не в такой эротичной позе, как ты сейчас лежишь, а дровами. Пошли, проверим, что там в холодильнике.

+1

7

Шельма смеется, сверху или снизу, какая разница-то. Самый настоящий ад, судя по всему, был на земле, так что неожиданно подъехавший отпуск для их старикана как раз покажется ему райской сказкой, это им теперь вариться в бесконечных войнах, и здесь не спросят никого, хочет он того или нет, рано или поздно, отнюдь не благая весь постигнет их двери школы Джин Грей.
— Ничего, переживу как-нибудь, что парочка моих мыслишек утечет из  головы, все равно через пару глотков я перестану прятать какие-либо мысли, — и делает следом глоток виски, подтверждая свои слова делом. Девушка уже давно заметила за собой, что выпивка является для неё рычагом, которой вместо грязных танцев на столе, развязывает язык, заставляя говорить обо всем, что только в голову придет. Хотя кто его знает, как-то не припоминалось, что были случаи прикладывания к бутылке до потери ориентации и контроля над всем.
Мария внимательно следит за Джин, слушая каждое её слово, и ловя каждую реакцию. Обстановка сама собой заставляла говорить на слишком грустные темы, поднимая то, что таилось где-то глубоко под монотонным слоем пыльным воспоминаний, от которых становилось не совсем приятно, совсем как с пылью, что при малейшем движении поднималась в воздух,  проникая в легкие и вызывая лишь раздражение дыхательных путей. Здесь было также, только раздражались отнюдь не легкие.
— Знаешь, — Анна задумывается и возводит глаза к небу, — По мне, так этот мир ни капельки не изменился, я бы даже сказала, стало только хуже, судя по тому, что творится вокруг, — рассуждения о мире, который остался прежнем, или изменился. Мутантов как презирали, так и презирают , разве можно было вытащить это из тех ненавистников, что красными маркерами вырисовывали на огромных плакатах оскорбительные слова и пожелания поскорее подохнуть в этом чертовом мире тем, кто хотя бы капельку отличался от них, — Так что здесь навёрстывать попросту нечего, — жмет плечами Шельма. По сути, она не знает какие слова подобрать, умирать — это не заболеть простой ангиной, где можно похлопать по плечу и сказать, что все вернется на круги своя. Здесь все куда сложнее, запутаннее и тяжелее. Иногда просто в голове не укладывалось, каково это. Но тем не менее, кто мечтал о таком подарке, когда сразу трое вернулись с того света целёхонькие и здоровые. Это ли не сказка?
— Ну, зато это наша местная достопримечательной теперь, -  махает  в сторону трех пустующих могил, — Это сложно, но все же я понимаю, о чем ты, будто все перевернулось с ног на голову, — взгляд Марии становится отстранённым и она кивает скорее самой себе.
— Ошибки, — невольно ежится, будто от холода, но здесь совсем не холодно, даже странно как-то, но ощущение это от нахлынувших воспоминаний того, какие пути и решения были выбраны неправильно, — Ты все верно говоришь, все дается нам не с проста, все те испытания учат нас не совершать новых неправильных поступков, — девушка улыбается куда-то в пустоту, уж  кто-кто, а южанка самый настоящий любитель наступить на те же грабли раз по сто.
— Хотя, я все ещё ломаю голову мыслями о правильности своего решения принять лекарство, чтобы вернуть способности, — кажется, Анна ещё не говорили об этом ни с кем. Она долго думала, что делать, как поступить, пустить все на самотек или решиться на отказ от последнего шанса своей свободы. На чашу весов было поставлена команда и собственное я, которое в прошлый раз перевесило все, теперь же, выбор был за первым. Шельма не могла позволить себе больше ставить желания выше, слишком много мыслей было после о том, что могло, было быть, не уйди она делать вакцину и останься с командой, когда им больше всего нужна была поддержка. А теперь у них полный дом детей, которым ещё сильнее требуется защита от внешних угроз, которые, как показали последние события, оказались куда опаснее, чем были раньше.
— Я думаю, ты справишься, обязательно подойдет тот момент, когда ты точно будешь знать, что делать, — серьезно заявляет Мария, прямо смотря на Джин. Это бесспорно было тяжело, но кто, если не она сможет это осилить? У Роуг в этом сомнений не было.
— Боюсь, завтра не найдется того человека, кто подумает искать нас, так что своим непотребным видом мы огорчим только почившего, -  все же поднимается следом за Джин, не забыв забрать бутылку. Вечер сам собой менялся, планы молча посидеть у памятника старого друга и погрустить о былом уже испарялись.
— Знаешь, я не думаю, что в холодильнике мы найдем что-то подходящее, да и главный ингредиент нашего праздника скоро закончится, — Роуг косится на остатки в своей бутылки, пытается понять, насколько уже опьянела, но раз падать не хочется, значит, праздник требует продолжения, — Я бы вырвалась отсюда, хотя бы на пару часов, слишком гнетущая атмосфера, — не спеша идет за Джин, по направлению к особняку, пытаясь придумать куда им обеим можно податься на ночь глядя, — Ты когда-нибудь водила Дрозд под виски? — в шутку спрашивает Мария, заранее представляя какое было бы лицо у Саммерса, узнай, что главный атрибут их команды был похищен двумя дамами, которые были «чуточку пьяны».

+1

8

- Предлагаю водить экскурсии, рассказывая байки о воскрешении, заработаем немного денежек в бюджет.
Если раньше, Джин знала, содержание шло из финансового бюджета Ксавье, то сейчас она даже не предполагала, откуда берутся деньги. И речь не только о школе, как об учреждении, но и об Иксах, как об организации. Родители редко платят за содержание детей-мутантов, хотя такие случаи бывали, а уж на правительство, особенно сейчас, рассчитывать не приходилось. Стоит, наверное, поинтересоваться у Ороро об этом, чемоданчик с деньгами явно не бездонный.

Разговор, свернувший на способности, напомнил Джин, что у нее по жизни еще не самый худший расклад. Скотт, Шельма – вот кому не особо-то повезло. У Хэнка тоже случились проблемы, а ведь когда-то он был как все на внешний вид. В общем, мутация такое дело, что иногда не подвластно контролю, и вот у этих самых мутантов и возникает вопрос о том, что делать и как быть дальше. Перед Джин такой выбор никогда не стоял.
- Слишком многие сейчас задумываются об этом, - ее голос звучит глухо. – И принимают решения, круто меняя жизнь. Но беда в том, что никто не знает, как им жить дальше, когда они перестают быть собой.
Как Скотт. Неприкаянный, лишенный способностей, Джин не могла ничем ему помочь, а сердце кровью обливалось каждый раз, как она снова ловила отголоски его мыслей. Сколько пройдет времени до того, когда он примет решение уйти из школы потому, что он больше не один из них? Джин ждала этого момент с ужасом.
Нет, об этом ей точно говорить не хочется. Но она радуется, что Анна осталась с ней. С ними.

Джин никогда не понимала, почему в нее верят. Чарльз, Скотт, Логан – эти личности не вызывали вопросов, за ними шли без боязни, им верили, в них верили. Но Джин? Как вообще могла Джин стать объектом такого внимания, такой чистой веры мутантов? Она и правда не понимала. Не видела в себе никакой исключительности, а от того, что ее так любят, чувствовала определенную неловкость. Вот и сейчас, от веры в голосе Роуг стало немного неуютно, сразу возникало ощущение, что она просто не оправдает всего того, что на нее возлагают. Джин скупо улыбается, стараясь спрятать беспокойство, раз уж сегодня вечер общения, то портить его, нервно кидаясь на неподходящие слова, она не будет.
- Твои слова да богу в уши, Мари.

