ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     09-11.2016
08.04. В новостях
от Тони Старка коротко о том, что творится в мире, все еще продолжается и ждет своих героев первоапрельская шутка. Не пропустите Цитатник!
В игре: Гидра и ее бесславное правление подходят к концу, в Асгарде назревает Рагнарёк, и первые звоночки конца правления асов уже появились - корабль Нагльфар у берегов Аннаполиса все еще стоит. Стало известно, что к Земле приближается Феникс, мнение мутантов разделилось.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [13.10.2016] - Ты кто такая? - Я смерть, я делаю всех равными.


[13.10.2016] - Ты кто такая? - Я смерть, я делаю всех равными.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/Untitleod-1.1519597629.png[/AVA]

- ТЫ КТО ТАКАЯ? - Я СМЕРТЬ, Я ДЕЛАЮ ВСЕХ РАВНЫМИ.
http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://ipic.su/img/img7/fs/bll.1518717450.gif
Hel | Bruce Bennerhttp://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Самая обычная прогулка в самом обычном городе почему-то обернулась встречей со смертью. Ну или сказ о том, как Беннер справляется с неприятностями. Никак.

ВРЕМЯ
13 октября, день

МЕСТО
Аннаполис, улицы города, кофейная забегаловка

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Халк и Хель

Отредактировано Bruce Banner (2018-02-26 01:27:59)

+2

2

Сказать, что Хель была зла - не сказать ничего. Внешне это мало проявлялось, но белая, обжигающая ярость затопляла ее с момента, как она поняла там, у себя в Хельхейме, что часть ее царства просто исчезла у нее из-под носа! Неслыхано! Поначалу она подумала, что Асы каким-то образом пронюхали о долгосрочном ее "плане", пока что откладываемом в долгий ящик из-за некоторых обстоятельств, но то, что им абсолютно точно закрыт ход в Хельхейм, останавливало мысль на полпути формирования.  Даже сам Один, будь он неладен, не имел доступа в царство Хель без ее на то ведома и разрешения. И именно эта неизвестность встревожила не на шутку. А когда она, потянувшись за своими подопечными нитями некромантии, обнаружила их в Мидгарде(!), стало ясно, что девять миров учудили... нечто неслыханное. Как?! Ведь все было просчитано! До мелочи, до единого шага! И в Асгарде свершилась бы месть, столь долгожданный асами Рагнарёк, который сам Один и свершил своими же руками и дурной головой.
Она редко когда могла покинуть свои земли и мир, ее присутствие там требовалось почти постоянно, но сейчас был случай весьма неординарный и даже срочный, Нагльфар не рассчитан на то, чтобы оставаться без своей полноправной хозяйки. У него есть тактика и он будет ее придерживаться, что бы ни случилось. Равно, как и ее воины не склонны вести переговоры с теми, кого призваны захватить. Телепорт на судно прошел без проблем, но требовалось
а) разузнать, куда их закинуло по ветвям Иггдрасиля
б) быстро решить, что делать в связи с этим.
Никто не должен заподозрить в таком случае, что все это вне планов, хотя бы первое время. Зато вот асы абсолютно точно должны узнать, что их любимому Мидгарду грозит опасность. Хель подняла взор к затянутому серой мглой небу и тусклой желтой монете солнца, едва-едва пробивающемуся сквозь туман Хельхейма. Было бы забавно, кабы Фенрир проглотит и это светило. Погруженные во тьму и хаос люди наверняка ударились бы в панику, по большей части самих себя калеча и раня, убивая просто из страха. Она приняла бы их, как своих детей, право слово. Она уже почти любила тех, кто вот-вот станет ее слугами. И все же, придется самой выяснить, куда же их утянули течения Великого Древа.
Придерживая подол платья и поправив меха на плечах, Хель, опираясь на свой посох, сошла на берег. Пока что относительно тихо, лишь неподалеку слышен истеричный женский плачь и детские, чуть приправленные страхом мольбы не плакать. Иногда взрослые ведут себя, как сущие дети, а их отпрыски достойны славы мужей, что пируют в Вальгалле, потому как храбы были при жизни. Впрочем, у обеих деточек скоро не останется поводов волноваться о своей судьбе.
Знакомый мертвый ветер коснулся кожи, словно давая понять, куда лучше ступать сейчас - светящиеся непонятным светом вывески видимо лавок и таверн, видать, магией полны, но вот странность, ни капли ее, Хель, не задерживали. От чего ж тогда такое свечение? Она на пару минут задержалась под одной такой, поглаживая туман, раздумывая, насколько ж разительно тут все отличается от любого из девяти миров. А затем взгляд упал на дверь. Полностью стеклянную.
- Да полно, они что, ума разума лишены совсем? Где ж это видано - дверь стеклянная? Неужели никто их не грабит? И даже помыслов не имеет таковых? - посохом задела она дверь, думала, постучаться, а та возьми и поддайся на толчок довольно легко. - Еще и не заперта. Хм...
Мелодичный звонок вторил открытию, будто предупреждая хозяев о посетителях - остроумно и изобретательно, надо сказать. Впрочем, люди всегда слыли теми еще затейниками. Уже войдя в помещение, теплое, наполненное удивительно приятными запахами и каким-то очень смутным воспоминанием. Хель, впрочем, задержалась взглядом сначала на полнушке за стойкой, с тревогой глядевшей на туман за окном, а затея и на мужчине, уж не юнце.
- Земного вам тепла и света, смертные.
Она присела на жутко неудобный стул без спинки, совсем рядом с тем смертным, что был тут вторым по числу посетителем. Первый похрапывал, натянув шляпу на лоб, в углу таверны.
- Здесь эля подают хмельного, трактирщица? - спокойно молвила девушка, явно обращаясь к толстушке за стойкой, но тут же вновь обращая внимание на мужчину. - А ты, ужели не учила тебя мать, что надо на приветствие ответ держать?

