ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     09-11.2016
20.05. УРА! СКОРО ЛЕТО! А у нас новости от
Джессики Джонс где снова всё обо всём! А в нашем сюжете все еще фигурирует Феникс прибыл, не забудьте противопожарные костюм! Ну и самое вкусное - свежий Цитатник!
В игре: Гидра уходит в тень, в Асгарде назревает Рагнарёк, и первые звоночки конца правления асов уже появились - корабль Нагльфар у берегов Аннаполиса все еще стоит. На Луне жарко, потому что Феникс прибыл! Нелюдям приходится переехать на Землю.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [14.10.2016] Let's talk about it


[14.10.2016] Let's talk about it

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

LET'S TALK ABOUT IT
http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png

https://d.radikal.ru/d42/1803/32/d3b5d655df4f.gif  https://b.radikal.ru/b16/1803/d0/c0713fb919e4.gif
Jean Grey| Laura Kinneyhttp://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png
После смерти Логана прошло совсем мало времени. Лора не знает, куда ей можно отправиться, так как возвращаться в свою привычную Нью-Йоркскую квартиру не собирается. Именно в это время её встречает Джина Грей, рассказывая о так называемой школе мутантов, вдаваясь в подробности, о которых Росомаха ранее не знала. Но захочет ли Лора остаться? Навряд ли.

ВРЕМЯ
День-вечер середины октября

МЕСТО
Школа мутантов, придорожное кафе и куда дальше судьба занесёт

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Упрямая Росомашка. Слишком упрямая

Отредактировано Laura Kinney (2018-04-07 21:58:58)

+1

2

Когда Скотт уходит, Джин хочет пойти за ним, остановить его, удержать. Но это лишь в первый момент. Во второй приходит понимание, что сейчас им обоим не помешает несколько минут одиночества, чтобы осознать, привыкнуть к тому, что Логана больше нет. Эта мысль ломит виски, оборачивается тошнотой, преследует. Джин борется с этим, но без особого успеха. Ничего не поделаешь с тем, что Логан мертв, и даже слабая надежда на воскрешение тает. Ведь ей на это понадобилось три года.

Когда начинает накрапывать дождь, Джин все еще гуляет кругами по парку, кутаясь в кофту, но не стремясь спрятаться от дожди. Капли падают на волосы, на лицо, ну хоть так, ведь слез все еще нет. За это почти стыдно, хотя после возвращения с того света она ни разу не плакала, может, в ней что-то сломалось?
Руки мерзнут, мысли разбегаются, она все еще периодически взывает к Логану, получает в ответ тишину, морщится, вспоминает, что чем-то собиралась заняться. Окна манят теплом, обещанием спокойствия и понимания, утешением, но Грей все еще не сдается. Наконец, вода на щеках становится соленой, слезы сменяют дождь, вызывают сдавленный смех - оказывается, не все еще потеряно. Джин всхлипывает, пытается уловить эти минуты, чтобы понять, что с этим делать. Смерть Логана оставляет большую пустоту, ранее занятую им, и что с этим делать? Она не хочет приходить на могилу, рассказывать о прожитом дне. Умирать легче, чем оставаться, зато, наверное, теперь она может понять, что чувствовали Логан и Ро после ее собственной смерти.
- Ублюдок. Чертов ублюдок, как ты мог сдохнуть и бросить меня?
Спугнутые голос птицы срываются с веток, ветер подхватывает опавшие листья. Джин кутается нервно в пальто, а в горле стоит комок. Истерика вот-вот готов накатит, отчаяние переплетается с обидой - и правда, как он мог? Логан был бессмертен, Логан был вечен, уж на что она не рассчитывала, так это на его смерть, уж к чему она была не готова, так именно к этому.

Джин всхлипывает, закрывает глаза, пытается собраться с силами. Она не может долго сидеть тут, ее уже бьет мелкая дрожь.
Она не может циклиться на смерти Логана, у нее и без того хватает проблем, с сыном, с мужем, с тем, чтобы привести в более-менее приличный вид собственную жизнь, семейную в том числе.
При мысли о Нейте она невольно вспоминает о том, что у Логана тоже остался кое-кто близкий. Девочка, которую Хоулетт ринулся спасать в последнем своем желании как таковом.
Лора.
И она должна быть в стенах школы.
Ее не было у могилы Логана, не было на похоронах. Но она нуждается в не меньшем, а то и большем утешении, чем все те, кто провожал Росомаху в последний путь.

Джин хрупкой тенью замирает у двери, прежде чем налечь на ручку, разорвать тишину стуком, прислушивается, но не слухом, а ощущениям. Прикрывает глаза, улавливает легкие оттенки настроения. Но там пустота. Там никого нет. Джин удивленно толкает дверь, комната встречает ее нежилой пустотой, нетронутой постелью, но легким напоминанием, что еще недавно девушка была тут.
Черт.
Только этого не хватало.
Не в лучшее время девочка решила устроить побег, бунт или что там у нее в голове.
Нужно ее найти до того, как она найдет неприятности. И Джин почти сразу же перестраивается на рабочий лад, откладывая в сторону все посторонние мысли. Торопится к машине, стуча каблуками, проворачивает ключ зажигания, бессознательно сканируя пространство вокруг школы, пытаясь найти беглянку.
Ну же, Лора, будь умной девочкой. И не надо очень сильно походить характером на Логана.

Она вдавливает педаль газа, стоит машине вылететь за пределы школы, но тут же сбрасывает газ, высматривая пропажу. Ей везет, хоть в чем-то. Тонкую девичью фигурку Джин видит издалека, осторожно притормаживает, перекрывая ей дорогу. Теперь ей придется обходить машину, если возникнет желание убежать.
- Лора, - Джин выбирается из машины, внимательно разглядывая девушку, - мне кажется, ты не лучшее время выбрала для прогулки. Садись в машину, вернемся в школу. Там безопаснее, чем в любом месте, в которое бы ты ни собиралась.

+2

3

Она была там. И кто бы что ни говорил, она там была. Её не видят, но она видит всё. Её не слышат, но она слышит всё, что нужно. Лора умела оставаться незамеченной практически в любых условиях. И это в который раз играло на руку. Она смогла остаться невидимкой для всех во время похорон. Похороны это дело настолько странное, что Кинни не понимает их смысл даже сейчас. Хотя, будем честными, даже никогда не пыталась этого сделать.
Младшая Росомаха сидела неподвижно прямиком за деревом на каком-то камне, так как опускаться на землю было себе дороже. Да и пачкать одежду не хотелось, ведь тогда придётся задержаться здесь подольше, чего ей совсем не хотелось бы. Тяжёлые капли дождя, несмотря на широкую и густую крону дерева, капают на плечи, на макушку, скатываясь вниз по волосам, а одна попала на самый кончик носа. Однако девушка не шевельнулась, даже не дрогнула, продолжая смотреть строго вперёд. За её спиной было немало людей. Ну, как людей. Мутанты. И все пришли, чтобы проводить отца в "последний путь", ведь он тоже был там, среди них. Только они стояли, а он лежал. Логану всегда нравилось выделяться. Даже сейчас это сделал, чёртов когтистый ублюдок.

