ОБЪЯВЛЕНИЯ
АВАТАРИЗАЦИЯ
ПОИСК СОИГРОКОВ
Таймлайн
ОТСУТСТВИЕ / УХОД
ВОПРОСЫ К АДМИНАМ

Marvelbreak

Объявление

мувиверс    |    NC-17    |    эпизоды    |     09-11.2016
08.04. В новостях
от Тони Старка коротко о том, что творится в мире, все еще продолжается и ждет своих героев первоапрельская шутка. Не пропустите Цитатник!
В игре: Гидра и ее бесславное правление подходят к концу, в Асгарде назревает Рагнарёк, и первые звоночки конца правления асов уже появились - корабль Нагльфар у берегов Аннаполиса все еще стоит. Стало известно, что к Земле приближается Феникс, мнение мутантов разделилось.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [конец лета-осень 2016] Трудно быть богом


[конец лета-осень 2016] Трудно быть богом

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

ТРУДНО БЫТЬ БОГОМ
http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png

http://ipic.su/img/img7/fs/ezgif.1518136897.gif http://ipic.su/img/img7/fs/tumblr_mcybx2MbxX1qdfs7xo4_250.1518136930.gif
STEPHEN STRANGE | BRUCE BANNER | SIF | THOR http://forumfiles.ru/files/0018/aa/28/36613.png
Еще одно загадочное зеркало Кобик, оставленное в королевском дворце Преах Баром Реачеа Ваенг Чактомук. Величественное строение с кошмарным прошлым Камбоджо. Доктор Беннер решает буквально воспринять просьбу Тони Старка изучить загадочные аномальные зоны, и собирает целую магическую экспедицию, кто бы мог подумать что его выбор окажется злой шуткой судьбы. По ту сторону королевского дворца их ожидают своды другого замка, не менее выличественого и не менее древнего. ЛжеАсгард полон неприятных сюрпризов для Тора и Сиф.

ВРЕМЯ
конец лета-осень 2016

МЕСТО
Пномпень, Кхмерский королевский дворец Преах Баром

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ
Гордость и предупреждение, а еще Кровь, рубцы и бубенцы.

+3

2

— Ну вот и прибыли, — с таким воодушевлением, будто путь занял долгие дни, а не пару минут, половина которых была посвящена тому, чтобы уложить оборудование устойчивее, произнес Стефан, делая шаг на нагретые за день каменные плиты из искрящегося портала. — Чан Чайя, если не ошибаюсь. А я не ошибаюсь.
По сравнению с Нью-Йорком воздух в Камбодже казался густым, словно патока, несмотря на то, что постройка была открыта всем ветрам. Туристы наслаждались первозданной красотой райского уголка, скрытого плотной зеленой стеной, задерживающей и большую часть городского шума. Стрекотали цикады, открытую всем ветрам галерею окутывал аромат жасмина, к которому примешивался какой-то пряный, чуть горьковатый запах. В садах дворца все дышало умиротворением и спокойствием, настраивая на лиричный лад, но объясняться в любви было некому, разве что звездам, да и цель их здесь пребывания требовала иного настроя.
— Распаковывайтесь, доктор Беннер, - Стрэндж подхватил упавшую было штуковину, водруженную на самый верх технологического эвереста. - А я осмотрюсь, пока мы ждем кавалерию. Если кто-то нас заметит и будет возмущаться, зовите - я догов… - мужчина поперхнулся словом, - улажу вопрос.

Когда Вонг с выпяченным пузом и каменным лицом с неотвратимостью осадной башни надвигался на Стефана, тот по привычке начинал нервничать, но в этот раз азиат в коротких пухлых пальцах держал не брошенную (на самом деле стратегически оставленную) в неположенном месте книгу, а древний телефон-слайдер. Брезгливо, двумя пальцами, словно давно сдохшую мышь.
- Вонг, ты не мог бы сделать лицо попроще? Ты меня пугаешь. Я ведь знаю, что ты умеешь улыбаться, к чему скрывать?
- Нам его подбросили. Под дверь, - вместе ответа веско обронил помощник, почему-то выделив последние слова, как будто это было важно.
Пожалуй, таким голос говорят: “Твой пес нагадил на ковер. Опять”.
Стефан осторожно принял сотовый, думая, стоит ли его вообще открывать, в конце-концов каждый день в новостях предостерегают держаться подальше от подозрительных сумок и не звонить с найденных телефонов. Ладно, от того, что он просто посмотрит, ничего плохого не случится, правда? О том, что именно с этих мыслей начинается большинство неприятных историй, Стрэндж старался не думать.
Память телефона была девственно чиста, если не считать СМС с неопределенного номера: “Д-ру С.Стр.” И координаты вплоть до секунд. Стоило бы выкинуть телефон в окошко и больше о нем не вспоминать, но любопытство, необузданное любопытство первобытного человека, стучащего камнями и высекающего искры, которые подожгут лес, всегда было его слабым местом.
- Доктор, - с легким удивлением в голосе отметил доктор, выходя из портала где-то в Аляске, - у меня есть электронная почта, если вы вдруг не знали.