Они все еще не добрались до особняка – Джин на полном серьезе прикидывала вариант лезть через окно – когда Шельма заговаривает о том, что заставляет рыжую остановиться. И расхохотаться. Картинка выражения лица Скотта была такой яркой, что удержаться нет никакой возможности. Грей заливисто хохочет, да уж, вот это было бы шоу.
- Скотт бы в обморок упал, ей-богу. Он не особо жаждет пускать за штурвал Дрозда даже в трезвом состоянии и при памяти, а ты говоришь о том, чтобы под градусом… нас убьют.
Хотя идея такая заманчивая, но Джин отбрасывает ее в сторону. Угнать Дрозд бесшумно не получится, хотя это было бы неплохой встряской Скотту, может, придет в себя. Но самое главное Джин чувствует, желание Анны убраться отсюда. Это не просто слова. Она смотрит на особняк, сероватый в темноте ночи и пятится от него.
- Поехали.
Ключи, конечно же, в комнате. Но Джин и без ключей может завести машину, так что заруливать за ними не обязательно. Пока они пробираются в гараж, пока Джин возится с замком зажигания, стоит тишина. Но вот красное авто урчит, заставляя Грей победно рассмеяться.
- Так, ладно. Мы нетрезвые, но адекватные, сейчас ночь, и на дороге никого не будет, так что все безопасно.
Господи, это сумасшествие, но почему бы и нет? Они и правда будут исключительно осторожны.
- Куда едем, сестра?

+1

9

Предложение Джин вызывает и смех, и вместе с ним раздумья, а собственно, почему бы и нет? То ли это алкоголь так повлиял на Анну, что простая шутка побудила реально задумываться о таком способе заработка, то ли крыша уже слишком поехала, и такие вещи кажутся реально допустимыми. Ведь, правда, по всему миру просто огромное количество зевак, которые с огромной охотой попадутся на удочку с легендой о воскрешении людей. Только обычно, их обманывают, здесь же все было взаправду. Жаль камеры не было под рукой, а то так можно было реальные доказательства предоставлять, и показывать за определенную сумму денег, исключая возможность съемки и борьбу с пиратством методами отправки людей в кому и прочее.
- Почему нет? – Анна выходит из своих раздумий, и качает головой, потому что таких чудных мыслей в голове становилось с каждым вздохом все больше, - Как мне кажется, в скором времени, нам определенно понадобится лишний заработок, - вполне серьезно заявляет, не забыв сделать еще глоток, уже из почти опустевшей бутылки.
- Что верно, то верно, -  слова Джин, повторяются в голове эхом, и Роуг снова задумывается о правильности своего решения. Взгляд вновь, падает на руки, закованные в перчатки, которые стали самой настоящей второй кожей. Совсем не приходит мысль о том, как быстро получилось забыть использовать этот атрибут одежды, когда вакцина была использована, и началась, как будто бы совсем иная жизнь. Пусть и продлилась она совсем недолго. Другой вопрос, если бы лекарство от генома так и не было бы найдено, ушла бы девушка сейчас? Нет, скорее всего нет. Одна ошибка уже была сделана, последствия которой до сих пор мучают Анну. Даже без сил, она нашла бы, чем помочь.
- В уши? – Шельма глухо смеется, и смотрит куда-то в темные небеса, на которых уже отчетливо виднелись звезды, - Если он правда слушает, и не устал от того, что творится в этом странном мире, в котором каждый день - одни пытаются уничтожить других, - определенно нужна была ещё доза выпивки, ибо темы стали какими-то слишком философскими и тленными, чтобы продолжать и без того грустный вечер. Об этом можно было подискутировать, но не сегодня. Этот день итак был слишком тяжелым.
- О да брось, мы успеем сбежать, сверкая пятками быстрее, чем он поймет, что птичку украли и нужно кого-то четвертовать, подумаешь разок угнали, я не припоминаю, чтобы такое хоть раз было, а так разрядка для всех, поищут завтра украденный Дрозд, - Анна на полном серьезе решила, что им просто необходимо сегодня похитить любимую птичку командира их команды мечты, и то ли это было действительно желание прокатиться с ветерком, то ли жажда увидеть побледневшее лицо Саммерса, как только он поймет, что ни виски, ни девушек, ни самолёта в школе утром наблюдаться не будет. На губах Анны-Мари даже расплылась довольная улыбка, стоило только это представить. Но Джин все-таки решила пожалеть бедного Саммерса и угнать только машину. Все же это очень мило, каждый, кто здесь находился, хотя бы раз, но угоняля у Скотта его технику.  Мотоциклы, машины, и Мари грустно вздыхает, что не удалось уговорить Джинни стащить сегодня самолет, все же такое дело надо будет как-то провернуть.
Пока Грей возится с машиной, Анна нетрезвым взглядом обводит гараж, и почему-то её преследуют ощущения, будто видит его впервые. Все же виски делал свое дело, раз родные стены куда-то выветрились из головы. Смех Джин вырывает южанку из слишком вдумчивого рассматривания стены из окна автомобиля, а рев мотора сообщает, что их железный конь готов к приключениям на сегодняшнюю ночь.
- В конце концов, мы же супергерои? Пострадавших от нашей веселой поездочки спасем бесплатно и без регистрации, - жмет плечами, но все же надеется, что никому не взбредет в голову так поздно поехать куда-то.
- Куда? – Мария задумывается, пытаясь вообразить в своей голове, где сильнее всего хотелось оказаться сейчас, - Ну, как минимум, пополнить запасы спиртного, я думаю, а потом?..., - замолкает и закрывает глаза, а голову почему-то приходит образ безлюдного пляжа и яркого солнца, которое начинало вставать из-за горизонта.
- Какого вероятность, что сегодня мы доберемся до ближайшего пляжа? Не знаю, хочется солнца и звуки волн, - девушка поудобнее откидывается на спинку, предвкушая поскорее выбраться из этого места.
- Знаешь, все-таки надо было забежать и взять костюмы, по дороге бы купили маски и образ готов, это я в тему к супергероям, - Роуг улыбается своей идее, и даже представляет, как в утренних газетах появится фотография двух сумасшедших в странных масках за не менее странным делом.

+1

10

Может, и правда стоило угнать Дрозд. Может, это бы распинало Скотта хоть на что-то. Муж и раньше был достаточно сдержан, но тогда это было частью его натуры. А сейчас это казалось чем-то разрушающим. Потому, что мутант, лишившийся способностей, не должен хранить такое спокойствие. Даже если Скотт и мечтал быть обычным человеком, перемены в его жизни должны были иметь какое-то действие. Но не было ничего. Джин чувствовала, что Саммерс тщательно подавляет любые чувства на этот счет, и ей отчаянно хотелось сделать что-то, что его встряхнет.
Хоть дать пощечину.
Впрочем, это вряд ли бы помогло им на данном этапе отношений.
Как и угон любимого джета Скотта.
Нет, уж лучше просто поехать покататься, и то пользы больше.
- Не вздыхай. В другой раз обязательно, - смеется Грей, обещая это подруге.

Она смеется. Впервые за последние смеется о всей души. Почти хохочет. Это, конечно, очень неправильно, садится за руль слегка подвыпившей. Но все же Джин не думает, что это будет иметь какие-то последствия. Они будут осторожны, будут вовремя тормозить, да и ночь на дворе, никто не будет переходить дорогу, мешаться под ногами. Им это нужно, хотя бы сегодня избавиться от тяжести ответственности, которая давит на мозги, мешает дышать, мыслить, что-то делать. Чертовы мысли о последствиях, они выжирают все тепло, и сегодня Грей хочет от этого избавиться.
И Роуг это нужно не меньше, Джин это тоже знает.
Она жмет на педаль газа, направляет машину к воротам, за которыми начинается большой мир. Невольно вспоминает, как это было когда-то – школа была тихой гаванью, безопасным место, которое на протяжении семи лет защищало Джин от всех проблем. Потом ворота открылись, выпуская юную телепатку туда, где она могла почувствовать нечто новое. И Джин даже поначалу там понравилось. А потом она вернулась. Вернулась к уюту своей комнаты, тишине своей жизни.
Скотту.
Все дороги ведут и вели к Скотту Саммерсу, она постоянно возвращается к нему в своих мыслях.