Лора никогда практически ничего не чувствовала. Потому что банально толком не умела этого делать. Попади она на приём к какому-нибудь, скажем, врачу, то тот обязательно вынес бы свой вердикт: социопатия. И оказался бы полностью прав. Однако девушка всегда считала это только преимуществом. Никаких лишних эмоций, что в большинстве своём лишь мешают, создают помехи и преграждают путь. Цокает языком. Но в этот раз всё было иначе. Странное и ранее незнакомое чувство опустошённости не покидало её с того самого дня. Она впервые чувствовала себя настолько одинокой. И в этот раз одиночество не приносило болезненного удовольствия, как было раньше. Скорее, с точностью наоборот. От этого противного гнетущего чувства хотелось избавиться и не ждать его возвращения снова. Но всё оказалось сложнее. Её не учили чувствовать, она не знала, что делать с этими чувствами и самое главное. Как их избежать?

Темноволосая девочка касается ладонью ледяной и мокрой стены большого дома. Школа для одарённых. Таких, как она. Интересно, кто-то на полном серьёзе может расценивать свои способности как "дар свыше"? Хотелось бы посмотреть на этих идиотов. Глупцы. И оставаться здесь, причислять себя к их числу, не было никакого желания. Лора не испытывала никакой ненависти к этому месту, к мутантам, его населяющих, нет. В каком-то смысле ей здесь даже нравилось. Быть среди тех, кто на тебя похож, пускай только частично. И, что самое главное, нет смысла стараться выживать, от кого-то сбегать, добывая деньги и еду. Но в жизни не будет смысла, окажись она настолько простой. Кинни чётко для себя решила, что не останется здесь ни за что на свете. Она не хочет быть здесь, несмотря на все заверения и слова.
Тебя защитят. Тебе дадут дом. Здесь тебя ждёт семья.
"У меня была семья, а теперь её нет" – хочется сказать в ответ, развернуться и уйти.

Закинув на спину рюкзак с кое-какими вещами, брюнетка выбирается через окно первого этажа, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, выходя через основную дверь. Большую и деревянную. Лора больше не собиралась "работать", она не жаждала убивать каждого встречного-поперечного уже давно. Она просто хотела жить. Жить так, как жила всегда, чтобы её никто не трогал, чтобы это ушло. Но она может только идти, неспешно переставляя ноги. Если её найдут, то найдут быстро, нет смысла убегать. А если не спохватятся, то сможет уйти достаточно далеко. Оба варианта не подразумевали спешку, а потому Кинни не торопилась. Дождь всё ещё капал, а волосы цвета вороного крыла прилипали ко лбу и щекам.

Дорогу к отступлению перекрывает автомобиль. Незнакомый и чёрт бы с ним. Росомаха останавливается, всё ещё смотря себе под ноги. Она знала, кто приехал за ней, поняла это по запаху. За те несколько дней, что девушка пробыла в здании школы, смогла запомнить достаточно запахов для того, чтобы с закрытыми глазами различить как минимум десяток разных мутантов.
Голову поднимает только тогда, когда слышит обращение к себе. Взгляд томный, уставший, а вздох обречённый, даже немного раздражённый. Неужели не понятно? Она уходит потому, что не хочет здесь быть, какой смысл останавливать? Ведь наверняка же знают, что удерживать её силой не получится.
— Зачем? — выражение лица когтистой не меняется. — Не существует безопасного места. Безопасность я могу обеспечить себе только сама, — не стесняясь показывать своего недоверия. — Я не хочу оставаться в школе. Мне это не нужно, — но с места Лора не двигается, думая только о том, что хочет быть одна, чтобы её оставили в покое, чтобы ей дали время, пространство и.. всё. В большем не было необходимости.

+1

4

Черт.
Лора так похожа местами на Логана, что Джин в какой-то момент становиться дышать больно. Но с наваждение она справляется, заставляя себя посмотреть под другим углом - дети всегда похожи на родителей, и пусть. От Логана должно было что-то остаться, так почему бы не девочка с таким же упрямством, как и у него.
Она даже улыбается, ловя себя на этой мысли, качает головой, опирается спиной на машину всем своим видом показывая, что не сдвинется с места без Лоры.

- Почему же ты уходишь? Что в таком случае тебе нужно, Лора?
Джин никогда не была одиночкой. Одинокой себя чувствовала, это да. Но вот именно одиночкой Грей не была, училась работать в команде с подросткового возраста, под чутким руководством Ксавье. Это было необходимостью. Той самой, которую следовало тогда просто принять. Джин училась быть тылом, помощницей, вторым номером, делегировать полномочия, управлять ситуацией, страховать партнеров по заданию. Еще она училась доверять собственную жизнь, и это, пожалуй, из всего списка было самым сложным. Легко поймать падающего напарника, но гораздо труднее позволить поймать себя - вдруг уронит, будет больнее?
- Все, кто попадал в школу в достаточно позднем возрасте, как ты, испытывали проблемы с доверием, Лора. Тебя можно понять. Вокруг собрались люди, много людей, которые называют себя друзьями твоего отца, еще и слезы льют по нему сегодня, а теперь пошли грустить, каждый сам себе. Никто из нас тебя не знает, о тебе ничего не знает, навязывают свою непонятную заботу, говорят, что делать, как поступать, где прятаться... наверное, это правда со стороны выглядит именно так, и совсем не как забота. - Губ Грей касается мягкая, понимающая улыбка. Она выглядит почти расслабленной и спокойной, Росомаха-младшая не пытается проколоть ее когтями, уже хорошо, можно и поговорить на разные светские темы. - Но может стоит дать шанс тем, с кем рядом был твой отец, причем добровольно. Его никто не привязывал и не держал тут насильно, Лора. И все мы искренне переживаем за тебя.

Джин изучает девушку. Она спокойна, пока спокойна, не пытается проскользнуть мимо рыжей, не пытается кидаться. Прогресс? Или не стоит надеяться? А что делать, если Лора не внемлет словам Грей? Ей отчаянно хочется удержать ее, не пустить, она искренне переживает за нее, но не знает, как это выразить так, чтобы было понятно, доступно, и главное, не перепугало Кинни гиперопекой.
Идея приходит почти на ровном месте:
- Тут есть недалеко придорожное кафе. Ребятки пока еще хорошо относятся к мутантам, так что у них можно выпить чаю и съесть что-нибудь вкусненького. Дай мне час времени, пообщаемся, и потом ты решишь, что будешь делать дальше. Пожалуйста, Лора.