+2

3

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/Untitleod-1.1519597629.png[/AVA]
Умирать — ужасно скучное и тягостное занятие.
Мой вам совет: избегайте чего-либо подобного.
Уильям Сомерсет Моэм

Это должна была быть обычная поездка в обычный день с самыми обычными целями. Брюс намеренно ухватился за просьбу Хэнка чтобы…убежать с базы. С каждым днем, после возвращения из Клетки Халка на него смотрело все больше детей и учеников. Иногда неодобрительно, иногда с подозрением, но чаще с испугом. Будто Брюс Беннер сию секунду превратиться в Халка и кровавая история с солдатами Гидры повториться. Он их понимал, более чем.
За первые пару дней для доктора мир перестал существовать, потому что он практически все время сидел у кровати Ксавьера, пока тот отсыпался. Сам Беннер почти не спал, отчаянно не желая закрывать глаза. Хватило уже. 
Сорок дней в море сломанного подсознания казались сущим адом, и в тоже время, выработала эту странную привычку быть рядом с Чарльзом. Молчать наедине, ощущая чувство комфорта просто потому что ты слышишь его дыхание. И была неловкость, которая толкала на старую привычку. Сбежать, оставить, уйти и не мешать. Не видеть никого, чтобы не причинять новый вред, новую боль. Особенно профессору.
И Брюс сбегал под любым предлогом. Камбоджа именно так и случилось, Брюс просто ухватился за нее как за глоток свежего воздуха и не прогадал. За почти три дня отсутствия мысли перевернулись с ног на голову, оказалось, что он больше не видит мир так, как раньше. Многие вещи потеряли смысл, а терпения стало еще больше.
Нервы постепенно превратились в оптоволокно, вызывая старое забытое чувство равновесия и спокойствия. Брюс Беннер больше ничему не удивлялся. Перестал быть дерганым и нервным, спокойно выдерживал взгляды Чарльза и его учеников. Все больше напоминая в глубине себя мальчика из прошлого, нашедшего в себе силы поднять голову.
Сломанная кукла снова ожила.
Поэтому возможность съездить в лабораторию Аннаполиса, штата Мэриленд стала поводом проверить себя в последний раз. Была еще одна причина, смерть одного из мутантов, близкого друга Чарльза, и Брюс знал, что во время похорон ему там не место.
Маленький городок встретил его непривычно теплым ветерком и солнцем. За эти неполные десять дней на Аляске Брюс почти отвык от этого, и…наслаждался искренне, давая себе возможность вдоволь побродить по улицам и заодно убедиться, что слежки нет. Джет пришлось оставить глубоко в лесопарке Мидленд, так что до города Брюс добирался случайными попутками.
Его никто не искал, не ждал и не преследовал. Брюс впервые почувствовал покой и уверенность в себе, почти мрачную, почти обреченную. Даже если страхи Ксавьера ожили, он поможет с ними справиться. Как справляется с Халком, удерживая его на поводке.
Мистер Грин немедленно отозвался. Раздраженным рычанием, лишь напоминая, что сила есть, они смогут, но то, по каким причинам зеленый здоровяк согласился помогать…Брюса это напрягало.
Так или иначе с профессором придется об этом когда-нибудь поговорить. Но не сейчас, когда они оба не готовы, и даже в глаза смотреть не могут друг другу без минуты стеснения.
- Ваш заказ, яичница с беконом и кофе, - Брюс улыбнулся полной официантке и протянул несколько смятых банкнот, стараясь казаться дружелюбным. Это был бы простой обед, попытка оттянуть возвращение обратно на Аляску, Брюс даже всерьез раздумывал задержаться в Аннаполисе на день, чтобы просто привести себя в порядок, постричься в конце концов, вернуть себе обычное лицо тихони-ученого, но, мысли обозвал мелодичный звон колокольчика.
Доктор по инерции поднял взгляд на нового посетителя и…так и замер, удерживая вилку в воздухе. В кафе вошла женщина, в очень странных одеждах, шкуры меха, рисунки на лице и шее, даже посох в руках. Мелькнувшая в голове первая мысль показалась Беннеру бредовой, глупой, нелепой и он сразу же ее отбросил в сторону, продолжая с любопытством и настороженностью следить за необычной девушкой. Ее костюм…а что если это просто какое-то ролевое увлечение? Вроде нового модного течения, из тех, что Брюс всегда упускал. Ведь наряжались же дети в костюмы Мстителей, когда они только появились. Халком даже пугали детей. Первое время, пока не осознали, что он действительно страшный.
- Эй, дамочка, вы, о чем вообще? – Стоило незнакомке заговорить, и еда в горле встала комом. Брюс с трудом проглотил вдруг ставший отвратительным кусок яйца и отложил наконец вилку на столешницу, теперь глядя незнакомке прямо в глаза.
Она говорила, как они. Она и выглядела как они.
Нет,нет,нет, не может быть. Бред какой-то. Брюс слегка склонил голову на бок, с полным опасением косясь на девушку, только сейчас замечая за стеклом витрины что на улице творилось что-то подозрительное. Зеленый туман никак не походил на какой-нибудь спец-эффект или внезапную смену погоды.
- А, да…приветствую, удивительная незнакомка, - Брюс нахмурился, решив почему-то подыграть чужачке. Даже если она не оттуда, а всего лишь безумная девчушка, играющая какую-то роль, стоить попытаться.
-  Вам...случаем ничего не говорит слово Асгард? Тор? Тессаракт? – Первые два слова должны были знать и обычные люди. Скандинавские легенды, и прочая ерунда, он сам читал в детстве тоннами подобные книжки, но о Тессаракте не знал почти никто. Кроме асов и жителей девяти миров, откуда действительно пришел Тор.
Если…Если эта девушка сродне леди Сиф, то кто знает зачем и почему ее сюда занесло? А нет, так и Брюс выдохнет спокойно. Потому что, ну не может же быть, что его опять постигла старая участь – сплошная неудача.
Семнадцатое несчастье Брюса Беннера. Еще более уникальная способность чем обладание буйным альтер-эго. Способность влипать в неприятности.
- Вы...не знакомы же с Тором, да? Леди Сиф? Огун? Вольштагг? – Если это все-таки какая-то нелепая игра и простой костюм, то девушка сочтет его помешанным на скандинавских легендах задроте. И Брюса это бы не смутило. Доктор только нервно снял очки, желая заглянуть незнакомке прямо в глаза.
Халк внутри вдруг зарычал, словно ощущая какую-то опасность.
Тише-тише, не сейчас.