Джин качает головой, крепче сжимая руль, проезжая ворота, которые бесшумно за ними снова закрылись, оставляя школу за забором.
- Очень высокая вероятность, как раз встретим рассвет. Значит, тогда заезжаем за выпивкой и едем дальше.
Утром их кинуться, конечно же. Надо было, наверное, оставить записку, но Джин решила, что потом просто свяжется с Монро телепатически, предупредит ее, что они с Анной отправились расслабиться. Только бы не забыть до того, как те устроят панику.
- Скорее, в таком виде впору грабить ночной ларек, в котором продается пиво. Черт, - Джин хмурится. – У нас не отменили продажу спиртного после одиннадцати? Хотя вряд ли, на заправках в магазинчиках это основной заработок по ночам.
Октябрьская ночная прохлада беззастенчиво врывается в открытые окна авто. Джин подставляет лицо ветерку, смотрит вперед, выглядывает заправку. Ей хватило даже косого взгляда, чтобы понять, что в баке не так уж много топлива, придется заправиться.
- Вот кто брал машину и не пополнил бак? Меня в школе сейчас было мало, чтобы это была я. Хотя да, я могу…
Заправка перемигивается всеми огнями, призывая заехать на нее. Джин тормозит у одной из колонок, прикидывает, сколько ей нужно литров, потом решает – полный бак самое то.
- Я заправлю машину, а ты пока заправь нас, - Джин подмигивает Шельме, предлагая распорядиться собственным выбором на тему выпивки. Ничего особенного тут не будет, но телепатке уже все равно, чем допиваться, даже если это дешевка. Какая разница, от чего будет голова, она все равно будет болеть, и лучше, чтобы не от мыслей, своих и чужих.

+1

11

- Главное, чтобы он не додумался поставить сигнализацию на птичку, ситуации не поможет, конечно, но прознают о нашей махинации слишком быстро, - фыркает Анна, вглядываясь в ночной лес, где за передними деревьями проглядывалась кромешная тьма. Отчего-то вспомнилось, как они с Лин убегали от погони на точно такой же дороге, темень была аналогичная, но в тот момент мысли о ней были, куда мало важными, страх за младшую был куда больше выражен.
- Интересно, какова вероятность того, что нас могут остановить? – мысль не дает покоя, отчего даже забывается, что остановят совершенно не обычных дам, которые хорошенько выпивши решили нарушить все правила дорожного движения и уселись на ночь глядя за руль. В идеале это выглядело  куда забавнее, но что несчастный  слуга закона сможет сделать против сильнейшего телепата и девушки, которая касанием может вырубить за секунду?  Хотя, эта идея кажется для Анны-Мари не такой привлекательной, так как слышать и видеть внутренний мир другого человека для неё сейчас будет самым наивысшим злом. От своих бы освободиться, не то, что чужие впускать. Когда ворота, которые являлись декоративной защитой от внешних угроз остались позади, на сердце будто бы стало легче. Ощущение небывалой легкости, будто прыгаешь с высокого обрыва в кристально чистую воду озера, расположенного где-то в самой глуши, где почти не ступала нога живых существ. Захотелось выйти из машины и взлететь высоко к звездам, позабыв обо всех проблемах.
Виски слишком быстро действовало.
- Отличный план, жаль нельзя рвануть в отпуск, совесть, что ли не позволяет, - вздыхает Мария, откидываясь на мягкую спинку и прикрывая глаза. Так странно думать о каком-то отдыхе, когда в маленькой семье происходит черте что. Мысли возвращаются в тот холодный участок земли, откуда они только что благополучно сбежали, там, где сейчас покоилось тело их горячо любимого Логана. Шельма улыбается. Логан? Ты видишь нас там, да? Не бойся, кажется, это был не твой виски. Наверное. Девушка передергивает плечами, и пытается выкинуть неприятные мысли из головы. Все-таки пора настроиться на сегодняшнюю ночь, которая явно не будет скучной. Спать сегодня точно никто не собирается.
Южанка отвлекается на вопрос Джин про запрет на спиртное и пытается вспомнить, сколько вообще время. Наверное, уже достаточно поздно. Телефон также не нащупывается в кармане пиджака, который она умудрилась не снять, пока бродила по школе в поисках непонятно чего.
- Мне кажется, мы найдем пару увесистых аргументов, которые помогут продавцу сделать правильный выбор и нарушить закон, - жмет плечами и улыбается. Наверное это самое настоящее злоупотребление силой, но собственно, неужели один раз за столько лет этого нельзя сделать просто для себя? Они каждый раз используют свой «дар», как когда-то выразился Эрик за увлекательным разговором с ней, ради кого-то. Только вот обидно то, что получают несчастную благодарность не всегда. Камень в голову, всегда пожалуйста, это у каждого второго найдется в заднем кармане джинс, а простое спасибо с языка никогда не сорвется. Слова о пустом баке прерывают раздумья Анны, и Шельма почти сразу замечает заправку, которую Джин уже успела заметить. Поразительная удача преследует их сегодня. С вероятностью восьмидесяти процентов они могли заглохнуть где-то посреди немой дороги, освещаемой единичными фонарями и окруженной непроходимым лесом по бокам.
- Постараюсь быстро, если не вернусь, беги на помощь, - Анна захлопывает дверцу и направляется к магазину, слишком ярких свет которого начинает резать зеленые глаза. Колокольчики на дверце оповещают единственного продавца о новом покупателе, но тот слишком увлечен каким-то журналом, содержимое которого не слишком волнует южанку, собственно как и сам продавец. Выбор здесь, конечно, не велик от слова – совсем. То ли это позднее время так сказывается, то ли они приехали именно в тот момент, когда новый товар ещё не завезли, и остается надеяться на находку чего-то получше, чем крекеры с сыром. Анна подходит к холодильнику витрине с выпивкой и пытается оценить насколько ей хватит денег. Выбирать здесь не из чего, вином даже не пахнет. Пиво, пиво, ещё раз пиво…а здесь что? Ах да, ещё одно пиво. Чуть наклоняется , пытаясь в дальнем углу усмотреть что-то поинтереснее и о бинго, здесь ей мартини, лучший друг всех дам. Руки сами тянутся за двумя бутылками, гулять так гулять, а за ними в корзину падает несколько бутылок пива, как дань памяти их старому другу. По пути к кассе она натыкается на консервированные ананасы и даже охает, удивляясь своей находке.
Ну не умрем же мы после этого?
Шельма не сразу замечает небольшую свору, только что вошедшую в стены магазина, человек семь, если виски ей правильно дает считать. Какие-то непонятные инстинкты заставляют её остановиться и подождать, ибо что-то с этими парнями было не так. Поношенный вид, даже бандитский что ли, как в самых банальных фильмах, не хватает только самого главного со спущенными штанами до самых колен.
- Выручку на стол и без глупостей, - раздается незамедлительно и резко, отчего мужчина резко подскакивает от увлеченного чтения своего журнала. Ограбление, ну а как же. Роуг смеется своей везучести. Видимо это кара за ананасы. И как же быть? Нужно, чтобы Джин её услышала. Разобраться с вооружёнными грабителями можно, тем более с такими дилетантами, только вот наличие гражданского, в лоб которого устремлен пистолет, как-то уменьшает шансы на положительный исход.
Её не видели, южанка очень тихо ставит корзину на пол, молясь всем богам, чтобы бутылки не издали громкий звук, оповещающий о её нахождении здесь. Попутно пытается придумать план, но кажется, в их компании затесался зоркий орел, который таки углядел девушку среди полок. Черт, хотелось сделать все куда более красиво. Шельма силой отшвыривает от себя стеллаж, который летит в их сторону и сбивает всех кто попался с ног, сама же максимально быстро бежит к продавцу, перелетая через прилавок, прячась вместе с перепуганным парнишкой, скрывается от пуль, которые едва ли не задели их.
- Будите должны бесплатную выпивку, - Шельма пытается вести себя непосредственно, глазами ищет что-то типа щита, которым можно было прикрыться от выстрелов, но по пока не находит ничего путного. Остается надеяться, что Джин слышала звуки, и скоро окажется здесь.

+1

12

Джин захихикала.
- Ну если поставит, будет весело.
Они обе понимали, что Скотту сейчас на самом деле не до того. Ни до сигнализации, ни до смеха подруг. Джин хотелось бы побыть с мужем, но все было так сложно в последние месяцы, что она уже даже и не пыталась, натыкаясь на защитную стену. Винить его в этом было трудно, Грей мастерски причинила ему боль, сама того не желая, не только убив, но и до того. И теперь пыталась смехом заглушить это чувство, отвлекаясь на глупые мелочи и нарушение закона.
Джин пожала плечами:
- Не знаю. Не думаю. Мы не так уж будем нарушать правила и не настолько пьяны, пока по крайней мере, - женщина улыбнулась. Они с Анной сейчас, конечно, не были образцом правильного поведения, но вместе с тем обе заслужили немного отдыха, немного побыть кем-то другим, сбросив с плеч заботу о студентах и судьбах мира.