+1

5

Тебе не нужно ни на кого походить, Лора.
А я сама такая, какая я есть.

Младшая Росомаха не испытывает злости, раздражения или вообще чего-нибудь. Эмоции для неё это совсем неизведанное место, куда не хочется отправляться никогда. Снова. Следовало бы забыть дорогу, а карту туда порвать на маленькие кусочки и поджечь, а потом втоптать в землю остатки. Для верности можно ещё бетоном залить, там всё равно его много не потребуется. Так, просто для надёжности, чтобы у самой не было соблазна восстановить утраченное. Она не хотела чувствовать вообще ничего, но знала, что в этом месте она точно будет это делать. Множество людей, таких же мутантов, как и она сама. Хотя нет, не таких же. У каждого была своя жизнь. Пускай не самая привлекательная судьба, но жизнь, а не существование, как у неё. Кем она была? Лишь кусок чей-то ДНК, который научили говорить, ходить и выполнять чужие поручения.
Казалось бы, школа это шанс начать что-то новое и отринуть старое, но Кинни этого не хотела. Не хотела забывать всего того, что у неё было, это помогало тянуть себя вперёд, подгоняло, не позволяя останавливаться. Это то, что было нужно. Правильный двигатель. Отчаяние, а не приятные воспоминания.
— Я хочу, чтобы меня оставили в покое, — сухо отвечает Лора. Для проницательного человека было понятно, что эта сухость напущенная, не настоящая. — Я хочу уйти, — пожимает плечами, словно говоря о каких-то совершенно простых и очевидных вещах.

Кинни хмурится, слушая слова женщины, имя которой запомнила. Одно из немногих. Девушка необдуманно пинает носком ботинка лежащий рядом камень и тот чудом пролетает мимо, никак не задев автомобиль. Не то, чтобы она прицеливалась или преследовала именно такую цель, но.
— Мне не нужна ничья забота. Мне не нужны со.. соболезнования, — удачно вспоминая столь странное и непонятное слово, которое ранее услышала несколько раз подряд. Что оно вообще значит? И для чего люди его говорят? Да, ей было грустно, она на самом деле грустила, было даже.. больно, но что эти слова могут изменить? Что вообще могут изменить слова, даже если их сказали с таким убитым выражением лица? Ничего. Именно потому в них не было никакого смысла. Лора всегда отмахивалась. Такое поведение люди обычно считали невежливым, однако у Росомахи были свои взгляды. Она просто экономила время. Причём, не только своё.
— Я это не мой отец, — едва ли не рыкнув, брюнетка поднимает взгляд на другого мутанта. И только сейчас на её лице появляется хоть что-то. Лора хмурится, сдвинув брови к переносице. — Мне не нужны те, кто был с ним. Зачем? — негромкое фырчание. Несмотря ни на что девушка продолжала вести себя спокойно. Не было сил злиться уже, честное слово.

Однако всё было не так просто. Стало понятно, что Кинни просто так не пропустят. Девушка продолжала сверлить Джин своим обыкновенным тяжёлым взглядом, в то время как на асфальт рядом с её ногой капнуло несколько капель алой крови. Два длинных адамантиевых когтя показались на свет, буквально прорывая себе путь на свободу. Так было всегда, потому Лора к подобному привыкла и научилась не обращать никакого внимания. Она не собиралась что-либо делать, лишь хотела показать, что в случае необходимости, настоящей необходимости всё равно сделает то, что ей было нужно.
— Кафе? — предложение звучит неожиданно, вводя юного мутанта в ступор. Этого она точно не ожидала. Новые нравоучения, попытки уговорить остаться – без проблем, это всё можно спокойно игнорировать при должно сноровке, которая имеется, но это что-то другое. Девушка слегка склоняет голову, опустив взгляд. Что ж, если расценивать это просто как возможность нормальное поесть перед дорогой, то неплохо. Снова тихий лязг. Когти пропадают из поля зрения. Кивнув, темноволосая делает ещё несколько шагов вперёд, подходя ближе. Она была согласна. Только если это и правда не займёт очень много времени. Лучше поспешить.

+1

6

Обычно Джин не навязывалась со своим сочувствием, соболезнованием и прочим. Благими намерениями зачастую дорога в ад устлана, а если человек не хочет помощи, то бесполезно пытаться. Но Лоре не составило бы труда избавиться от общества Джин, и тем не менее, она не спешила. Не спешила и Грей.
- Да, ты не твой отец, но сейчас ведешь себя так же, как он. Ему тоже никто не был нужен, он не планировал задерживаться, не стремился обрастать семьей. Но  в конечном счете остался, как видишь, надолго. Да, периодически уходил, но всегда возвращался.

Говорить о Логане в прошедшем времени все так же странно и тяжело, но Джин выдерживает ровный тон, в глазах не блестят слезы, она вполне владеет ситуацией. Может, потом она снова поддастся рефлексии на этот счет, а пока из них двоих большую утрату понесла девочка, пусть упрямо ерепенится и не признает. Лора напоминает ежика, который свернулся и топорщит иголки, лишь бы его обошли стороной и не трогали. И подтверждением тому можно считать и выпущенные когти. Джин опускает глаза на блеск адамантия, словно вспоминает, что перед ней не просто загнанный в угол ребенок, а в общем-то опасное существо, которому ничего не стоит располосовать стоящего перед собой человека. Но свой страх Джин заглушает мыслями о том, что Лора Кинни и сама не знает, что делать теперь, и не пустит в ход когти.
Кажется, предложение посидеть в кафе становится для девушки неожиданностью, в глазах читается растерянность, когти медленно скрываются из поля зрения. Джин едва заметно переводит дыхание и повторяет:
- Кафе. Я не отниму много времени, если тебе все это, действительно, не нужно, я отпущу тебя.
Но сначала Лоре придется ответить на вопрос, что она собирается делать дальше, как представляет свою жизнь.
Джин сторонится, пропуская девушку в машину, торопливо садится на место водителя, будто боится, что одна минута промедления, и Лора передумает.

Кафе и правда уютное, вот только чего не учла Джин, что Салем за последние месяцы вынес слишком многое, и его жители совсем не рады соседству с мутантами. Это чувствует в каждом взгляде, каждой мысли, по-хорошему, уйти бы, но Грей обещала Лоре посиделки в кафе, а не в машине на парковке, да и что толку бегать от своего настоящего, сейчас так везде. Не заложат полиции и на том спасибо.
- Нам кофе и какой-нибудь сладкий тортик к нему, - Джин даже не смотрит в меню, не желая встречаться взглядом с официанткой, та насторожено смотрит то на рыжую, то на ее спутницу. А ведь по Лоре и не скажешь, что она мутант, но Джин примелькалась, да и паранойя у людей все больше расцветает. Обострения случаются не только весной.
- Чем ты собираешься заняться? Сейчас одиночкам небезопасно, хорошо бы иметь хоть какую-то связь друг с другом, если вдруг понадобиться помощь.