Отредактировано Bruce Banner (2018-02-26 01:27:49)

+2

4

Хель повернула голову на вопрос трактирщицы и даже прищуром ее не удостоила, лишь смотрела прямым взглядом до тех пор, пока у той не отвалилось желание разговаривать с ней в подобном тоне. Тревога на лице человека сменилась страхом, та перекрестилась, прошептала молитву на незнакомом певучем языке и ретировалась за стойку. Что ж, место ей именно что там. Впрочем, Хель, все же, повторила:
- Так что из напитков крепких есть у тебя, женщина? - на стойке завертелась, брошенная легко, золотая монета, да и прохладная надменность в голосе сменилась вкрадчивой лаской. Все же, Хель снисходительной должна быть к смертным - они пугливы, не слишком сообразительны обычно и довольно слабы. Обижать таких не след. На стойке перед Хель появился малюсенький по меркам Хельхейма или Асгарда тем паче... как даже назвать-то это? На кружку не тянет, на кубок - тоже. Ладно, пусть будет кубок. Возможно, в Мидгарде не пьют из больших сосудов - об таких мелочах она своих подданных не расспрашивала обычно. Итак, смертный, что ответил на вопрос, таки обратил внимание Хель на себя вновь... теперь с ним решить. Ее улыбка при упоминании Громовержца стала слишком приторной, а про древний артефакт смертный вообще знать не должен бы. Хель и сама знала о нем не то, чтобы много.
- Кто ж не наслышан о могучих героях и их предводителе? Даже смертные Мидгарда и то о них ведают, как я погляжу, даже больше, чем думалось мне. А вот то, что ты знаешь о существовании даже древнейших артефактов, смертный... занимательно весьма, - теперь она разглядывала его уж внимательнее, - кто ты таков? - попутно взяв кубок прозрачный и поднося его к губам, принюхавшись. Странный запах, резкий, но будто дубами напоенный вековыми. Напомнил о настойках матери, чем вызвал у Хель короткое видение прошлого: сильная, могучая женщина с темными волосами, лес вокруг древнее древнего, да мох под ногами. Мать учила колдовать и чувствовать мертвых. - Что это?
- Это виски, мисс. Очень хороший виски, заметьте, - дрожащим голосом ответила на вопрос трактирщица и почему-то с тревогой глянула на посетителя-мужчину. Ох, бедняга... сердечко вот-вот не выдержит, без пяти минут ее подданная... нельзя же так, право слово...
Хель глянула за огромное, во всю и даже соседнюю с ним стену окно - и кто так строит? Ни укреплений, ни дверей надежных... Туман сгущался, клубился, жил своей жизнью будто, но был застывшим, не особо сдвигаясь дальше по улице. Мимо двери в таверну прошла целая семья с двумя детьми, они очень спокойно, уверенные, куда и зачем идут, двигались в направлении порта. Что ж, все идет, как и должно быть. Пригубив на пробу напиток, вдохнула резко, но с интересом посмотрела на темное золото напитка в кубке, затем подняла взгляд на уже седеющего мужа пред собою.
- Что это за селение? То, что Мидгард - ведаю. А как назван город сей?
- Ты это куда, старый дурень?! - резкий окрик вновь вызвал вздох. Они такие шумные всегда. Вот и сейчас женщина за стойкой встала поперек дороги, видимо, супруга своего, уверенно шагавшего на выход с какой-то сумкой.