Настроение Шельмы, как маятник, Джин чувствовала каждый момент его перемены. Чувствовала и впитывала в себя, стараясь не поддаваться. Никому сейчас не помогут слезы, Логан бы первым высмеял девушек за это. Джин и самой взгрустнулось, она сдержала слабую улыбку, с толикой светлой тоски, которая была направлена куда-то туда, где теперь был Росомаха.
Наверное, они не правы. В конце концов, Логан прожил долгую жизнь, более полутора века, даже если не помнил часть ее, хотя какие-то кусочки воспоминаний Джин подарила ему, те, которые он хотел. Больше она не предлагала помощь, но Логан знал, что она могла. Между ними никогда ничего не было просто, Джин Грей в своей жизни умудрилась запутаться между мужчинами так быстро, так сразу, что распутать этот клубок удалось лишь посредством смерти. Она была признательна Логану за то, что он сделал тогда, но это стало точкой в их несостоявшейся истории. И слава богу. После воскрешения Джин знала, чего хотела от жизни, знала, что ей было нужно. Надо теперь это вернуть себе.
- Договорились, буду прислушиваться!

Анна поспешила в магазин, пока Джин заправлял машину. Она присела на капот, слушая, как счетчик отчитывает литры бензина, подняла глаза, рассматривая неба. Темное его покрывало было усыпано звездами. Джин улыбнулась. Даа, Логану явно не там быть, но с другой стороны, все эти истории о рае и аде не трогали Грей. Возможно, мутанты, как собаки, попадают в специально отведенное место, мало кто из обладателей икс-гена считал себя божьими созданиями. Грей и сама не была уверена, верит ли в это, верит ли в бога. Ее родители были прихожанами своей церкви, каждую неделю в воскресенье на службу, как и по праздникам. Мать молилась, когда поняла, что дочь другая, но молитвы не помогали, хотя это единственное,
Джин услышала щелчок автомата. Бак был заполнен. Она слезла с капота, вытаскивая пистолет. И подняла взгляд, услышав какой-то шум. Его производила небольшая компания молодых людей, которые явно уже были готовыми и собирались продолжить. Джин насторожилась, аккуратно вернув пистолет на место. Она не была уверена, стоит ли ей туда зайти следом. Если все обойдется, то ей не придется напрягаться, но прислушаться не помешало. Понадобилось несколько минут, чтобы понять – не обойдется. Джин вздохнула – а вечер так хорошо начинался, обещал быть таким томным.

Телепатка побежала в магазин, на ходу нащупывая сознание Анны – жива, цела, хорошо.
- Ребятки, а вы не офонарели? – По беспорядку стало ясно, что Шельма уже начала наводить порядок. Джин послала мысленный посыл подруге: «Ты в порядке?». И услышала, как кто-то шевельнулся, взвел курок. Серьезно? Даже на ногах устоял.  Грей сердито обернулась, ей хватило движения, пистолет, послушный взмаху руки, вырвался из пальцев парня. – Ну ой, - фыркнула телепатка. – Что, рассказывать пойдешь? А то, что в этот момент ты магазин грабил, тоже скажешь? А продавец подтвердит. – Джин ловко вытащила обойму, подошла к прилавку и заглянула за него. – Сэр, вы бы позвонили в полицию…
Крики, топот, шорох – все это сопровождало побег гоп-компашки подальше от мутанток. Джин разочарованно проследила за ними, магазин опустел, остались лишь Анна, Джин и продавец. Да беспорядок.
- Ну вот, а я собиралась прочитать им лекцию о поведении. – Огорченно протянула Грей, положив пистолет и обойму на прилавок.

+1

13

- Я на полном серьезе о бесплатной выпивке, и да,  буду торговаться хоть до завтрашнего утра, - шепчет Анна совершенно перепуганному продавцу, который вообще не мог понять, что происходит, лишь озирался по сторонам и как рыба на суше открывал рот. Шельма не помнит, кто могу учить её торговаться, тем более выпивкой, да ещё и в таких условиях, прижившись спиной к внутренней части прилавка, пока за другой его частью неотесанные мужланы перезаряжали огнестрельное оружие для очередного залпа. Неужели так сложно обойти прилавок? Почему все обязательно происходит как в типичных американских фильмах с вооруженными грабителями. Смех, да и только.
Нужно было как-то отвлечь их, чтобы не попасть под первую же пулю за «мирными переговорами» за неудавшимся круглым столом. Шельма задумчиво осматривает близлежащие предметы, пытаясь найти что-то только ей понятное. Это было конечно глупо, но почему бы и нет? Белый пакет для продуктов попался не сразу, для основания импровизированного флага пришлось отломать ножку табурета, отчего глаза несчастного парня стали ещё более выпученными.
- Что? Я просто беспрерывно занимаюсь спортом, правильно питаюсь и пью сырые яйца по утрам на ферме моей мамаши, - шутит Анна, стараясь разрядить обстановку. За шутками не укрывается шум движения бандитов, которые все таки решили перейти к действиям, а не палить по прилавку бестолково тратя патроны, - Попробуй, возможно, в следующий раз справишься без помощи прекрасной леди, - разговаривает скорее сама с собой, нежели с собеседником, который в любую минуту мог потерять сознание. Боже правый, что за трусливые мужики пошли? Девушка сломала при нем табурет, и он готов потерять сознания как девственная леди перед днем свадьбы? Пора валить с этой планеты, не иначе. Пара движений и «белый» флаг был готов к действию, а мозг настроен на яростные переговоры без суда и следствия.
- Мальчики, давайте не будем горячиться, - мелодично пропела Мари, попутно поднимая перевязанную белым пакетом ножку табурета, - Все ведь ещё можно решить мирным путем, как насчет переговоров? Обещаю, кидаться стеллажами больше не буду, - переговорщик из Анны-Мари знатный, сказать ничего не сказала, но волну агрессии в виде продырявленного пакета получить успела. Вот она вся проблема современного общества, никто никогда никого не слушает. От этого все войны, конфликты и споры. Начинается все с бытовых крушений, а заканчивается разрушения магазина. Надежда, о том, что Джинни появится здесь быстрее, чем начнется порча государственного, ну или не совсем, имущества, все ещё греет сердце Анны прежде чем над головами двух спрятавших птенчиков перезарядили пистолет. Все произошло молниеносно, едва успев среагировать, Шельма отбила пистолет ножкой стула, которая осталась в её руках, тем самым уводя выстрел куда-то в сторону. Страх, что пострадавшим мог оказаться продавец ненадолго захлестнул её, ровно до того момента, когда потерявшийся на минуту из виду начал ползти в безопасную, как ему казалось, сторону. Крови нет и ладно. Шельма резко выпрямилась, хватая потерявшего равновесия парня, тем самым закрывая себя от возможных выстрелов. А в сознании уже раздался голос Джин, которая не заставила себя долго ждать. Все так и замерли, такая неприятная пауза во время грандиозного спектакля.
Девушке хватило пары движений, чтобы привести в ужас неудавшихся грабителей.
- Сделаем вид, что они обомлели от её красоты и пистолеты сами по - выскальзывали из их рук, - шепчет Анна, отпуская одного из грабителей, который пустился наутек, стоило рыжей завершить свою речь. Это было незабываемо, стоит выпросить у продавца кассету с камер наблюдения и пересматривать момент появления ужаса и побега каждый вечер за чашечкой чая или кофе. Очевидно, не только на огонь можно смотреть вечно, есть варианты и получше.
- Мы вполне можем их догнать, прочитать лекцию и отшлепать, - жмет плечами Шельма  и смеется.  Это было бы забавно, такая небольшая разрядка. А теперь пора вернуться к делам насущным, - К слову о полиции, нужно ли нам светиться, или порешим все мирно? – не слишком хотелось быть на языках у местной полиции, которая решит проверить камеры наблюдения и будет искать двух странных девушек. В современном мире их фокусы уже не спишешь на галлюцинации и монтаж на видео.
- Хотя, эти психи могут вернуться с подмогой, думая, что мы остались здесь, - уже мысли в слух, которые Шельма успевает озвучить, - Но это ладно, что там с наградой для спасительниц, дорогой? – уже более весело и расслаблено обращается девушка к парню, который вроде как немного оклемался от происходящей ситуации.
- Я тут пробую торговаться, судя по всему, получается не совсем так, - хихикает Шельма, поясняя Джин свои предыдущие слова.