+1

7

Лора не относилась к тому числу людей, которым было неприятно или, более того, больно говорить про Логана. Нет. Она могла говорить об этом совершенно спокойно. Да, что-то всё равно неприятно покалывало, но не до такой степени, чтобы броситься на грудь первому попавшемуся прохожему и разрыдаться. Для неё это по-прежнему оставалось чем-то чужеродным и совершенно неприемлемым. Она не будет Лорой Кинни, если однажды сделает что-то подобное.
— Возможно, он видел в этом какой-то смысл. Но у меня его нет, — девушка говорила размеренно, спокойно, не растягивая гласные, как ей и было свойственно, как она и делала всегда.

Росомаха немного приподнимает руку, согнув ту в локте, опуская взгляд, чтобы рассмотреть собственные пальцы, что сейчас щекотали тонкие струйки собственной тёмной крови. Она задумчиво рассматривает тяжёлые капли, что, скатываясь, падали прямиком на асфальт, беззвучно разбиваясь и превращаясь в более тёмное пятнышко. Качнув головой, девушка вновь переводит взгляд на женщину-мутанта, сдвинув брови к переносице. Она всё равно решительно не понимала, зачем.. почему её хотят оставить в этой школе. Там что, мало других мутантов или некому приносить проблемы? Уж в это-то точно поверить сложно, потому что столько детей и ни одного раздолбая? Не бывает такого просто-напросто.
Темноволосая отступает на шаг назад и оглядывается. Всё ещё никого, но это только на руку. Джин звучит убедительно, говоря, что в противном случае не станет снова удерживать Кинни против её воли. И это прельщает, потому девушка соглашается, помедлив.
— Договорились, — обозначит своё согласие ещё и коротким кивком головы, она делает несколько решительных шагов вперёд, встряхнув обеими руками одновременно.

Кинни цокает языком, оказавшись в небольшой здании, которое лично она не находила уютным от слова вообще. Для неё понятия уюта было довольно-таки.. растяжимым и неопределённым, поскольку не считала, что именно это должно определять "пригодность" жилья для полноценного существования. Отодвинув стул от стола, девушка плюхается на него, закинув ногу на ногу, а руки сложив на груди. Она смотрела строго на сидящую напротив, не намереваясь заниматься изучением внутреннего убранства кофейни. Или что это, кафе? И уж тем более не обращала внимания на косые взгляды. Даже на самые откровенные косые взгляды, хотя, казалось бы, чувствовала их едва ли не физически. Всё-таки люди бывают существами мерзкими, если не сказать больше.
Официантка подплывает практически сразу, предлагая меню. Лора открывает странное подобие книгу, несколько секунд изучая страницу с разнообразным кофе. Ассортимент тут был пускай не очень большой, но интересный. Скептически изогнув бровь, Росомаха просто ткнула наобум, указывая таким образом на какой-то напиток. Им оказался кофе сорта робуста. "Горький, острый и несколько вяжущий вкус", как гласило описание. В принципе, годится. Наверное. Нельзя делать выводы раньше времени, даже если это касается вот подобных мелочей. Оставалось только надеяться, что официантка не принесёт двух кусочков тортика на разных тарелочках, потому что сладкое Лора не особенно жаловала и практически не ела. Собственно, ела она сама по себе мало.

Взгляд исподлобья устремляется на женщину с яркими огнено-рыжими волосами, а сама Росомаха наклоняет корпус чуть вперёд.
— Я собираюсь путешествовать, — уклончиво отвечает Кинни, тихонько кашлянув в сторону. На её руках всё ещё были видны кровоподтёки, что тоже привлекало внимание со стороны других посетителей. Наверняка. Но, опять же, кого это когда волновало? А последующие слова женщины Лора воспринимает как косвенный намёк. Мол, девочка моя, у тебя должны быть какие-то связи, какие-то друзья, а вот мы, школа, идеальная кандидатура. Она слегка прищурилась, не отводя взгляда. — Если мне понадобится помощь, то я смогу обратиться к вам. Кажется, школа иногда подрабатывает благотворительным центром помощи мутантам, — повела плечами.
Официантка вновь подходит, оставляя сделанный заказ. Младшая Росомаха определяет свою чашку и придвигает ту к себе, обхватывая обеими руками, будто желая согреть ладони. Но, благо, на улице было не настолько холодно. Смотрела Лора всё так же пытливо, внимательно, ждала, когда Джин всё-таки начнёт говорить о плюсах пребывания среди прочих мутантов. И ведь на самом деле было интересно послушать.

+1

8

Лора сейчас похожа на дикого зверька. Хищника. Росомаху. Это вызывает невольную улыбку на губах, которую Джин старательно прячет, опуская голову. Давит в себе желание протянуть девушке салфетку, чтобы та стерла кровь с пальцев, глушит чужие мысли. Люди думают громко. Когда они знают, что рядом с ними находится мутант, способный прочитать их мысли, они стараются думать о чем-то другом. Но все равно делают это громко. Джин отметает чужие мысли, ставит стену, сосредотачивается на Лоре. А Лора, похоже, готова в любой момент встать и уйти.
- Путешествия это хорошо, - слабо улыбается телепатка. – Всегда мечтала тратить все свое время именно на это. И быть врачом без границ.
А потом пришлось смириться, что ее место тут, в школе для одаренных детей потому, что она сама была одаренным ребенком. Стало как-то совсем не до путешествий, разве что по делам.

- Есть начальный маршрут? Или по принципу, куда понесет?
У Лоры светлая кожа, приятный овал лица и настороженный взгляд.
Определенно, Лора нравится Джин, хотя это скорее интуитивное ощущение. Или привычка протягивать руку тому, кто может откусить ее по локоть, если не понравится. Самоубийственная привычка, как и спасать страждущих, но избавиться от нее не выходит даже после смерти.
- На самом деле нет. Мы не благотворительный центр. Просто мутантом меньше, чем людей, зачастую, они оказываются в довольно затруднительном положении, когда общество гомо сапиенс их отрицает и отталкивает. Кто-то с этим справляется, как ты, кто-то – нет, и тогда они приходят к нам. К сожалению, рано или поздно всем нужна помощь. И мы никому никогда в ней не отказываем. Ты думаешь, что тебе это не нужно, сейчас скорее всего так и есть. Еще ты думаешь, что я тут в память о твоем отце, и это тоже так и есть. Но я бы пыталась остановить любого мутанта, который уходит из школы сейчас. И раньше-то все было не просто, а при Акте и Гидре…

Джин замолкает, когда подходит официанта. Благодарно улыбается дежурной улыбкой, ждет, когда та отойдет, оставив их с Лорой наедине. Чувствует взгляды и настороженность, но пока еще это не стало критичным, можно продолжить. Делает глоток из чашки, прикидывая, сколько у них времени до того, как кто-то скажет «фас». И сразу думается о том, что надо будет убедиться, что охранная система школы сейчас на должном уровне.
Так, на всякий случай.
Но вернемся к теме разговора.
- Лора, что это было? Там, в Детройте. Мне коротко рассказали, но я все еще как-то не очень понимаю. Пытаюсь осознать то, что нам грозит, если это все выплеснется за пределы города на другие места. У нас и без них проблем хватает, и одна из них та, что ты можешь попасть в беду в любой момент только потому, что ты такая, как есть.
Хватка Гидры на Нью-Йорке была велика, но Джин знала, что не только тут, но и в других крупных городах отслеживаются мутанты, требуют от них принятия регистрации. А еще и этот вирус. Вирус, черт. О нем тоже следует помнить.
- А еще ты можешь быть заражена вирусом. Он влияет на способности.