- Нам надо спрятаться, Фаннита! Здесь опасно! Нам надо в порт! Быстрее!
- Вот же старый черт! Ты опять с утра втихую нажрался, что ли?! Какая еще опасность? Если ты про туман, то ты точно обкурился или пьян! Это просто туман! А ну, дыхни! Или это Альберто тебя косяком угостил? Ты ж с утра у него был в гостях!
Перепалка вызвала лишь улыбку и заинтересованность в женщине: оказывается, сильна духом, хоть страх уже и одолевает уставшее больное сердце, но воля в обычных обстоятельствах почти несгибаемая. Будет интересно понаблюдать за ней. И вот за этим, что сидит рядом.
- А ты не спешишь в... портовый район?

+2

5

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/Untitleod-1.1519597629.png[/AVA]
Неприятности имеют свойство
сыпаться на человека одна за другой.
Харуки Мураками. Вампир в такси

Брюс не знает, что сказать, что сделать, и как успокоить себя настолько чтобы мысли не растекались песком сквозь пальцы. Эта девушка асгардийка и это…не лучшая новость для обычного денька. Хочется немедленно сбежать, забыв про прибор, про эту странную встречу и этот странный туман за окном. Брюс слышит чужие голоса и ему все больше кажется, что там происходит что-то странное. Он медленно встает, не отвечая на вопросы незнакомки.

- Туман? Все дело в нем, да? Что происходит? – Ну уж нет, он уже попадался в такие необычные ловушки, и теперь любая хоть сколько-нибудь странная мелочь вызывает в Беннере на редкость сильный приступ паранойи. Но, судя по состоянию той же ругающейся парочки на улице, они целы, туман не выедает их кожу, и вообще это больше похоже на обычную семейную перебранку. Брюс в растерянности. Или он слишком много думает (что верно) или слишком стал подозрительным (что тоже верно). Клетка Халка еще долго будет аукаться Брюсу в обычной жизни, стоит вспомнить хотя бы попытки поговорить с Чарли. Они всегда заходят в тупик.

- Это штат Мэриленд. США. А город Аннаполис, - Брюс приоткрывает дверь кофейни пытаясь выглянуть на улицу, и сам не осознает какую ошибку совершает. Официантка, до этого косившаяся с опаской на странную посетительницу вдруг успокаивается, выставляет бутылку с виски на стойку и начинает снимать свой рабочий фартук. Он бережна к своей одежде, почти ласково и с грустью гладит слегка запачканную ткань фартука, складывая его на столешнице, а потом направляется к выходу, задевая грубо плечом Брюса, чтобы не стоял у самого входа.
- Что-то случилось? Вам плохо? – Брюс пытается ее остановить, но она только отдергивает руку гневно сузив брови, а потом разворачивается и уходит. На первый взгляд она совсем цела и невредима, только…почему это напоминает какой-то странный гипноз? Минутой позже просыпается и второй посетитель кафе, он так же любовно прощается с газетой и пасторонив Беннера рукой уходит в том же направлении, куда и официантка. Правда не торопливо, спрятав руки в карман брюк и даже походка вразвалочку. Кажется, Брюс даже слышит, как он свистит и его поведение уже не кажется таким странным. Вдруг ему в ту же сторону что и официантке?

