ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     09-11.2016
22.04. А у нас новостной выпуск от
Джессики Джонс где есть всё обо всём! В мире полно передряг и Феникс прибыл, попробуй спастись! А еще есть свежий Цитатник!
В игре: Гидра уходит в тень, в Асгарде назревает Рагнарёк, и первые звоночки конца правления асов уже появились - корабль Нагльфар у берегов Аннаполиса все еще стоит. На Луне жарко, потому что Феникс прибыл! Нелюдям приходится переехать на Землю.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » Подлинная и правдивая история про цветочек аленький


Подлинная и правдивая история про цветочек аленький

Сообщений 31 страница 37 из 37

1

Подлинная и правдивая история про цветочек аленький
http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://cs4.pikabu.ru/post_img/big/2015/09/12/8/1442062585_1077155296.jpg
Красавица | Чудовище, оно же не самый прекрасный принц | NPChttp://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png
В королевстве, где все тихо и складно,
Где ни войн, ни катаклизмов, ни бурь,
Появился дикий вепрь огромадный –
То ли буйвол, то ли бык, то ли тур.

ВРЕМЯ
когда-то  где-то

МЕСТО
в волшебной стране

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
слишком много неписей

[NIC]Belle[/NIC][AVA]http://s7.uploads.ru/HFdp1.jpg[/AVA]

Отредактировано Sif (2018-03-27 20:47:19)

+3

31

Гастон, на которого удар об землю и холодный душ из воды и грязи, похоже, произвели куда больший эффект, чем все проповеди мира, в ответ пробурчал что-то малоразборчивое и даже мотнул головой. Но судьба не привела служителю высших сил принять его покаяние: ровно в этот момент на него сзади набросились целых двое стражников и повисли на руках, как собаки - на боках загнанного оленя. Ни конские копыта, ни опасность получить удар обухом в лицо (все втайне надеялись, что брат Нафанаил, как служитель церкви, не опустится до душегубства) не останавливали их, когда нужно было выполнить приказ и скрутить одного пьяницу и одного монаха.
Вольфганг, вращавший тяжелую алебарду, словно ребенок - отломанный от плетня прут, заметив опасность, подстерегающую товарища, издал предостерегающий клич. Но мгновенное отвлеченье внимания стоило ему самому свободы: нырнув под острие его оружия, сперва один из телохранителей управляющего перехватил ее древко, а потом и другой - и, не успел кузнец оглянуться, на нем висела уже целая свора. Гигант вспыхнул, побагровел то ли от ярости, то ли от натуги, удерживая их на себе - а затем одним могучим движением сбросил противников на землю.
Брат Нафанаил тоже не терял времени даром. Как показала практика, клобук не настолько давно и недостаточно плотно сидел на выбритой макушке белокурого висельника: выронив тело товарища и с очевидном трудом распрямляясь, он вздохнул так, будто сам Господь бог в этот миг разрешил его от монашеского обета. Затем, возведя очи горе, и громко принявшись читать молитву на латыни - некоторые свидетели утверждали потом, что это была Salve Regina - он развернулся, не силой, как товарищ, но ловкостью избавляясь от противников и орудуя древком топора с легкостью, восхитившей бы лучших дровосеков и мастеров фехтования.

... К несчастью для кузнеца, рядом с местом, где он стоял, была огромная лужа. Противники, усилием сброшенные им с могучих плеч, падали прямо в нее, затем вскакивали, мокрые, словно крысы, и с яростью, удесятеренной омовением в вонючей жиже и конском навозе, кидались на богатыря. В мгновенье ока земля под ним сделалась скользкой - и после нескольких схваток великан вместе со всеми рухнул в этот зловонный омут, чтобы уже не подняться: стража навалилась на него сверху.

Заступничество Девы Марии также принесло воинствующему писцу только временный успех: кому-то из врагов удалось ухватить его за подол рясы, и, высоко задрав ее, безо всякого почтения к сану, накинуть на голову, лишив героя зрения и способности к обороне. Напоследок выкрикнув "...nobis post hoc exsilium ostende!", он, сбитый с ног, рухнул на землю, под радостные крики судейского.