+1

9

Ей тут нравилось. Ну.. да, в каком-то смысле этого слова. Внутри кафешка выглядела вполне себе сносно, внутреннее убранство могло порадовать глаз, если не обращать внимание на всё остальное. Да, речь о других, окружающих людях. Пускай они достаточно быстро потеряли воспылавший интерес к двум мутантам, какой-то негатив и отчуждение всё равно можно было почувствовать, если чуть-чуть напрячься. Лора умела абстрагироваться. Именно поэтому не придавала никакого значения возможным мысленным человеческим оскалам, закидывая ногу на ногу, теперь откидываясь на спинку стула, сдув несколько прядок тёмных волос со лба. Расправив плечи, она цокает языком.
— Это путешествие не ради удовольствия, — поправляет Кинни, сразу делая акцент на том, что переезжать с места на место она собирается далеко не развлечения ради. Оставаться на одном месте слишком долго может быть как минимум просто опасно. Тем более, сейчас, когда едва ли не каждый третий человек знает некоторых мутантов в лицо. Росомаха не боялась людей, она не любила повышенное внимание. А потому таскаться с места на место было более притягательной перспективой, чем.. чем то, что может ждать в противном случае.
— Я собираюсь направиться в сторону Денвера, — без тени сомнения или замедления отвечает когтистая, считая, что скрывать это глупо. И не потому, что собеседница обладала способностями к телепатии, а потому, что прекрасно знала – никто за ней не последует. Ведь если Росомаха решит уйти, то она это сделает при любом раскладе. Даже против воли других.

— Я и говорю, благотворительный фонд, — хмыкает в ответ старшая Кинни, повернув голову к окну, слегка нахмурившись. Школа в любом случае помогала мутантам безвозмездно, пригревая у себя на груди всех обездоленных и обиженных, тех, кто не способен справиться с собственными способностями и возможностями. Жалкие люди, что не в состоянии разобраться даже в себе. Лора фыркает и вновь подаётся вперёд, слегка наклоняя корпус, складывая обе руки на столешнице, как обычно это делали детки-школьники в начальных классах. Только спина была немного ссутулена, разве что.
— Я не думаю о причинах, меня они слабо интересуют. Я сказала, что не хочу оставаться в школе. Но, — небольшая пауза, — если для вас и правда важен каждый мутант, то пускай Габриэль останется. Я не хочу брать её с собой, это может быть.. рискованно, — тихо кашлянув в сторону. Со стороны могло показаться, что Лора таким образом просто хочет "соскочить", как говорится, избавиться от нерадивой обузы в лице собственной сестры (а со званием сестры уже успела смириться), но это было не так. Она и правда не хотела возиться с Габи, чтобы мелкая также кочевала. Вот ей-то точно здесь должно понравиться. Мутант она разговорчивый, активный и непоседливый. Эта ещё зверюга её, так что.

На подошедшую работницу даже не смотрит. Однако как только та вновь уходит, хмурится сильнее, протягивая руку и касаясь подушечками пальцев горячей поверхности керамической посудки. Обречённый вздох. Качнув головой, девушка убирает несколько прядей волос за ухо, поднимая взор на Джин. Вот чего точно не ожидала, так подобного вопроса. Что же всё-таки произошло?
— Я точно не знаю, — на этот раз немного запоздало. — Слышала только, что их называли «Стражи», это целый проект. Спланированный поход против мутантов. Ракета с самонаведением, — Кинни заметно морщит нос, только после этого медленно придвигая другую чашку к себе. — Здоровенные роботы, — стараясь восстановить увиденный образ в своём сознании. Получалось неплохо. Какие-то детали стёрлись, но общая картина всё равно была понятна. И если Джин телепат, то ей даже не нужны были словесные описания. — Меня отправили на самолёт, — негромко причмокнув, смотря строго в чашку, склонив голову. Больше никаких подробностей. Больше ничего.
— Про вирус тоже слышала. Мало, но знаю, что он "отключает" способности, — рыкнув. Вот это и бесило больше всего. Какая-то срань лишает способностей. Со своими когтями Лора не намеревалась расставаться, потому что привыкла к ним. Да и не только. Они были удобны для использования. Любого, для любых целей. — Но не знаю, есть ли что-то, что может ему противостоять, — смотря на женщину исподлобья, будто бы требуя развития мысли. А вдруг существует антидот или что-то в этом роде? Тогда было бы неплохо узнать.

+1

10

- Кочевая жизнь не утомляет?
Хотя о чем она? Некоторым кочевая жизнь очень даже по нраву. А вот Джин, наверное, домашнее дитя, ей всегда нужен был тыл за спиной, место, куда возвращаться. Ее саму тянуло в поездки, очень давно, в прошлом, и несколько раз они с Ро отправлялись на машине по нескольким штатам, воображая себя Тельмой и Луизой, но без таких вот последствий, как в оригинале. Кстати, именно тогда Джин научилась ментально скрываться, что, впрочем, не мешало Чарльзу набрасывать на них мысленный поводок, отслеживая перемещения девушек. Не мешало тогда. Сейчас профессор вряд ли сумеет провернуть с воспитанницей этот номер.
Помнится, рыжую это ужасно бесило. Что поделать, периоды бунта случались у всех, и Джин не стала исключением. Но это быстро прошло. Спустя какое-то время она вернулась домой. К семье.
- Ничего не вижу в этом плохого, - пожимает Джин плечами. – Не зазорно принять помощь, когда в ней нуждаешься, гораздо хуже умирать на обочине, когда некому протянуть руку.
Возможно, это просто идеализм Джин Грей.
Возможно, это правда.
В любом случае, отказывать себе подобным в возможности обрести дом, Джин считала неправильным. Хотя глядя на то, что происходит с ее любимыми и близкими, она все больше задумывалась над тем, почему они приносят жертвы во имя благ тех, кого даже не знают?