- Ничего не понимаю… - Брюс еще несколько минут стоит с открытой дверью, запуская туман в помещение еще больше, но тут же возвращается к стойке, где все еще сидит асгардийка.
- Я Брюс Беннер, ученый. А вы? Почему вы оказались здесь? А не пошли сразу к Тору? Что-то случилось в Асгарде? Я его друг, – Ну, если еще и там у асов что-то не так, то мироздание точно решило свести сума всех сразу. Сначала война мутантов против Гидры, теперь еще это, а дальше что? Конец света?
Халк внутри не унимается, только сильнее отзываясь рыком стоит подойти к девушке ближе. Словно она действительно несет какую-то опасность, только вот…Брюс вообще не помнит, чтобы зеленый демон раньше так на кого-то реагировал. Даже Тор ему нравился тем, что его можно было бить. Он считал своим Чарльза (но это отдельная история), а теперь…он открыто выражает враждебность к гостье из другого мира.
- Почему я должен спешить в порт? Там...что-то происходит? – Может ли быть так, что она пришла помочь, как Тор? Это было бы кстати, но Тор ведь не раз говорил, что держит нейтралитет, а значит на него рассчитывать не стоит. Брюс заволновался по-настоящему, и не знает, что именно сейчас стоит сделать. Предупредить оппозицию? Позвонить Сиф и спросить, не ждут ли они гостей из своего мира?

Беннер. Уходить.

Халк почти никогда не говорит с ним напрямую и это….почти пугает, по настоящему, заставляя доктора осесть на стул рядом с девушкой, потеряно оглядываясь на бредущих за окном людей. Их становиться чуть больше, словно они собираются на какой-то парад или праздник, но Брюс уже даже слова сказать не может. От четкого присутствия громилы сводит даже челюсть.

В чем дело? Почему уходить? О чем ты…чего ты хочешь? Вопросов к себе самому не меньше, чем к этой незнакомке.

Отредактировано Bruce Banner (2018-02-26 01:27:28)

+2

6

- Это просто туман. Вся опасность у людей в их сердцах таится. Туман же... защищает.
Внимание к себе привлекает странная говорящая коробка, подвешенная в углу помещения, Хель подходит к ней, вглядывается в лицо человека, которого показывают лишь наполовину. Он, кажется, что-то о погоде рассказывает, появляется карта, Хель, прищурившись, запоминает каждую черту, каждое название на ней, находит то, что назвал растерянный смертный.
- Какое большое государство... Мидгард стал...
Мысль вслух, высказанную почти шепотом, она не доводит до конца, оборачивается вновь к смертному, что заговаривает вновь о Торе и Асгарде, вызывая в Хель еще больший интерес. Возможно - только возможно, - он окажется полезен. Хель улыбнулась ему чуть грустно, качнула головой, посмотрев на туман за окном, вздохнула.
- Тору и любому из Асгарда нет дела до меня или моих бед. И никогда не было, смертный. Зато вот я, - она делает шаг к Бреннеру, вглядывается в его глаза, - всегда заботилась о тех, кто слаб, кому не суждено опасть в Вальхаллу.
Она протянула руку, коснулась прохладными бледными пальцами его щеки и нежно провела по ней ладонью, впрочем, почти сразу отступая, чтобы не спугнуть.
- Ты муж учёный, так я поняла? - уже зреет план того, как этот человек способен ей помочь в ее же планах. - И как же ты связаться с Тором можешь? Ты друг его, сказал, но ты же человек, простой смертный.
Поверить, что Громовержцу вдруг дело есть до Мидгарда и людей, Хель не могла. Ему не было дела до трех детей, вернее, не достало сил и воли против Всеотца пойти до конца, так что ему до тех, кто и вовсе не обладает никакой силой? Она знала прекрасно, каким заносчивым и похвальбою живущим слывет Тор в асгарде - у нее были в подопечных и асгардцы.
Она посмотрела в сторону, куда шли люди за окном, улыбнулась чуть грустно.
- Там - ничего. Но там безопасно. Туман укроет от опасности тех, кто спешит в порт, скроет от демонов, что таятся на окраинах...
...души.
- Что ж, раз ты представился, пора настала и мне назваться. Я Хэла, Хель, что ведает Хельхеймом. Не многим уж в Мидгарде знакомом мое имя. Но ты, я вижу, знаешь и его. Что ж, я всегда восхищалась учеными мужами, что знают больше времени порой. так что, ты можешь передать посланье Тору, Брюс? Мольбу о помощи?
Она уже обошла всю залу трактира, пока говорила, разглядывая и дотрагиваясь до всего, что было вокруг. Отец рассказывал о мире этом, но она, словно ребенок, познавала его уже воочию. Но на вопросе вновь вгляделась в этого... Брюса, да? Она ведь не ошиблась?