Отважная путешественница и Менестрель остались практически одни.
Но в эту минуту свершилось то, чего ждали, наверное, все немногие читатели этой сказки - и то, что пришлось совсем не по нраву немногим зрителям неожиданного поединка: Гастон, выпутавшись из веревок, поднялся, наконец на ноги, налитыми кровью глазами озирая побоище.

Зрелище было печальным.
Слева рычащая стража с трудом, но вязала рыжеволосого кузнеца, оглушенного падением и периодически окунаемого головой в лужу; справа улюлюканье сопровождало такой же процесс, производимый над братом Нафанаилом, нижнее белье коего сверкало сейчас всем добрым людям, словно белый флаг поражения. Оставшиеся без дела стражники, науськиваемые помощником шерифа, и видящие перед собой только девчонку с коротким клинком, да коня, сплотились и принялись медленно наступать на путешественницу, ощетинившись всем возможным оружием.
Над этим всем с кривой усмешкой наблюдал графский управляющий.

Мгновенно оценив обстановку, Гастон ухватился за стремя. Менестрель, обычно с трудом переносившие чужое вмешательство, в этот раз не пытался даже лягнуть или укусить наглеца. Хлопнув по бедру юную всадницу, он указал на их главного противника.
- Давай.
Посчитав, что этих объяснений достаточно, и подхватив в грязи оброненную кем-то дубину, Охотник двумя прыжками очутился возле монаха - и, как кабан, клыками-кинжалами разбрасывая вокруг себя нависших гончих.
Почуяв свободу, брат Нафанаил завопил - и этот крик, словно зов свободы, вселил новые силы в руки и спину Вольфганга.
[AVA]http://image.ibb.co/mHBPyS/1.png[/AVA]
[NIC]huntsman[/NIC]
[STA]shoot don't talk[/STA]

+2

32

Подобно библейскому Левиафану кузнец вынырнул из поглотившей его пучины, отплевываясь и облепленный грязью с головы до ног, в эту минуту сам напоминая скорее чудовище, чем человека. С глухим медвежьим ворчанием он скинул с себя навалившихся стражников, лягаясь не хуже Менестреля. Добродушный и незлобивый нрав Вольфганга изрядно пострадал и помялся в стычке со стражниками, и глубоко обиженный великан щедрой рукою раздавал удары направо и налево, вспоминая любимую присказку брата Нафанаила: какой мерой отмерите, такой вам и отмерится. Правда достойный служитель церкви любил говаривать это на дружеских пирушках под ласковое журчание разливаемого по кружкам вина или эля, но это было уже неважно.

Обозленные сопротивлением жертв, которых они считали побежденными, и раззадоренные криками нанимателя, сулившего двойную награду за победу над еще одним врагом, наемники удвоили усилия.

– Всех! Троих! На одном суку! – надрывался управляющий, приплясывавший на месте от нетерпения и злобы. – Вяжи! Тащи!

Однако безудержный поток брани, угроз и посулов внезапно захлебнулся глухим хрипом. С полуслова поняв план Гастона, всадница пришпорила коня и, пользуясь тем, что внимание стражников было отвлечено новым противником, она в мгновение ока оказалась подле управляющего. Кожаная петля захлестнулась вокруг дряблого полного горла, бесцветные глаза в бессильном страхе выкатились из орбит, когда великий полководец вдруг оказался в роли дичи, притороченной к седлу, и шеей почувствовал холод и остроту прижатого клинка.

План был прост, эффективен и не слишком благороден, как всё эффективное, ну, так и их враги сражались не по благородному.

– Бросьте оружие! – звонко крикнула девушка, перекрывая шум потасовки. – Иначе награду получать вам станет не от кого!