+1

14

Джин отмахивается:
- Бегать? Нет, спасибо.
Она оборачивается к продавцу, того все еще потряхивает, но Джин не уверена, что виной тому все еще ограбление. Похоже, мужчина не в восторге и от спасительниц. Конечно, выручка дорога, но вот две женщины со способностями, от которых внутренности узлом сворачиваются, не лучше грабителей, а то и хуже.
Джин вздыхает. Ничего не меняется. Сколько бы времени ни прошло, люди не хотят принимать мутантов на равных, а последние события стали ярким подтверждением давнего уклада. Иногда начинаешь думать, что Эрик был прав, с этим надо было что-то делать. Тактика профессора, выжидать и созерцать, явно не приносила никакой пользы.
Джин отмахивается от ненужных мыслей. Нет, не то время, не то место, и сейчас борьба идет даже не за место под солнцем, а просто за выживание целого вида, так что никаких сомнений в прошлом, оно все равно прошлое. Рыжая кивает:
- Да, нам не нужна полиция, согласна. – Она поворачивается к Шельме: - Надеюсь, ты уже выбрала, что нам нужно взять?
И мысленно добавила:
«Потому, что я поработаю, чтобы он не вспомнил двух мутанток, а тем парням все равно никто не поверит».

Рука тянется к куртке, чтобы расплатиться за бензин. Если выпивку и правда можно взять в благодарность за спасение, то вот за бензин Грей считает необходимым расплатиться. Она отсчитывает купюры, пока продавец лепечет в ответе Анне:
- Да-да, мисс, выбирайте, что пожелаете. Нет, мисс, вам не нужно…
Джин качает головой:
- За бензин. А благодарность все еще можете выразить выпивкой. Ну что, выбрала, Анна?
Сама Грей забирает с собой лишь пару стаканчиков, пить из горла, конечно, веселее, и очень в стили Логана, чьи поминки они устроили, но так и захмелеть рискуешь быстрее. А им еще обратно возвращаться, и желательно не послезавтра утром. Они не оставили записки, их будут искать, и как обычно, никто не обратит внимания на отсутствующую машину Джин. Да и это не та подсказка, что успокоит. Они тоже молодцы, в такое беспокойное время исчезать с поля зрения. Сообщить о себе не проблема, Джин знает, для этого у нее есть ментальная связь со Скоттом, что алой нитью проходить по сознанию, его ей даже сканировать не надо целенаправленно, она ощущает его присутствие постоянно. Ничего конкретного, просто знает, что он жив, уже хорошо.
Придется маякнуть, но пока пусть спит. Ему надо выспаться.

…к океану они с Анной добираються, корда первые лучи солнца едва золотят небосклон. Ночной холод еще не отступил, но Джин вместо того, чтобы усесться на теплом от мотора капоте, идет к самой кромке воды, удивительно спокойно и мягкой. Воздух наполнен солью, и единственный звук, разрывающий тишину, это плеск волн внизу, у самого края ботинок. Это должно приносить успокоение, но Джин не чувствует его, в душе все равно правят бал тоска и страх перед будущим, невозможность на него повлиять, невозможность исправить то, что случилось, починить сломанное. Она слышит шаги Анны позади, они тут одни на много миль вокруг, и единственный отголосок чужих мыслей принадлежит ее спутнице. Они почти что такие же, об утрате и невозможности перемен.
- Анна, ты теряла силы? От генома.

+1

15

Шельма улыбается отказу Джин, сама бы с удовольствием сейчас надрала бы кому-нибудь задницу. Выпустила бы пар так, чтобы сон оказался крепче, чем кома, которую южанка, с не особым удовольствием могла подарить сама.
Забавно, но сама бы она не отказалась сейчас от подобного подарка.
Поэтому лишь жмет плечами и молча соглашается. Мальчики должны быть благодарны рыжему ангелу, что решила пощадить их падшие души. Анна кидает взор на несчастного бедолагу за прилавком, и наверное, стоило узнать его имя. Бедняга столько перенес за маленький промежуток времени. А тем временем, руки сами тянутся к темным очкам у кассы. Нет, девочка, положи их на место, тебе не хватает домашней коллекции?
- Хей, перестань трястись, сладкий. Смотрел фильм «Люди в черном»? Сейчас мы наденем очки, моя подруга достанет свой инструмент из которого вылетит птичка и ты будешь дальше читать свой скучный журнал, - подмигивает ему, совсем не понимая к чему несет этот бред. Явно не для успокоения другого человека, у него как раз проблем не было. Забвение пойдет на пользу. К слову, о забвении. Шельма глазами нашла камеру в углу магазина почти у самого главного входа. Нужно позаботится  об уничтожении улик. Возможно, сейчас он и забудет про небольшое представление по-заказом животрепещущей публики, но, всегда есть ситуация, где камеру обязательно проверят, и по мимо новой истории ограбления найдут ещё и двух прекрасных девушек творящих магию, запрещенную в современном мире. Быстро подлетев к ней, Мария сразу понимает, что это обычный муляж.
- Серьезно? Нет, я безумно рада, что не придется ломать ваши аксессуары, но муляж? Если бы здесь произошла обычная бытовая ситуация, как бы вы потом доказывали это полиции? На пальцах? Или на рисунках? Милый, лучше позабудься о своем магазине лучше, если не хочешь потом выплачивать компенсацию из своего кошелька, - девушка скучающе возвращается обратно, но ответа от него не слышит. Бедняга потерял дар речи. Как жаль, что это была не из-за обычной женской красоты.
- Конечно, - кивает она и почти сразу находит припрятанную корзину с покупками. Как славно, что она не пострадала, когда произошла небольшая перестановка интерьера. К слову о нем. Было бы неплохо внушить парню, что здесь прошелся ураган, судя по небольшому беспорядку. Джин достает кошелек, а Шельма подходит ближе к продавцу, пока тот дрожащим голосом щебечет согласие на её маленькое предложение. И ведь явно не по доброте душевной, а из-за страха перед монстрами похуже грабителей. Даже обидно как-то. Может, стоит отдать деньги?
- Спасибо, сладкий, - подмигивает Анна и шлет воздушный поцелуй, - Подарила бы настоящий, но боюсь, он тебе не придётся по вкусу.  Джинни, жду тебя на улице, - девушка благодарно принимает пакет для всех покупок и направляется к машине, прекрасно понимая, что парню сейчас прочистят мозги. Если бы этот глупый народец был чуточку благодарнее, то и мутанты, возможно, не боялись бы помогать им с открытой душой. А так, зачем помогать, если обязательно получишь битой по голове, если не огнестрельное ранение между глаз. Обидно, но разве перевоспитаешь целый мир? Конечно же, нет.
Время летит слишком быстро, и порой, даже не замечаешь, насколько молниеносно оно проносится мимо тебя, обязательно забрав с собой что-то важное, что-то очень нужное. Даже сейчас, понимание того, что веселая ночь подходит к своему логическому концу, приходит только тогда, когда солнце начинает новый день, ярко сообщая об этом на самом краю горизонта. Даже как-то грустно, и вновь забытое ощущение пустоты возвращается в голову, так славно потерявшееся в сумерках ночи.
Пляж был таким пустым, что хотелось остаться здесь на вечно. Поток воздуха приятно холодил кожу, играя с волосами, запутывая их до маленького раздражения, но не сейчас. Сейчас хотелось отпустить все свои чувства вместе с ветром. Странное желание пробивается из под корки всевозможных размышлений, и Шельма следует ему, молча, снимает обувь и направляется к воде, которая незамедлительно обжигает ступни холодом океана. Рой мурашек проносится вдоль по позвоночнику и южанка даже охает, улыбаясь этому чувству.
- Черт, как же здесь хорошо, - подает голос Анна после долгого молчания, разворачиваясь к Джин и улыбаясь ей, - Нам стоит бывать здесь чаще, и желательно, чтобы здесь было также тихо, как и сейчас, - определенно. Здесь ни должно быть не единой души. Девственно чистая природа и только. Люди испортят это место, не задумываясь. Вопрос Грей вырывает Анну из её мыслей, и она замирает здесь, у края воды, намереваясь не то продолжить бездумно бродить, не то пойти и усесться на песок.
Как ни странно, второе побеждает быстрее, и Анна без особых раздумий падает на песок, недалеко от Джины, параллельно раздумывая о её вопросе.
- Да, теряла, - как-то отрешенно отвечает, вспоминая все те моменты, когда сила подводила, - Я настолько прикипела к этой мощи, что забыла какого это без ней, - она улыбается и смотрит в даль спокойного океана, - Поэтому потеря сил казалось чем-то страшным, особенно рядом с теми, кого нужно было защищать, - продолжает, а мысли все не отпускают. За всей этой неразберихой она забыла о той способности, которая терзала её больше всего. Так странно, за все прошедшее время болезни так и не попробовала коснуться кого-то, проверяя их отсутствии. Может просто не хотелось давать себе ложных надежд и соблазн на бездействие? Кто его теперь знает.
- Мне казалось, все теряли, до того момента, когда появились таблетки, или нет? – Анна Мари никогда не задумывалась об этом, теперь же вопросы казались такими значимыми, после потери самого не убиваемого члена команды.