+2

7

[AVA]http://ipic.su/img/img7/fs/Untitleod-1.1519597629.png[/AVA]
Бренность мира узрев, горевать погоди! Верь: недаром колотиться сердце в груди.
Не горюй о минувшем: что было, то сплыло.Не горюй о грядущем: туман впереди
© Омар Хайям,

Чем больше говорит незнакомка, тем больше Брюс…пугается. В этой девушке есть что-то такое необъяснимое, Брюс пока не может даже подобрать слово. Мистическое? Может быть. Он знает, что нельзя так воспринимать асов, потому что Тор совсем не казался никогда странным или даже вызывающим мурашки по коже. Скорее теплые чувства и уважение. Здесь же было что-то совсем другое.

- Это лишь один штат, страна гораздо больше, - Брюс удивленно наблюдает за действиями незнакомки и лишь автоматически поправляет ее. Она кажется заинтересованной всем, что видит в забегаловке, словно никогда раньше не была на Земле, но…может так оно и есть? Даже манера речи отличается от той, что была у Тора или Сиф. Брюс невольно хмурится, начиная подозревать что здесь действительно что-то не так.

Туман. Все дело в нем. Взгляд прилипает к витрине кафе, за которой зеленый туман становится гуще, почти перекрывая улицу и Брюсу становится не по себе. Он по-прежнему не испытывает желания и надобности покинуть кафе, потому что излишне в себе уверен, но тревога все равно маленькими капельками падает на затылок. По чуть-чуть, с каждым словом незнакомки.
Касание холодных пальцев вводит Брюса в транс, настоящую боевую готовность, он напрягается всем телом, буквально ощущая, как внутри Халк разворачивается, раскрываясь навстречу, угрозой возникая на подкорке сознания. Брюс даже вздрагивает, не понимая почему зеленый великан оказывается так близко. Ведь доктор даже не злиться, но демон готов защищать.
И…она вторглась в личное пространство, коснулась так почти интимно, что вызвало в Брюсе бурю эмоций. Единственный человек, который в последний раз трогал так, был чертовски далеко, на Аляске, и ему бы Беннер доверился, но не как ни..

Хель.

Все встает на свои места. Брюс только медленно приподымается со стула, стараясь внимательно следить за каждым движением девушки. Он ослабляет первые пару пуговиц на рубашке и щурится на асгардийку.
Хелла, мать мертвых, владычица земель Хельхейма, дочь Локи и великанши Ингиборги. Все это Брюс знает из древних легенд, и чем больше он вспоминает, тем сильнее стынет кровь в жилах.
- Мы воевали с ним, хотя и с ним дрались тоже, - Брюс склоняет голову на бок, разглядывая девушку теперь совсем по-другому. Как потенциальную опасность, нечто такое, на что, возможно, ему придется нападать.
И Халк внутри рычит одобрительно. Удивительно, но сегодня Брюс чертовски солидарен со своим зеленым демоном. Это волнение ощущается настолько, что Брюс даже сжимает руку в кулак, ощущая, как по коже растекаются зеленые вены. Это лишь преддверие настоящей бури, но первым Беннер нападать не собирается. Она ведь не выказала открытой враждебности.
- Я бы мог связаться с ним, если бы захотел, но теперь вижу, что делать этого не стоит. Ты сама ему не друг, да, мать мертвых? – В голосе доктора больше ни капли доброжелательности, только тихая настороженность.
- Что делает на самом деле этот туман? Я не верю твоим сладким речам, Хель. Ты выглядишь невинной, но я слишком хорошо знаю истории Асгарда, и что-то мне подсказывает что я сейчас чертовски прав, - Точнее кто-то. Халк уверен, Халк чувствует, как настоящее дикое животное, ведомое наводящим чувством. Было что-то такое, что позволяло монстру ощущать тот самый момент или то самое место, вроде шестого, а то и седьмого чувства. И пусть им обладал только Халк, Брюс точно знал после Клетки доверять в этом ему можно.

Беннер сражаться, Халк сражаться.
Нет, нет, погоди. Я хочу поговорить с ней. Хочу узнать…

Брюс даже не знает толком что именно, но эта встреча кажется была подстроена его же монстром. Словно он слышал ее за много миль заставляя остановиться в этом самом кафе. Если туман уже дошел до окраины города, то как долго здесь была сама Хель?
- Что ты делаешь на земле, Хель? Зачем тебе люди? Это ведь…как-то связано с тишиной на улицах, да? – Брюс указывает пальцем опять на зеленый туман и действительно, не слышит ничего. Вообще. Пугающая тишина мертвого города, ни звуков радио, ни моторов машин, ни голосов людей.