Джин прячет вдох за глотком кофе. Не время сейчас для собственных сомнений, о них она пострадает потом, в тиши комнаты.
Просьба Лоры становится немного неожиданной. К своему стыду, Джин успела позабыть об еще одной мелкой Росомашке в стенах школы, об еще одной Кинни. Вот черт. Надо же так выбросить из головы все. Девочка была забавной, в отличие от других неразговорчивых представителей росомашьего племени. Питомец, конечно, был тем еще сюрпризом, но и с ним можно было ужиться.
- Конечно, Лора, никто не выставит Габи за дверь. Мы о ней позаботимся. Она будет в безопасности и с крышей над головой.
В какой-то момент Джин кажется, что уговаривать дальше бесполезно, что раз уж Лора просит за младшую Кинни, то остается только принять ее решение и сказать, что ей всегда будут рады в школе. Но подводить к этому Грей пока не торопится, сворачивая беседу в сторону случившегося в Детройте.

Образы и картинки в голове Лоры настолько яркие, она вызывает их на поверхность в процессе разговора, но Джин все же спрашивает:
- Позволишь?
Ей не нужно прикасаться к девушке, хотя обычно тактильный контакт создает иллюзию связи с человеком, в чью голову приходится лезть. Но Джин и так видит то, что хочет показать Лора, внутренне содрогаясь от нависшей проблемы. Господи, если это выпустят на волю, если они пойдут, действительно, ловить мутантов… в голове пролетают мысли о диверсии на заводе, полигоне, где там еще. Нужно собрать как можно больше информации, того, что дала Лора, мало, а большего девушка не может предложить.
Джин хочет сказать, что Лоре эти самые Стражи могут еще встретиться, но тут снова подходит официантка:
- Вы будете что-нибудь еще заказывать или счет принести?
Джин бросает недовольный взгляд на женщину, кривит губы в нахальной усмешке – вот значит как, вежливо просим наружу.
- Не знаю, посмотрим.

Черт. Это хреновая идея. Не стоит заедаться с местным населением, но быстрого обзора присутствующих достаточно, чтобы понять  - ничего они не сделают, и весь протест выражается в поступке официантки. Потерпят. Неожиданно приятно становится раздражать людей своим присутствием. И когда Джин снова смотрит на Лору, в зелени ее глаз джигу пляшут черти, позволяя прорваться настоящей Джин Грей наружу хотя бы в этом. Она не спеша пьет кофе.
- Вирус не отключает способности. Отключение подразумевает, что в любой момент их можно включить обратно, а геном блокирует в цепочке ДНК ген икс, лишая, таким образом, способностей…
Грей осекается. Ставит со стуком чашку на стол.
Твою ж мать. Вот теперь и правда проблемы явились.
Она торопливо находит источник негатива, даже нет, ненависти, осязаемой, горящей, злой. Группа из четырех парней прямо на парковке за окном, выбираются из пикапа, вооруженные битами, наверное, чем-то еще. Джин зло оглядывается на посетителей – кто-то из них вызвал подкрепление.
- Значит, вот как… как же мелочно.
Телепатка оглядывается на Лору:
- Прости, кажется, тут у нас поговорить не получится. Идем.
Джин даже бросает несколько купюр на стол в качестве оплаты, подавитесь, сволочи. А затем, без какого-либо стеснения одаривает всех присутствующих головной болью. Тем ее видом, которая ноет в висках тоненьким потоком, отравляя существование. Дня два ада им обеспечено.
Теперь бы уйти, но прямо на выходе их ждут милые мальчики.
- Поговорим, красоточки?

+1

11

Не утомляет ли? Глупый вопрос. Разумеется, что утомляет. А если так делать часто (читать: постоянно), то утомляешься вдвойне сильнее и быстрее. В ответ Лора фыркнула, демонстративно отвернувшись. Утомляет, но это её жизнь, к такой жизни она привыкла и не намеревалась её как-то менять, особенно в угоду кому-то. Наверное, даже если бы Логан сам сказал ей, мол, милая моя дочь, завещаю тебе остаться у этих прекрасных, добрых мутантов в школе для спасения собственной жизни и приобретения благополучия. Нет, отец, уж прости, но явно не в этот раз. Не в этой жизни и не при таких условиях. Да и слабо верится, что Джеймс мог сказать что-то такое. Из его уст это звучало бы.. странно? Да, ещё слабо сказано.
— Помогать другим – не зазорно, принимать помощь.. — Кинни осеклась. Чёртова Габриэль, из-за неё невольно начинаешь смотреть на мир немного иначе, становишься более терпеливым человеком, потому что "терпение" идеально подходящее слово для жизни этих двоих. Младшая Росомаха заметно скривила до того ровную линию губ. Не хотелось развивать эту тему. Всегда так было, что кто-то может принимать помощь от других, а кто-то – нет. И дело даже не в том, что этот "кто-то" считал такой поступок зазорным, просто не мог и всё. Словно что-то не позволяло. Может, чувство собственного достоинства? Но Лора последний человек, который сможет разобраться в этой эмоционально-чувственной составляющей. Не её это, вот совсем.

— Спасибо, — кратко и по-своему сухо отзывается девушка в ответ на то, что с младшей всё будет в порядке, потому что она останется в школе. И это хорошо. Уж ей-то там точно понравится. Другие дети-мутанты, которые не будут круглосуточно ворчать и просить её унести наконец вонючего зверька обратно на помойку, где нашла его изначально. Быть может, будет своя собственная комната, еда и хоть какое-то обучение основам. Разве не это ли мечта подростка, который практически всю свою жизнь также пробыл в роли кочевника? Кажется, неплохо. Главное, что о её благополучии беспокоиться не придётся. Если мелочь, конечно, сама не решит сбежать, а такое вполне может быть, потому что яблоко от яблони, как говорится.
— Без проблем, — пожав плечами. Лора знала, что Джин является той, кого принято называть телепатами. Ну, это такие навороченные мутанты, которые были способны не только читать мысли в чужой черепной коробке, но и наводить там свои беспорядки. Очень удобно, к слову. Но обладать чем-то подобным сама бы точно не захотела. Куда привычнее с когтями. Когти тоже способны решить немало проблем, особенно если знаешь, когда и как именно применить их в деле. — Но мне не хотелось бы снова встречаться с этими гадами, впечатления так себе, — даже не обращая внимания на то, что к их столику снова подошла очередная работница. Однако она заговорила. И тогда Лора не могла не обратить свой взор на неё. Такой же тяжёлый, способный убедить человека в том, какое же он на самом-то деле редкостное дерьмо. Но есть люди, которые в собственном превосходстве были уверены настолько, что полностью игнорировали существование обратных доводов. Кажется, в этом кафе было большинство именно таких. И Кинни, опять же, наплевала бы на всё, но Джин это, кажется, не очень нравилось, раз она в скором решила покинуть заведение.