Управляющий засучил было ногами, но движение лезвия у горла быстро привело его в чувство, напоминая, что кроме чести есть еще и жизнь.
[AVA]http://s7.uploads.ru/HFdp1.jpg[/AVA] [NIC]Belle[/NIC]

Отредактировано Sif (2018-04-11 19:57:01)

+2

33

Неожиданные и стремительные изменения, произошедшие на поле боя, внесли смятение в ряды противника. Понятно, что дюжим парням, зарабатывавшим на хлеб охотой за другими искателями наживы, и вспарываньем глоток, на которое им укажет их нынешний наниматель (причем среди этих глоток вполне могла оказаться и одна две, принадлежащие нанимателям вчерашним) было не так много дела до того, останется ли в живых графский любимец. Но слова юной воительницы поразили самое уязвимое место в их сердце напоминанием об обещанных деньгах,- а потому сражение, бушевавшее с яростью южного шторма, мгновенно увяло, как утихает рябь на воде, поднятая легким зефиром.
Правда, некоторые из них, не столько ради победы, сколько для собственной безопасности продолжали удерживать недавних противников. Словно надеясь, что какие-то силы вдруг переломят ход боя так же, как они только что сделали это, подручные управляющего медлили, замерев, так, будто намеревались построить ставшие популярными много позднее "живые картины" - батальные, разумеется.
Однако, в намеренье троицы не входило дожидаться, пока немногие зрители налюбуются произведениями этого еще неоткрытого искусства. Вольфганг, отфыркиваясь и тряся бородой, последним мощным движением сбросил с себя противников и вновь ухватился за алебарду; брат Нафанаил сорвал с головы задранный подол, вернув себе драгоценное зрение и попранную было честь. Даже Гастон, успевший к этой минуте уже вступить в бой и пропустить пару хороших ударов по физиономии, яростно оттолкнул от себя наседавших врагов и сплюнул под ноги кровь, пополам со скрипящим на зубах песком.

Наступил тот момент, когда обе противоборствующих стороны с замиранием ждут, продолжить ли потасовку, или расстаться почти что друзьями.

Если бы в этот момент графский управляющий, или даже помощник шерифа подал голос, дела отважных спасителей обернулись бы туго: навряд ли у юной девы, едва ли когда-нибудь резавшей глотку у куриц или цыплят, достало бы воли пустить в ход оружие против собрата по вере. Но, на их счастье, горе-воевода не ожидал подобной угрозы и не успел это сообразить - а в следующее мгновенье Вольфганг уже рассмеялся, и хлопнул по плечу ближайшего из недавно лупивших его наемников.
- А ты хорош!
Тот, слегка ошалев, не нашел ничего другого, как ответить тем же.
- Да и ты... Слушай-ка, а не хочешь пойти к нам в отряд? По два золотых в год, стол и кольчуга. По нашим местам, гляди, неплохая оплата.
- Да я...

Брат Нафанаил, видя такой расклад, тоже опустил свое оружие. Правда, обниматься с наемниками сей книжник не торопился, помятуя, как видно, о том, кто явился причиной драки. Все же он снизошел до того, чтобы потрепать по плечу двоих-троих наиболее пострадавших от его ловкости - а затем, подойдя к Гастону, протянул тому руку, помогая выбраться из грязи.
Вместе они, и поспешно примкнувший кузнец, очень скоро сошлись в стратегически важном месте боя, а именно - подле отважной воительницы, все еще держащей нож на горле их главного обидчика.

- Дивное дело! Смотрел бы и смотрел,- проговорил рыжеволосый, который, кроме как размахивать молотом над наковальней, был не дурак поорать Gesang про Wein und Weib* на молодецкой сходке, а потому кое-что смыслил в красоте и ее восхвалениях. Брат Нафанаил лучезарно улыбнулся в ответ.
- ...Вот голова Олоферна, вождя Ассирийского войска, и вот занавес его, за которым он лежал от опьянения, — и Господь поразил его рукою женщины,- процитировал он Священное Писание, опираясь рукой о плечо товарища и принимая эффектную позу.
[AVA]http://image.ibb.co/mHBPyS/1.png[/AVA]
[NIC]huntsman[/NIC]


* Wein, Weib und Gesang (вино, бабы и песни) - три вещи, без любви к которым, согласно немецкой поговорке, мужчина до конца жизни остается дураком.
[STA]shoot don't talk[/STA]

+2

34

Девушка, в адрес которой струился это поток славословия, не повела и бровью, продолжая крепко удерживать заложника. Напротив, она со скептическим неодобрением выслушала разглагольствования двух друзей.