Отредактировано Bruce Banner (2018-02-26 01:58:09)

+2

8

"Штат... что это? Это подобно владению? Или холду?" - сейчас выяснять это не надобно, но пометку себе, еще одну, важную, она делает - узнать у новых подчиненных. Но этому, кажется, пока что есть. что сказать помимо того, что она потребует. Свои мысли еще есть... и это интересно - ведь туман должен был уже подействовать. Хель спокойно смотрит на обвиняющего ее мужчину, затем печально улыбается и качает головой отрицательно, отворачиваясь, проводя рукой по гладкой, отполированной сотнями посетителей стойке.
- Не друг. Но и не враг, если ты об этом, смертный, что бьется с Тором Громовержцем.
Она подняла взгляд и... рассмеялась. Ее назвали той, кто выглядит невинной. настолько правым смертный еще не был в отношении нее.
- А разве смерть виновна в том, что она смерть? - ласково спросила она в надежде на правдивый ответ этого и вправду забавного человека. - Ты даже близко не представляешь, смертный Брюс, насколько я невинна, - она вновь шагнула к нему, зная, что он или отступит, или отшатнется, была уверенна, что что-то в этом мидгардце страшилось ее так, как звери страшатся туманов Хельхейма. Инстинктивно, безудержно, с готовностью защищать самое жизнь в бренном теле. - Тебе неведомо, что сотворили со мной те, кто посчитали меня виновной лишь в том, что я родилась собою.
Никакого давления на жалость, но зато проявившиеся в голосе жесткие нотки как бы намекали на то, что не стоит кидаться обвинениями, в которых ученый ничего не смыслил, не знал всей правды.
- Туман? Это просто туман. Он также часть меня, как я - его, - Хель перевела взгляд на улицы, вновь шагнула к панорамному окну и вздохнула тяжко. Опять одни вопросы, обвинения, требования. Асы и люди в этом сейчас до жути похожи были: рубить с плеча там, где было бы уместным мудрое решение, приговаривать без суда, делать выводы на основании.... чего? Шепота безумных прорицательниц или надуманных легенд? какая разница? В любом случае, ни асы, ни люди не желали слушать и слышать. Так стоит ли тогда распыляться? Однако ж, будет забавно наблюдать за реакцией... - Он всего лишь дарит покой тем, кто стал моими детьми, моими подопечными. Иначе не нашли бы покоя души, попавшие в царство мертвых, Брюс Бреннер, муж ученый. Я есть Хельхейм, туман - есть я. Ты противишься самой сути смерти, и это хорошо, это правильно. Тишина - это смерть, знаешь, да?
Красивое лицо с одной стороны словно подернулось серовато-синей пленкой, сладкий до тошноты запах гниения начал заполнять помещение, когда Хель вновь обратила свой взор на мужчину. Она смотрела на Бреннера с сожалением и скорбью, но и улыбалась тепло, мягко, будто сейчас встретилась с давним и хорошим другом. Все рано или поздно станут ее подопечными. Все, даже эта нервная, метавшаяся в теле душа.
- Люди? Я люблю людей, - он мог слышать правду в этих словах, ведь она действительно их любила, как своих будущих чад. - Мне незачем нести им страдания, а мое присутствие здесь лишь предтеча того, что у вас зовется... конец света? Впрочем, мне и правда не нужен Мидгард, игрушка асов, да и только, - половина лица, тем временем, постепенно оползала, влажными синюшными кусками начинала отваливаться, сползать вниз и с влажными звуками падать на пол. Зеленый глаз также заволокло белесой пленкой, а затем он лопнул с хлюпом и потек на уже оплавленную гниением щеку. Рука, не державшая посох, потянулась к Бреннеру и кости, с которых также сползла кожа и плоть, белели в тусклом свете померкшего дня. - Я отпускаю тебя, ученый муж, беги, пока есть возможность, спасай любимых и живи, покуда Рагнарёк вступает в свои права! - она стукнула посохом о похожие на мраморные плиты и дверь распахнулась, намекая ученому мужу о пути отступления. - Мне не нужен Мидгард, смертный! - густым, низким, но четким голосом возвестила ему все еще на половину красивая девушка, касаясь костями пальцев своей щеки и очень грустно улыбаясь, когда те пропороли нечаянно слишком мягкую плоть и обнажили зубы черепа. - Мне нужен Асгард и его правитель: у нас остались вопросы, которые надобно решить здесь и сейчас. Беги! И все же, призови Громовержца! Но знай при этом, что тех, кто слаб, я не обижу - люди прекрасные творения, и они под моей защитой.
Она и шагу более не сделала в сторону Бреннера, зато восстанавливала гниющую плоть со скоростью, которая была похожа на перемотку пленки в обратном направлении.