+1

16

- Я продавцу, кстати, оставила больше нужного, - Джин вспоминает, что хотела это сказать почти сразу по выходу из магазина, но забыла. Не то чтобы они могли позволить себе подобную щедрость, но очень давно Джин усвоила, что каждый должен получать плату за свои обязанности, деньгами, любовью, пониманием. И она продолжала помнить об этом и сейчас.

Так забавно. Настроение меняется так легко. Еще недавно они шутили там, на заправке, Шельма шаловлило слала воздушные поцелуи, да и самой рыжей было все это смешно. Но уже сейчас от веселья не осталось ничего, лишь сладостные грустные мысли, что поводов для нового и нет. Она смотрит на босые ноги Анны, которые окатывает волной, вздрагивает – удивительно, как в южанке уживается вот это вот желание окунуться в холод. Сама Джин и так посмотрим, ей не хочется в воду, но ей хорошо стоять на ветру, мозги прочищает очень даже неплохо.
Может, еще было бы неплохо взлететь. Высоко не выйдет, но несколько минут парить над морем вполне получится. А потом рухнуть вниз, не глядя, в свободном полете, закрывая глаза, и будь что будет. Ну и что, что похоже на самоубийство. Джин и правда закрывает глаза, поддаваясь этим мыслям, но не более, чем фантазии.
- Можно каждый месяц сюда приезжать. Одна ночь только для нас.
Правда, скоро зима. Станет холодно и совсем сыро, этот пляж растеряет часть своего очарования, но зато появится нечто иное – зимний океан имеет свои прелести, заманчивые и яркие, даже серый цвет может быть ярким под правильным углом падения лучей солнца.
Будут приезжать, чтобы почувствовать себя живыми. Странное это дело.

- Все, наверное. Или не все. Не знаю. У некоторых сработало что-то сродни иммунитета. Помнишь девочку-природу, Лин Ли? Вот у нее только рога исчезли, а так она вроде как не потеряла больше ничего.
Джин оглядывается на Шельму, подходит и опускается на песок рядом с ней. Разговор напрашивается совсем не веселый, но с кем-то надо поговорить, иначе она сойдет с ума. Со Скоттом об этом говорить не выходит, с ним вообще говорить никак не выходит.
- Я все думаю, что будет, если мы не сможем ничего изменить. Геном сожрет нашу расу. Уничтожит, останутся лишь те, кто принял лекарство, а таких очень мало. Единицы на общем фоне. И не будет больше мутантов, ни будет людей-икс, все, будут лишь обычные люди. И я даже не знаю, хорошо это или плохо. – Волны набегают на песок, слизывают следы, оставляя девственность и чистоту, будто там и не стояли Анна с Джин. Наверное, так будет и с мутантами после Генома. – Они нас боятся. Тот хозяин магазина, которому мы помогли, он нас боялся не меньше, чем боялся грабителей. И так везде, так всегда. Но изменится ли что-то? Все будут знать, что мы были мутантами, и к нам вряд ли поменяется отношение. Их страх укоренился так плотно, что с ним уже ничего не сделаешь.

Джин замолкает на несколько минут. Тишина разрывается плеском волн, криками просыпающихся чаек. Первые лучи солнца медленно ползут по песку, подкрадываясь к любительницами ранних посиделок на пляже.
- Вот так и начинаешь думать, а может Магнето был прав больше, чем нам хочется признавать? И пацифизм давно не вариант?
Страшно такое говорить. Страшно терять веру в своего лидера, наставника, отца. Но у Джин было два отца, в отличие от многих обитателей особняка. Чарльз и Эрик. И она никому никогда не признавалась, как страдала, когда он ушел, оставил ее наедине со своими страхами в своих способностях.
- Я думаю об этом не со вчера, и не с воскрешения. Я об этом думала и тогда… хотя тогда это было больше похоже на мысли о том, чтобы меня никто не трогал, - криво усмехается телепатка. – Суть в том, что я не уверена, что мы можем и дальше подчиняться безоговорочно людям. С этим надо что-то делать, пока нас не вытравили из населения Земли окончательно. Это при условии, что мы сейчас хоть кого-то спасем. Больше, чем горстку в двадцать человек. Потому, что на самом деле я не знаю, как они будут жить без способностей. Я бы, наверное, не смогла.