– У меня рука скоро затечет, – будничным тоном произнесла воительница. – Не приведи господь, пораню ненароком вашего знакомого.

Здесь управляющий выкатил глаза и невнятно, но горячо запротестовал. Протестовать внятно сильно мешала петля из кожаных поводьев. Однако всадница его прекрасно поняла.

– Не нужно так, – дружески посоветовала она, легонько встряхивая смутьяна за шиворот. – Я же предлагала уладить дело миром.

Судя по налитому кровью выразительному взгляду почтенного господина, память у него была отличная, и все четверо теперь у него на особом счету. Планы мести роились под куполообразным выпуклым лбом, разбиваясь о главное препятствие – отсутствие толковых исполнителей его воли. У тупоголовых наемников была одна, всего одна (!) задача, но они с нею не справились.

– Миром... – прохрипел управляющий, давясь петлей и ненавистью. – Чтоб вы все в том замке и сгинули. Скатертью дорога!

Пропустив мимо ушей ругань, девушка посчитала сказанное за капитуляцию и отпустила пленника.
[AVA]http://s7.uploads.ru/HFdp1.jpg[/AVA] [NIC]Belle[/NIC]

Отредактировано Sif (2018-04-15 15:02:38)

+1

35

... Троица встретила триумфаторшу с торжеством, достойным Шарлеманя: рыжеволосый воинственно потряс в воздухе захваченной алебардой, спасенный монах изобразил более галантное и даже несколько жеманное похлопыванье ладонями. Даже Гастон, которому судьба сегодня улыбалась так же нежно, как знаменитая ведьма из сказки про домик-пряник, издал одобрительное хмыканье.
Впрочем, последнее слово осталось все-таки не за ним.

Брат Нафанаил, почувствовав, что припустивший дождь и холодный ветер получили слишком свободный доступ к его бренной плоти через прореху, образовавшуюся с тыльной стороны, мстительно поджал губы. К тому же уже помянутое белье, наличие коего у монаха само по себе было грехом, слишком уж откровенно обрисовывало все срамные подробности его телосложения, так что беглый брат, спасенный руками верных друзей и божьим провиденьем наставленный на истинный путь, решился, как видно, не смущать добрый люд.
- А ну-ка, милый, поди сюда,- обратился он к помощнику шерифа, который, видя, что гроза миновала, появился из-под помоста, где он все-таки умудрился поместиться во время боя вместе с плотником. Они были почти одного роста, и, хотя сытная жизнь сказалась на судейском, а любвеобильный монах был истощен трудами во славу божью (звали ли этого бога Христом или Эротом), походили друг на друга сложением.
Помощник шерифа бросил на графского посланца взгляд затравленного оленя,- но тот, то ли сочтя, что тот виноват в неисполнении казни, то ли решив, что принести в жертву другого лучше, чем стать ею самому, демонстративно и с презрением отвернулся.
Делать было нечего.

Брат Нафанаил не раздумывал долго: смерив ладонью свою и его макушки и, обозрев со всех сторон крепкие башками, чулки, штаны и теплую мантию, он приказал:
- Раздевайся.
Бедняга судейский вытаращил глаза и уже открыл было рот, намереваясь издать вопль, подходящий к подобному случаю - но нехороший взгляд, брошенный исподлобья охотником, и алебарда, легко переброшенная из руки в руку Вольфгангом, настроили его на миролюбимый лад.

Весьма скоро картина на площади преобразилась: судейский дрожал под дождем, оставшись почти в чем мать родила, а монах натянул на свои длинные ноги все, что могло помочь от превратностей долгой дороги, и одобрительно топнул башмаком.
- Я готов,- возвестил он.