+2

9

Жить вообще страшно.
Вы заметили, чем все это кончается?
Иосиф Бродский

Сладковатый запах гниющей плоти всего лишь на несколько секунд вызвал в Брюсе желание прикрыть рот, но с места он не двинулся, разглядывая девушку теперь…пораженно. Нет, не испугано, скорее страх не приходил только потому что душа Беннера скаженная жизнью с монстром внутри, еще не осознавала насколько могущественна мать мертвых. Она могла просто забрать его. Без всякого тумана, одним усилием воли, но…разве смерть приходит, когда ей захочется?
- Ты пришла на Землю и говоришь, что тебе не нужен Мидгард? Ты говоришь, тебе не нужны люди, но твой туман забирает всех. Они бегут к тебе, как мотыльки на свет. Разве так смерть должна поступать? – Она противоречила себе. Всему, что говорилось в легендах об Рагнареке. Ох, конец Асгарда. Но…причем тут Земля? Не смотря на опасность, не смотря на явное превосходство этой богини над ним, Брюс не чувствовал себя беспомощным, только…уязвленным.
- Что ты забыла здесь, в Мидгарде? Это не мир Тора и других асгардцев. Почему должны страдать люди? Разве смерть забирает раньше срока? – Он должен предупредить Тора. Должен его позвать, и, как никогда хотелось врезать Громовержцу, чтоб ответил за все то, во что была втянута Земля. Разве он не пытался ее спасти вместе в команде? А теперь к чему эти усилия. Брюс не понимал мотивов Хелы. Она просто пришла сюда и стала забирать всех, без разбора, называя своими детьми. Которые ей на самом деле не нужны. Что-то тут было не так.
- Не бывает так. Что тебе ничего не хотела. Ты здесь не просто так, Хела, мать мертвых. Ты пытаешься показать мне свою…природу? Ты страдаешь от того что ужасна? Тебе плохо? Ты обижена на своих соплеменников за их поступки? – Не смотря на безумную ситуацию, клокочущую злость и возмущение к поступкам девушки Брюс вдруг осознал, насколько может быть сложна ее личная жизнь. Если верить легендам, дети Локи страдали. Но…сама мысль о том, что у Локи были дети, о которых никто не знал, удивляла Беннера. С первой битвы в Нью-Йорке Локи казался ему не слишком зрелым умом для того, чтобы породить детей. Таких детей. Если есть Хела, наверняка существует и Фенрир и Ермунганд? Хела делает то, что она должна, но почему она демонстрирует ему свою жуткую природу, эту печальную улыбку? Не бывает печали без причины, не бывает боли без источника. Что-то должно заполнить твою душу так, чтобы ты в отчаянии воспылал ненавистью или любовью ко всему миру.
- Все чего-то хотят. У всех есть своя цель. И даже если твое предназначение быть предвестником Рагнарека, это ли ты хочешь, Хела? – Это было странно. Еще утром Брюс думал о том, что стоит просто подстричься и может купить новую одежду, раз уж он выбрался с базы куда-то дальше Аляски долгое время. А сейчас, сейчас он говорит со Смертью и пытается с ней договориться.
Брюс Беннер, просто хватит. Остановись. Дальше возврата уже не будет. Как глубока может быть твоя бездна несчастий, что ты даже ведешь беседы со Смертью?
- Я сообщу Тору о твоем приходе, Хела. И чтобы ты не делала, мое время еще не пришло. Даже если я не знаю своего будущего, даже если я смертный. Я не умру так просто и не тебе решать, когда я закончусь, - Брюс сжал кулак так сильно, что теперь ногти впивались в ладони царапая кожу до крови. В голове мелькнул образ Чарльза Ксавьера, ради которого теперь стоило жить. У него были цели, появился стержень, появился смысл в жизни. И впервые они с Халком были едины. Зеленый монстр только одобрительно что-то прогудел в голове и его присутствие чувствовалось особенно сильно. Словно он был готов вырваться на волю в любую секунду даже без решения Беннера.
Спокойно, здоровяк, не надо, я справлюсь. Но мистер Грин не слушает, не уходит, зеленые вены все еще не сходят с руки Брюса и он невольно их трет, прячет руку в карман штанов, не желая показывать своего увечья перед Хелой.
- Что…что они сделали с тобой? – Он даже не догадывается, что именно спрашивает и как глубоко этот вопрос может упасть. В саму Хелу. На мгновение страх все-таки приходит. Если она хочет мести, то все куда хуже, и ее разум просто ослеплен гневом, и Брюс как никто другой знает, что этому яду невозможно противостоять. Он поражает тебя в самую душу, выедая сердце до последнего. И даже потом гнев не уходит, оставаясь незримой тенью за тобой.
Она страдает? Брюс пытается осмыслить все слова Хелы, ее поступки, ее природу и даже их встречу. Она пришла зачем-то сюда. Даже если она в гневе, даже если у нее есть цель.
Она страдает.
И откуда только в нем это наивное чувство и желание понять всех и все, помочь, почувствовать чужую боль так, как свою?

+2


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [13.10.2016] - Ты кто такая? - Я смерть, я делаю всех равными.