+1

17

Заявиться сюда, встречать рассвет, было самой распрекрасной идей, о которой только и можно было мечтать в такое время. Остаться дома этой ночью было бы ошибкой, здесь и к гадалке не нужно ходить. Там слишком горько, слишком больно и можно даже сказать, что холодно. На кладбище ведь всегда холодно?
Только откуда этому холоду взяться в доме.
- Своего рода традиция? – улыбается ей Анна, - Знаешь, мне нравится, ещё бы наведаться сюда летом, - мечтательные мысли сами залетали в голове, пляж действительно одинокий, быть может, о нем и не знает никто? Нашли секретное место для душевных разговоров и выбросу эмоций. Хотя, во втором варианте лучше всего подойдет опасная комната, там уж точно можно было выпустить пар, не разрушив при этом что-то очень важное.
- Ей повезло, наверное, хотя, тут очень трудно судить, – жмет плечами и задумывается. Повезло? Раньше бы собственноручно собрала все золото мира, только бы способности исчезли с горизонта её сознания. Только бы касаться людей. Жить нормальной жизнью, не боясь убить кого-то и забрать себе его жизнь. Со своими тараканами в голове тяжело разбираться, а тут нет да нет, прибегают какие-то из прошлого. Чужие, со своими проблемами и бедами. Но тем не менее, сейчас есть желание справиться с этой проблемой без влияния каких-то внешних источников из пробирки. Сдаваться нельзя, Магнето был прав тогда, и теперь девушка это понимает.
- Знаешь, это ужасно, - вздыхает она, облокачиваясь на локти и выпрямляя ноги, - Это черт возьми так ужасно, что у меня просто не находится слов. Геном, кто-то скажет – излечение, а по мне это геноцид, стать нормальным человеком? Как же горестно от того, что они все никак не поймут, что мы нормальные, просто не похожие на них, - не хочется думать о том, что может произойти, совсем не хочется думать о вымирании.
Это больно.
Это тяжело воспринять.
Неужели не ясно, что избавляясь от одной «заразы» безумные изобретатели и желающие смерти их расе приобретают другую.
- Я думаю, мы выдержим, всегда выдерживали, - уверенно заявляет Анна и смотрит куда-то за горизонт, будто там черным по белому написана правда их дальнейшей судьбы. Может и написана, но Шельма не видит, не может разглядеть этот чертов текст, который так быстро расплывается, будто зрение резко начинает отказывать. А может и правда отказывает?
- В конце концов, кто, если не мы? – смеется как-то не смело, но все же уверенна в своих словах. Мысль о том, что они смогут выдержать эту напасть все-таки теплится в мыслях южанки. Возможно это действие алкоголя, возможно, это эмоциональный всплеск, - Его смерть не должна быть напрасной и она должна стать последней в наших рядах, - улыбается, ободряюще кладя руку на плечо Джин. В это, правда хочется верить. В это нужно верить.
- Они боятся того, что неконтролируемо и непонятно, но я почти уверена, что дай им мутанта, который предскажет будущее любому , они возложат все сокровища мира к его ногам, чтобы тот почтил их своим вниманием, - мошенников, которых обычно величают экстрасенсами и целителями нынче никто не боится, обидно, однако.
- Забыть должны, их маленькие бытовые проблемы настолько сильно выедают мозг, что наши лица скоро выветрятся из их голов, останется лишь имидж изменить для полной профилактики и готово, - задумывается на минуту о сказанных словах, представляя что-то в своем собственном разуме, - Какой бы цвет волос ты хотела? – вполне серьезно спрашивает Мари, будто они тут решают какие-то серьезные политические проблемы, а не вот это вот все.
А солнце уже близко, близко настолько, что осознания скорого возвращения в двери школу с головой накрывают южанку, поднимая какие-то неприятные ощущения где-то в районе груди.
- Магнето, - хмыкает Роуг, вспоминая очень долгую беседу перед неудавшимся приношением в жертву во славу всего мутансткого сообщества, - Может быть, такие мысли закрадываются и в моей голове, когда вижу очередную табличку, где нам желают мучительной смерти, - улыбается своим мыслям, пытаясь вспомнить, где последний раз на неё показывали пальцем и шугались как от чумы.
Шельма садится на колени, лицом к Джин и берет её руки в свои.
- Послушай, не нам гадать быль ли он прав или не был, его решение проблемы – это человеческий геноцид, ровно тоже самое, что делают они с нами, так почему мы должны уподобляться им в их решениях? Ты права, безмолвно смотреть на весь этот хаос нельзя. На нас будут нападать, мы будем защищаться, как умеем, как научились, с яростью в глазах и до последнего вздоха, но и идти по тому пути, который прокладывают все эти люди, тоже не вариант, - Шельма сама не раз задумывалась об этом. Пища для размышлений всегда появлялась сама, будто её кто-то специально подкидывал, чтобы голова ещё больше раскалывалась от вновь появляющихся проблем, - Сражаться нужно, но не ценой полного уничтожения, ведь среди этих людей есть и те, кто сочувствует нашему роду, точно также как и среди нас, желающие смерти всему людскому виду, у наших видов, как и обычной медали, есть две стороны, - нет, определенно, Магнето не был прав, возможно, поверхностно его идеи и были вразумительными, судя по потому, как вело себя правительство и им сочувствующие в последнее время, но если углубляться, то его идеи прямой путь к войне. Он сам это говорил. В его жизни было много войн, и сейчас он вполне готов начать новую.
- Я правда не знаю, что здесь делать, все превращается в неконтролируемый хаос, который с каждым днем набирает обороты, - Анна резко вздыхает от нахлынувших мыслей, она ведь правда не знает как выдержать эту растущую стену. Обычную – пожалуйста, но здесь, здесь все было гораздо сложнее.
- Нам просто нужно собраться с мыслями, сейчас мы все разбиты, нас ранили в самое больное место, но, что нас не убивает, делает нас сильнее, верно? – южанка подмигивает Джин, стараясь вывести ту из тягучих мыслей о неизбежном. Они выдержат, выкарабкаются из этой ямы проблем.

+1

18

- Летом? Лето на самом деле не так уж далеко. Но дожить бы до него.
Это удивительное ощущение, когда вот он Новый год, а вот и лето, но Джин кажется, что в этот раз так не будет. Хотя, может им повезет. Должно же и им вести, в конце концов.
- Попробуем приехать летом, - обещает она Анне, хотя не знает, что это может и не сбыться. Потом вдруг смеется, поворачивает голову к подруге. Просьба на самом деле ужасная, почти чудовищная, но Джин ловит обтянутую перчаткой руку Шельмы, сжимает в своих руках. – Если я вдруг снова умру и от меня останется что-то, достойное похорон, кремируйте меня. И привези сюда. Все лучше, чем памятник. Я не люблю памятники. Они безмолвное напоминание о людях, которых со временем следует отпустить. Но каждый раз, когда смотришь на памятник, все равно думаешь о них, и это держит их привязанными к месту, к людям, к той жизни, которой они больше не принадлежат. – Джин вздыхает. – Я знаю, что не это причина моего возвращения, конечно же. У вселенной планы или что-то еще. Но, пожалуйста, если вселенная вновь надумает от меня избавиться, сделай так, чтобы мой прах тут развеял ветер. – Джин делает паузу и с иронично замечает: - Хотя, по всей видимости, это не гарантия невозврата.

Джин аккуратно пристраивает голову на плечо Анне, там, где нет риска коснуться ее кожи. Слушает ее голос, закрыв глаза.
Это ведь и правда ужасно.
И правда…
- Геноцид, - вторит она Анне. Как бы это ни звучало, на самом деле геноцид. Или все же избавление? – А для кого-то все же избавление. Мне кажется, Скотт в какие-то минуты был бы не против на самом деле…
И ты, думает Джин. Ты ведь тоже не можешь жить со своей способностью, как нормальный человек.
Невероятно. Джин вот просто не представляет, как жить, не имея возможности соприкасаться с любимым человеком, с близкими друзьями, да вот даже сейчас, Джин все равно понимает весь риск неосторожного движения, но тянется к Анне, просто ощущать ее тактильно. Просто чувствовать.
- Если бы тогда он не испугался, что без способностей не спасет меня в той на самом деле обычной ситуации, он бы до сих пор считал, что это правильно. Но в нем все больше зреет не желание вернуть себе их, а скорее покорность необходимости. И это меня в чем-то пугает еще больше.

Джин говорит с трудом. Она не привыкла изливать кому-либо душу, обычно сама являясь слушательницей чужих бед и проблем. А тут вдруг приспичило излить душу, но уже нет сил больше держать в себе. А если закрыть глаза, прислушиваясь к тихому шелесту прибоя, чувствуя первые рассветные лучи солнца на коже, становится немного проще говорить. Да и согревает исходящее от Анны тепло понимания и поддержки. Джин никогда не сможет сказать своим близким, как сильно любит их за эту поддержку, хотя порой вера в нее, такая необъяснимая и непонятная ей самой, пугает и раздражает ее.
Люди боятся. Кажется, легче сказать, чего не бояться люди.
- Не думаю. Мне кажется, что как только бы они поняли, что видения будущего не фикция, они бы тоже испугались и попытались сжечь пророка на костре, чтобы не повадно было.  – Джин отрывает голову от плеча Анны, рассматривая, как солнечные лучи расцвечивают пляж вокруг, играют бликами на воде. Подставляет им лицо, пусть хоть немного согреют, придет же в конце-концов зима и на долгие три месяца все вокруг станет серым и унылым. – Не знаю. Может, побыть блондинкой? Или брюнеткой? Хотя не уверена, что хочу в себе что-то менять. – Она встряхивает рыжей копной волос. Всегда была рыжей, всегда был огнем, ирония ведь какая, пламя тянулось к ней, пламя ей и завладело, кажется, оно до сих пор не отпускает Джин, что она и свыклась к тому, что будет вечным мотыльком, летящим на пламя.

Слова Анны звучат так уверенно, что Джин невольно за них цепляется, как за спасательный круг в этом хаосе. Да, она права, способ Магнето тоже не вариант, хотя Джин и видит в нем некоторые плюсы. Но Джин ли? Или это Феникс давит отголосками, вот уж кто в хаосе видел спасение, приводя все через к него в порядок, но это уже походило на массовое уничтожение. Дай ему волю, и он в своей истерике уничтожит все, оставив выжженный камень, и одну Джин на нем. Нет, совсем не то. И уподобляться Магнето тоже не стоит.  Хотя и пацифизм Профессора сбоил основательно. Джин делает глубокий вдох, качает головой:
- Все так сложно…
И проще не становится. За один раз, конечно, не найдешь правильный путь к спасению. Но Анна права, все же она права, а потому не стоит возвращаться к философии Эрика, тем более тот, по слухам, сам оказался по ту сторону Гидры. Вот уж кому она посмотрела в глаза, чтобы спросить – как тебе то, что делают с твоим народом? Нашел, с кем связаться. Все-таки возраст не залог мудрости, фыркает Джин себе под нос, но обсуждать Магнето больше не желает, прогоняя его призрак прочь.