Кузнец удивленно приподнял бровь: они еще ни словом не обмолвились о том, что приятелю вместе с ними предстоит долгий путь; видя его растерянную физиономию, спасенный заливисто рассмеялся.
- Ты же не думаешь, что я вернусь в монастырь после всего что случилось, мой старый друг? К полудню наш упитанный друг будет в замке, а еще через пару часов сюда примчится уже не отряд этих болванов, а граф со своей свитой. Стены обители, конечно же, выдержат и долговременную осаду, но сомневаюсь, чтоб брат эконом и отец настоятель пошли на такие издержки ради недостойного раба божьего,- он ухмыльнулся лукаво, подкручивая щегольские усы, шедшие несколько вразрез с его сутаной, и изрядно пострадавший от грязи.
- То есть ты нынче свободная птичка и готов отправиться на все четыре стороны?- приподнял бровь Гастон, и трудно было разобрать, чего более было на его небритой физиономии, иронии или довольства.- У нас тут как раз намечается небольшое дело.
- Тогда поторопимся!- с неподдельным энтузиазмом воскликнул блондин.
- Вот эта юная дева желает попасть в Замок,- с какой-то зловещей усмешкой договорил охотник.
- Тогда не будем торопиться,- глаза блондина округлились. Он посмотрел на Белль с явным сомнением: неужто бедняжка сбежала из приюта для умалишенных? А ведь она уже начала ему нравиться.
Решив выяснить все из первых уст, он приблизился к нанимательнице.
- О прекрасная спасительница, правду ли рассказали мои товарищи? Не могу поверить, что ты решила покончить со своей жизнью в расцвете юности и красоты!
[AVA]http://image.ibb.co/mHBPyS/1.png[/AVA]
[NIC]huntsman[/NIC]
[STA]shoot don't talk[/STA]

+1

36

– И правильно делаешь, – кивнула девушка без тени улыбки, однако нарочно истолковывая слова монаха в свою пользу. – Намерения мои совершенно другие, и жизнь моя мне дорога. Но не дороже, чем жизнь моего отца. Скажешь, что я не в своем уме, как говорили мне все по дороге сюда? – она в упор посмотрела на брата Нафанаила, отчего тот почувствовал себя неуютно, будто под взглядом отца-настоятеля, вопрошающего, где брат во Христе шлялся с полуночи до заутрени.

– О нет, – как можно простодушнее ответил он, тем тоном, каким всегда разговаривал с женщинами, и округлил ясные голубые глаза. – Как можно быть в чужом уме? Мать-церковь называет сие одержимостью, – монах суеверно поплевал через плечо. – Однако же...

– Однако же ты струсил? – напрямик спросила путешественница, метя в самое уязвимое место тщеславного служителя божьего.

Стрела попала в цель, и брат Нафанаил самолюбиво засопел, нервно поглаживая щегольскую бородку.

– Слова твои обидны для меня, дева прекрасная, но жестокая, – укорил он воительницу. – Кажется, ты вполне могла убедиться в моей храбрости в недавнем бою. Токмо беспокойство о моей благородной и великодушной спасительнице говорит сейчас моими устами.

Вольфганг ухмыльнулся в рыжую бороду. Гляди-ка, только вынули из висельной петли, а друг уже рассыпается мелким бисером перед девицей и токует, как тетерев. Златоуст, одним словом.

– Вот и поезжай с нами, – безмятежно отозвалась девушка, слегка усмехнувшись. – Меньше беспокойства будет.

Менестрель тряхнул гривой и фыркнул, соглашаясь с хозяйкой. Конь нетерпеливо переступил копытами, позвякивая сбруей. Ему хотелось поскорее убраться с этого неприятного места.

– И-эх, – вздохнул брат Нафанаил и тоскливо посмотрел на Гастона. – Ну, двум смертям не бывать, – и, немного подумав, добавил. – Позволено ли мне будет узнать имя той, кто... которая...

– Белль, – прервала нить витиеватой фразы воительница. – И поехали уже, пока за нами погоню снарядить не додумались.
[AVA]http://s7.uploads.ru/HFdp1.jpg[/AVA] [NIC]Belle[/NIC]

Отредактировано Sif (2018-04-15 16:15:33)

+1

37

В этом месте Гастон, подобно рыжеволосому, до этого лишь усмехавшийся в бороду, решил принять участие в беседе: по какой-то неведомой причине слово этого пропойцы имело для товарищей большой вес.
- Давай-ка заканчивай языком чесать,- поморщился он неодобрительно, видя, что разлетевшийся красавчик уже и думать забыл о недавней угрозе жизни, и об обольщенной девице, а мыслит, похоже, только о мягком сене где-нибудь в сарайчике неподалеку. Да еще, желательно, с новой подругой. Вон глазки-то как замаслились, ни дать, ни взять, сырная голова.
Бросив взгляд на виселицу, словно брошенная невеста, стоявшую на площади, он добавил:
- Веревку на память взять не забудь.