— Но почему? — по началу она и правда недоумевает. Ну пускай они думают то, что захотят и так, как захотят, это их проблема и их головная боль (теперь ещё и в прямом смысле). Но женщина неумолимо вела к выходу.
Лора пропускает слова о способностях, принимая только то, что они не "отключаются" полностью, это уже хорошо. Самое главное, что когти безотказно функционировали сейчас. Росомаха чувствовала надвигающуюся беду, как чувствует её дикий зверь. Хищник знает, что на его территорию вторглись и знает, чем это обычно заканчивается. Победителем всегда выходит только один, а значит, другой должен распрощаться со своей жизнью, иначе не бывает. Поверженный умирает. Так что нет ничего удивительного в том, что Росомаха сразу же настраивается враждебно, когда слышит обращение. Повернувшись, она окидывает самых смелых презрительно-изучающим взглядом. Да, такое тоже умела. Пускай Лора была абсолютный ноль в выражении эмоций мимикой или словами, но вот глаза могли сказать о многом.
— С радостью, — практически мгновенно отвечает Кинни, разводя руки слегка в сторону. Адамантиевые когти не заставляют себя долго ждать, привычно лязгнув. Пара тяжёлых капель крови падает на асфальт, оставляя след присутствия. Их было четверо. Пфф, всего лишь? Вот это они называли "запугивать"? Чем, деревянными пальцами, которые можно было сломать пополам голыми руками? Полнейшая бредятина. Лора даже, кажется, забывает о том, что рядом с ней находится кто-то ещё. Что кто-то может быть против смертоубийства. Но Росомаха убийца. Как в живой природе, так здесь и сейчас. Потому, не медля, девушка с рычанием бросается вперёд, быстро сокращая расстояние, буквально напрыгивая на одного из смельчаков, без проблем повалив того на землю. Взмах левой рукой и два длинных когтя впиваются прямо в грудную клетку. Другая рука остаётся напряжена, чтобы в случае чего отразить нападение со стороны.

+1

12

Надо разойтись миром. Надо справиться без особого урона.
Надо уйти, пока это еще возможно.
Но все эти идеи рушатся на глазах у Джин. Она слышит звук выпускаемых когтей, от чего нервно вздрагивает. Но не успевает предотвратить происходящее. Время, кажется, замедляется, но на деле все происходит в считанные секунды. Крик Джин зависает в воздухе:
- Нет!
Но поздно. Чужая боль волной пробивает ментальный щит, заставляя вздрогнуть, ужас и страх за спиной превращаются в чужую панику, они не были готовы к подобному, да и сама Джин не была готова. Остальные трое замирают в ужасе, глядя на поверженного друга, Джин же пытается понять, сколько ему осталось.
- Скорую вызывайте, - рявкает она, но, кажется, не всем это понятно. Один из оставшейся троицы с кастетом кидается на Лору, но Джин успевает направить поток телекинетического заряда и отбросить парня назад. Удар об асфальт болезненный, но разве что сотрясение мозга будет.
- Было бы что сотрясать. Еще желающие? – повышает голос телепатка. – Нет? Тогда вызовите скорую, чтобы ваш друг имел шанс выжить.

Она бросается к скульптурной группе, кляня себя, на чем свет стоит. Как могла забыть, что Росомаха хищник? Как могла не подумать, что любая агрессия будет воспринята Лорой, а значит, ответ будет соответствующим?
- Лора, - тишина вокруг прерывается стонами раненого, но остальные зрители и участники шоу в шоке. Еще бы, хотели показать чертовым мутантам, где их место, а обломались сами со всей дури. Джин никак не могла понять этой логики: выйти с чем попало на существ, владеющих большими возможностями, что за идиотизм? Это же так наивно, особенно, когда не знаешь, что за мутант перед тобой. – По моей команде вынь из него когти, только осторожно. – Джин поднимает голову и кричит: - Мне нужно чем-то зажать ему рану!
Где скорая, мать ее? Почему так долго? Она почти чувствует, как умирает парень. Да, придурок, да, его бы наказать за это, но смерть слишком большое наказание для подобного, тем более, что никто не вынесет из нее урока.
Ей нужно спасти парня, попытаться хотя бы, чтобы потом переговоры с полицией были не такие напряженные. Впрочем, Джин и так знает, как ей придется говорить с этой самой полицией.
- Да что вы смотрите? Ждете, пока он умрет? Тогда осталось недолго ждать! Вы натравили его на нас, вы позволили ему это сделать, мы защищались, а он пострадал. Считаете себя правыми? Ради бога, я не буду вступать в полемику на эту тему, но дайте мне что-нибудь, что поможет задержать кровь!
Как ни странно, официантка, обошедшаяся с Джин и Лорой довольно не любезно, отмирает первой. Стягивает фартук с себя, неловко комкает и сует Грей в руку.
- Спасибо, - Джин прижимает ладонь к плечу раненого. Ей не нравится манипулировать чужими эмоциями, еще меньше ей нравится возиться с болью, после нее она себя чувствует вымотанной. Но нужен обезбаливающий эффект, пока он пришпиленный, как бабочка, к асфальту, а стоит вынуть лезвия из его груди, и все станет на порядок больнее и хуже.

Джин сосредотачивается. Она чувствует его боль и страх, улавливает череду мыслей, панических, он просто хотел защитить себя и друзей от того, чего не понимает, он просто хотел поступить правильно в своем маленьком мирке моральных понятий, которые ему привили родители, социум, новости. Джин могла бы это понять, но Джин не на той стороне, она просто заставляет боль утихнуть, но не облегчить совесть. Чувствует, как саму начинает разрывать мелкими уколами чужого эмоционального спектра, но не позволяет ему этого сделать.
Оборачивается к официантке. В зеленых глазах темнота, они почти черные, но вряд ли это стоит сейчас внимания. Где-то далеко слышится сирена скорой, слава богу, шансы растут, но им с Лорой надо уходить.
- Прижимай к его груди так крепко, как сможешь, пока не приедут парамедики.
Никаких лекций, увещеваний, уговоров. Хотят спасти жизнь одному из своих, пусть спасают. Девушка кивает, перехватывает дрожащими руками свой фартук, присаживается по другую сторону от Лоры, глядя на ее вторую руку с обнаженными лезвиями со страхом и опаской.
- Лора, убери когти. Осторожно, чтобы не началось сильное кровотечение. И иди к машине, - Джин сует в карман Росомахи ключи от авто. – Давай.
Сирены все ближе. Люди начинают отходить от шока.
Пора уходить.