- Мне бы твою веру. – Она качает головой, рыжие пряди падают на опущенное лицо. – У меня что-то с ней паршиво. А если верить моим кошмарам, все только начинается. Снится огонь, пламя, будто бы… снова вернулся Феникс. Я начинаю бояться, что со мной что-то не так после воскрешения, начинаю думать, что он снова явится за мной, и я опять превращу этот мир в ад. Я просто не понимаю, почему это мне снится. И, кажется, не только мне, всем, кто так или иначе пострадал тогда от плотного контакта с Фенисом, хотя никто из них не признается в открытую. Не понимают, что это значит, потому и молчат.
Как и я. Я тоже молчу.

+1

19

- Доживем, как-нибудь, но доживем, - тяжелый вздох вырывает из груди и алкоголь сам начинает выветриваться, возвращая упадочное настроение, которое так заботливо было отправлено к чертям. Темы для разговора была аналогичными. Но об этом нужно было сказать. Нужно было выговориться, тисками вытащить из себя шальные думы, которые периодически рассказывали разум на куски, заставляя терять контроль над ситуацией, мешая действовать здраво и рассудительно. А ведь никто из них не имеет никакого права потерять рассудок. Что тогда останется? Кто встанет на защите всех тех, кому так сильно требовалось помощь, кто цеплялся за эту чертову жизнь, которая насмехалась над мутантами, подкидывая им все новые и новые испытания.
А слова Джин заставляют рой мурашек пробежаться вдоль позвоночника Анны. Она говорит про смерть, она не забывает её, все ещё думает, что та обязательно заберет в свои объятия и больше не отпустит. Пальцы Джин сжимают руку, заставляя южанку дать согласие на так необходимую ей просьбу. И ведь это больно, правда, больно обещать близкому человеку подобные вещи.
- Памятник это будет или фотография, все равно человек останется в мыслях, разве можно забыть, - глаза устремляются куда-то вдаль, туда, где Джин хочет, чтобы её развеяли в случае трагедии. А это будет трагедия, снова, для всех. Для Скотта, для Анны, для всех Людей икс, - Я все же верю, что такое случится не в ближайшее пару лет, а в глубокой старости, но да, я обещаю тебе, что непременно сделаю это, - она как-то грустно улыбается и сжимает ладонь Джин в ответ. А ирония все же вызывает улыбку. Видимо у Людей Икс никогда не получится нормальных похорон и нормальной жизни.
А быть может нормальная жизнь не для них. Станет слишком скучно, все как у обычных людей.
- У Скотта есть команда, которая имеет в своей власти способность очень тонко намекнуть на его не слишком мягкие идеи, и у него есть ты, моя дорогая, - они ведь команда, семья, где друг к другу должны прислушиваться,  должны понимать, а не безоговорочно приказывать, грозя расстрелять за отказ от выполнения задания, если оно не по сердцу. Для кого-то это избавление, Анна сама являлась примером, которому это великое «избавление» было жизненно необходимо. А сейчас, смотря на весь этот безграничный хаос войн и той ненависти, которая словно из выливалась  - В жизни не поверю, что Магнето обсуждал свои планы с той же Мистик или другими членами его так называемого «Братства».  Для него все являются пешками на шахматной доске, не более того, - уже начинает размышлять в слух и не видит какого-то другого варианта своих слов. Ведь разве это было не так? О семье там и речи не могло быть, точно также и в мире, которое тот пытался создать. Казнить одних королей, чтобы занять место и сделать все точно также. Это обычная система, по-другому и быть не могло.
Шельма чувствует, как Джин все ближе прижимается к ней и слушает её голос. Эти переживания за Скотта постоянно сводят с ума. Они слишком многое пережили, слишком многое придется пережить в будущем. Раньше Анне все казалось куда более позитивным, особенно те тренировки в опасной комнате, откуда совершить побег было просто нереально. Все были воодушевленные, с горящими глазами, а сейчас.. Неужели это усталость? Усталость от мира.
- Знаешь, я где-то понимаю его, точнее нет, не так, - на губах появляется улыбка о той иронии, которая стучалось в голову брюнетки постоянно, - Не где-то, я понимаю его, как никто другой. Но в последнее время, те желания, которые постоянно давили на мою психику, кажутся мне…Эгоистичными, что ли, - Шельма замолкает, стараясь подобрать слова, которые смогли бы точно описать её чувства, терзания и мысли. А сделать это крайне сложно, запутавшись в своих собственных противоречиях и действиях. Она ведь сама испортила свою жизнь, отказавшись от того приза, что так щедро подготовила для неё судьба.
Но, испортила ли?
- Черт, я, правда, не знаю, это ведь неестественно? Это болезнь, я раз за разом прокручиваю в голове слова Профессора, наверняка есть выход лучше, кто сможет помочь тебе, как не ты сам? – эти учения о контроле способностей, о желании развиваться. Чаще девушка не воспринимала все это серьезно. Это казалось смешным, нет не забавным, скорее здесь злобный смех над своей жизнью, которая обязательно должна быть хуже чем у любого из живущих на этой планете. Это вечное отторжение собственных сил. Нежелание принять. Да даже просто помочь себе разложить все по полочкам. Возможно, излечение это и был как раз тот шаг, который должен был подтолкнуть южанку на путь истинный в изучении собственных сил.
- А может к черту банальные цвета, и махнуть в ярко бирюзовый  или кислотно желтый? Эффект был бы что надо, - такая обычная тема все же заставляет немного воспрянуть духом. Может им и правда следует что-то поменять в своей жизни? Если не волосы, так особняк перекрасить или полностью сломать для генерального ремонта, зато будет, чем заняться, вместо походов на самоубийственные миссии. Только вот пророчество Джин не дает мыслям сбежать в другое русло.
А Шельма слушает, внимательно, стараясь запомнить каждое слово из мрачных снов.
Быть может это лишь сны? Идиотская шутка Морфея, которому не сидится на месте и хочется свести с ума несчастных людей и без их проблем. Но ведь то Джин, если подобного рода картины, правда, снятся ей, то стоит задуматься, где расположить бункер. Хотя бы начать строить ковчег.
Роуг чувствует нарастающее беспокойство Джин и без телепатии, ей это вовсе не нужно, чтобы понять насколько той не нравятся мысли и ведения. Руки опускаются на плечи рыжей, привлекая к себе внимание и заставляя посмотреть в глаза.
- Профессор знает? Ты с ним разговаривала? – глаза Анны беспокойно бегают по лицу Грей, ей так хочется сказать, что это все не правда, обычный вымысел и кошмары, которые появились бы у любого из них, после пережитых событий.  Но нужно взять себя в руки, отбросить те переживания, которые могли быть заразительными и для подруги. Это сейчас никому не было нужно. Они ведь приехали расслабиться, а не добить свои израненные души. С другой же стороны, выговориться нужно было каждому, и Джин, которая наверняка оставила свои переживания при себе, беря всю ответственность в свои руки.
- Дорогая, я бы хотела тебя успокоить, но твои слова могут оказаться предупреждением, на которое всем нам стоило бы обратить внимание, - Шельма поднимается с песка и протягивает руку Джин, - Быть может, это знак? Знак того, что нам пора как-то действовать? В любом случае предлагаю двигаться назад, в несколько голов всего думается лучше, - подмигивает ей и улыбается, ожидая пока та поднимется, - Если хочешь, я поведу, а дома мы все решим. Уверенность в этом у меня все же есть, - заодно они могли бы заехать в парикмахерскую для полного уничтожения логики их отсутствия всю ночь. Хотя, стройматериалы намного красноречивее выглядели бы.

Отредактировано Anna Marie (2018-08-08 15:24:38)

0


Вы здесь » Marvelbreak » Флешбэки и флешфорварды » [14-15.10.2016] It's the first day