Взгляд, брошенный в ответ на это предложение братом Нафанаилом, мог бы поджечь фитиль у спиртовой лампы. Однако Гастон, хоть и был по самые уши пропитан этим благородным напитком, не только не вспыхнул, но даже не моргнул. Больше того: вытащив нож, он одним взмахом отхватил изрядный кусок от без того изуродованной рясы белокурого брата и принялся вытирать им покрытое грязью лицо.
На несостоявшегося висельника жаль было смотреть. Пускай дорога его благочестия и вела по узким тропкам, кустам и канавам, иногда заворачивая в спальни прихожанок, публичные дома и прочие места, которые не предусмотрены были монастырским уставом - но, в конце концов, разве не на то он стал пастырем, чтобы блюсти своих овец, и разве для того делался им, чтобы бессовестный пьяница ругался таким вот манером над монашеской ризой? Ведь одеянье монаха есть не просто ткань, прикрывающая его плоть, она - ежечасное (и подчас очень колючее) напоминание о непрестанном посте, поклонении и смирении, особенно в часы жаркого полдня, когда грубая ткань так натирает все выступающие места, что хочется первого встречного удавить, ровно надоевшего слепня. Она ему и подстилка, и одеяло, и укрывалище от погодных стихий, и верига, и латы - а этот...

В общем, брат Нафанаил был донельзя расстроен, когда охотник своим огромным ножом отхватил лучшую часть его одеяния. Примерно так же, надо сказать, был расстроен и графский управляющий, вызнав, что некий клинок нещадно вспорол покрывало невинности, сохраняемое его дочерью для будущего супруга; будь то дворянчик, какой ни на есть худой, но с гербом, почтенный господин знал, как поправить дело. Но монах...
Одним словом, как очевидно читателю, кара настигла охальника по заслугам.
Осмыслив все это, а также смекнув, что именно Гастон сотоварищи спасли его от неминуемой смерти, брат Нафанаил решил не сокрушаться о бесславном конце своего одеяния. Правда, избавляться от того он не стал, накинув на плечи вместо плаща - а спустя недолгое время уже совершенно забыл о попорченной вещи, вышагивая по скользкой от грязи дороге рядом с приятелями.

... К их общему счастью дождь скоро перестал, а еще через некоторое время, когда злым духам и ведьмам, непременно проживающем в этом лесу, надоело куражиться и глумиться над добрыми христианами, выглянуло благодатное солнце.
Дорогу, по которой лежал теперь путь компании, которую вполне уже можно было назвать отрядом, вооруженным двумя алебардами, парой кинжалов, плотницким топором и одним мечом, отобранным у какого-то стражника,- дорогу эту, повторяем мы, в лучах бледного солнца невозможно было узнать. Выпорхнули из гнезд и защебетали птицы; листья сверкали, словно какая-то добрая фея к каждому из них, в награду за стойкость, привязала звонкий серебряный колокольчик. Даже грязь, в которую конские ноги погружались по самые бабки, а сапоги путников - до середины икры, сверкала, будто была обсыпана пылью из крылышек фей.
Немудрено, что все: конь и люди - воспряли духом, и даже затянули на удивление стройным хором какую-то песенку; заводил, как обычно, монах, а многодетный отец, сиречь Вольфганг, уже полюбивший нанимательницу, словно родную дочь и неустанно пекшийся о ее нежных ушах, громко кашлял в самых неприличных местах, вынуждая товарищей повторять их снова и снова.
Даже Гастон, которому медведь не просто наступил на ухо, а еще и изрядно потоптался на нем, нет-нет да и выводил хриплым голосом пару рулад.

[AVA]http://image.ibb.co/mHBPyS/1.png[/AVA]
[NIC]huntsman[/NIC]
[STA]shoot don't talk[/STA]

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Альтернатива » Подлинная и правдивая история про цветочек аленький