+1

13

Когда-нибудь она сможет понять других мутантов, которые очень напоминали людей не только своим поведением, но и взглядами на жизнь. Одной из таких мутантов, как считала сама Лора, была Джин. Мисс Грей очень уж лояльно относилась к представителям человеческой расы, хотя они того совсем не заслуживали. По крайней мере, не все. Не вот эти точно. Кинни впивается острыми когтями в грудную клетку нападавшего (хотя он пока не напал, но точно сделал бы это) с утробным рычанием, давая понять, что зря он вообще вышел сегодня из дома. И уже хотела убрать руку, чтобы вонзить лезвие снова, но на этот раз "контрольным в голову", однако замирает, услышав оклик. Телепатка подходит ближе, а Росомаха поворачивает голову. Она слушается, потому что не знает, как будет правильно. Убить его быстро ударом в голову или позволить мучиться, истекая кровью? Она смотрит на Джин так, будто готовясь повторить ту же процедуру и с ней. Однако нет, ничего такого.. собственно, Лора довольно-таки часто выглядит таким образом, будто в любой момент вопьётся в глотку зубами.

Девушка всё-таки продолжает повиноваться и вынимает когти. Не так аккуратно, конечно, но всё же делает это, поднимаясь на ноги и отходя на несколько шагов назад, чтобы не мешать зевакам и дальше толпиться. На неё было обращено не меньше непонимающих, местами испуганных взглядов. В общем-то, испуганными они становились сразу после того, как натыкались на окровавленные лезвия, "вылезающие" прямиком из руки. Она стоит ровно, словно по команде "смирно!", смотря на то, как женщина пытается исправить ситуацию. И это после всего, что было? Ладно, те люди в кафе, они просто расплёскивали свой никому не нужный негатив, оставляя его при этом при себе, а вот это.. что было ценного в них, с чего бы за их жизнь можно было вообще хоть как-то переживать? Не понятно. Кажется, этого как раз не сможет понять уже никогда.
Звучно фыркнув, она разворачивается и отходит ещё дальше, когти пока что не убирая, подозревая, что в дальнейшем может случиться ещё что-нибудь похожее. Но нет, ничего такого. Ну ещё бы. Кто в здравом уме решится повторить такой подвиг? Особенно после того, как узрели результат.

Ключи от машины подкладывают в карман. За этим действом Кинни следит внимательно, настороженно, после поднимая тяжёлый взор на Джин.
— Зачем? — довольно-таки простой вопрос, который, исходя из случившегося, не требует пояснения, но несмотря на это Лора всё равно продолжает. — Зачем было спасать жизнь такого как он? Разве он чем-то это заслужил? — политика всегда была удивительно простой. Не все заслуживают жизни. А если не заслужил, то обязательно найдётся тот, кто её отберёт. И Росомаха никогда не чуралась брать эту "ответственность" на себя, потому что она может. Может сделать что-то подобное без колебаний. И делала неоднократно.
Когти всё-таки убирает. Медленно два длинных адамантиевых клинка втягиваются обратно. Несколько тяжёлых капель крови падают на асфальт, но на этом всё и заканчивается. Рваные ранки почти мгновенно затягиваются, словно ничего никогда и не было. На костяшках пальцев остаются лишь капли крови. Больше чужой, нежели своей.
Резко развернувшись, Кинни фырчит, слыша сирену. Кажется, это была скорая помощь. А где скорая, там обязательно рано или поздно всплывёт полиция. С ней Лора никогда не любила встречаться. Не то, чтобы люди там были какими-то особенными.. просто на удивление приставучие. Так что решительным шагом направляется в сторону машины, которая, благо, находилась не очень далеко. Выудив из кармана так услужливо подложенные ключи, темноволосая без проблем отключает сигнализацию и открывает дверь, плюхнувшись на переднее пассажирское сидение, сразу же начав рыскать по бардачкам. Нужно было найти салфетки. Сухие, влажные.. полотенца? Не важно, главное это найти. И находит. Уже начатую пачку влажных салфеток с запахом алоэ. Открыв, морщит нос из-за сильного запаха спирта. Ох, какой же он отвратительный. Вновь фыркнув, Лора неаккуратно достаёт сразу несколько штук, старательно избавляясь от следов крови. Она не знала, куда придётся податься дальше, что в этот раз решит Джин, но уверенность была только в одном – больше явно никаких походов по кафе.

+1

14

Джин поднимает на Лору удивленный взгляд – а можно задавать вопросы потом? Да, она могла бы ответить так, чтобы услышала ее только Кинни, но вся проблема в том, что мысленные слова не передадут интонации, не принесут понимания того, что бы Джин хотела донести до Лоры.
- Позже, - бросает она Лоре, продолжая возиться с невольным пациентом.
Скорой еще нет на подъездной дороге, когда Грей поднимается с колен. Она мысленно желает удачи неудачнику, спешит к своей машине, махом падает на сиденье водителя. Лора уже успевает распорядиться салфетками, но телепатка не обращает никакого внимания, оставляя следы чужой крови на руле. Потом разберется. Нога вдавливает педаль газа, они успевают уехать до того, как стоянка заполняется шумом скорой. Красная машина Джин слишком приметна, плохо любить яркие вещи, с ними никакой маскировки.

На вопрос Лоры женщина отвечает, чуть сбросив скорость. Она не понимает, куда едет, просто едет, хотя надо бы остановиться, чтобы разобраться, куда отправится Кинни.
- Нет, не заслужил, Лора. И знаешь, в первый момент мне очень хотелось толкнуть ответ про ценность человеческой жизни, но нет, это не тот ответ, который соответствует реальности. А реальность такова, что мы тут живем. И мало приятного, если местное население соберется под забором школы с вилами и факелами, будет скандировать и требовать прилюдного сожжения. – Джин переводит дыхание, давит холодное раздражение, расслабляет пальцы: спокойнее, нужно быть спокойнее. – Агрессия вызывает агрессию, это замкнутый, можно устроить бойню, можно устроить сумасшествие, реки крови, боли. Доказывать, что каждый получил по заслугам, но это ничего не принесет. Истребление друг друга наказуемо, Лора, хотя бы потому, что в процессе могут пасть все участники. И некому будет праздновать победу. К тому же, милая, их все еще больше, и они все еще способны уничтожить на, как расу, особенно на фоне потери способностей. Тот факт, что у тебя нет способностей, ничего не меняет, ты все равно остаешься мутантом, которого не примет общество гомо сапиенс.

Джин, наконец, жмет на тормоз, съезжая с дороги в специальный карман. Тянется к салфеткам, стирая засохшую кровь с пальцев. Ей еще предстоит решить проблему, а затем объясниться с Ро, намекнув, что дети сейчас не должны ездить в Салем, и вообще, хорошо бы усилить охрану школы.
Кровь стирается плохо, движения Джин становятся более раздраженными. Она бросает пачку салфеток, открывает было рот, чтобы выдать нечто банальное, что всегда есть более мягкий способ решить проблему, не надо начинать с убийства, но так и не говорит этого. Ее грызут сомнения, что, может, стоит оставить девочку на ее собственном попечении, но затем Грей приходит в себя. Нет, так нельзя.
- Если ты так будешь поступать, то все может закончится не в твою пользу, ты в курсе?

0


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [14.10.2016] Let's talk about it