Осматривался чародей странно - замерев возле одной из колонн с полуприкрытыми глазами и слегка разведенными руками, которые вдруг перестала бить мелкая дрожь. Сейчас о сотне прошедших через Чан Чайю туристов обычному взгляду не напоминало ничего, но энергетические потоки все еще были сильно встревожены.
Резкая ломаная линия, маленький мальчик устал смотреть древности, смысл которых откроется ему нескоро: “Мама, я хочу писать!” И тут же, пересекаясь с первым следом, мелкая рябь раздраженной и смущенной несдержанностью сына женщины
Не то.
Плавная синусоида, окрашенная в изумрудно-голубые оттенки: “Он сделал мне предложение! Боже, как я счастлива, как я его люблю!”
Стрэндж слегка морщится и движением пальцев размывает слишком яркий, как вспышка пучка электронов на экране осциллографа, отвлекающий внимание след. Не то.
Не то. Все не то.
Резкое и короткое сплетение рук и резкий взмах в стороны, расходящаяся вкруг мистика волна перемешивает, размывает и выравнивает ауру места. И тогда ясно уже чувствует мелкую вибрацию, оседающую металлом на языке.

Отредактировано Stephen Strange (2018-02-10 20:23:11)

+4

3

Любимый мужской способ создать проблемы ближнему:
взять на слабо.
Василий Орехов

Просьба Тони исследовать аномалии Кобик стала единственной маячащей мыслью, чем-то важным, серьезным, чем Беннер сможет помочь, не угробив при этом парочку мутантов и сотню-другую людей.

Халк научился убивать. Целенаправленно.

Брюса почти отпустило. Но это почти, все еще витало в воздухе тонкой струйкой незримого дыма, оседая тяжелой ношей на плечах доктора. Прошла почти неделя с того момента, как они очнулись с Чарльзом после клетки Халка. В редкие моменты, когда Брюс слишком сильно углублялся в мысли, руки начинали предательски дрожать, но…он почувствовал, что может дышать. Сейчас главное не останавливаться, забить до самых краев себя работой, взяться за что-нибудь стоящее, опасное, настолько же безумное, как путешествие в собственный мир. Брюсу нужен был адреналин не для Халка, а для простого стеснительного доктора Беннера, который, кажется, теперь только так чувствовал хоть что-нибудь.
Собрать команду, людей готовых отправиться в неизвестный портал и увидеть там что-то…Это оказалось сложнее, чем думал Брюс. Из всего что он успел собрать по данным аномалии в Аляске, все порталы Кобик имели магическую природу, а здесь без специалиста или человека с особыми способностями никак.
О Докторе Стрэндже в какой-то нелепой шутке обмолвился сам Чарльз(ведь только с ним Брюс и говорил в последние дни), а потом образ о знатоке мистических наук прилип к черепной коробке настолько навязчиво, что Брюс не побоялся своей наглости и подбросил под порог Санктум Санкторум телефон с нетривиальным предложением выйти на встречу.
- Простите, доктор, но я понятия не имел что у вас есть электронная почта. Ну и потом…Вам бы все равно стоило посмотреть мне в глаза, прежде чем услышать то, что я собираюсь вам предложить, - Брюс и предложил, в ярких красках расписав все последствия (не исключено что трагические) и возможности(безгранично-магические), а потом присовокупил к этому гору оборудования, которую собирается тащить с собой и непременно двух богов(которые тоже собирается тащить, если откажутся). Ах, ну и еще была растерянность и простая просьба помочь. Что именно заставило Стрэнджа из всего этого списка согласится, Брюс не знал, но чувствовал себя так, будто угнал целый самолет с кучей пассажиров. С помощью одной зажигалки в виде глока.

С богами было как-то попроще. Странный телефонный разговор Сиф оборвала сама соглашаясь со смешком в голосе. Очень оставалось надеяться, что Тор простил Беннеру приключения с ракетой и взрывами, и отправляется следом за невестой не потому что хочет объяснить физику популярно где раки зимуют. Он уже видел. Хватило.
В Камбоджо было жарко. Почти так же как на Фиджи, и Брюс стойко встретил лучи палящего солнца удивительно тихо принимаясь за дело. О том, где именно в древнем кхмерском замке находится портал точно неизвестно, вся надежда было на чародея и его особое виденье энергетических потоков. Никакой закономерности в пропаданиях людей Брюс не увидел, но то, что дыра Кобик поглотила больше десятка (и не выпустила обратно, разумеется) было чертовски паршивым признаком. Именно этот факт послужил в главном выборе порталов, было еще два, но они оба находились в пустынях и вероятность столкновения большого количества людей с аномалией была крайне мала. А тут…тут просто Пномпень, да и откуда им вообще знать о случившемся? В стране часто пропадают люди и иностранцы.

- Доктор, я надеюсь вы помните об изначальной цели? Вы должны спасти людей, а я уж как-нибудь справлюсь с оборудованием и исследованиями, - Если не спекусь. Брюс присел на корточки отстегивая какой-то футляр с одним из приборов от большого контейнера. Как и обещал маг, на Беннера туристы, проходящие потоками через ЧанЧаю почти не обращали внимания. Хотелось надеяться, что в иллюзии, которую наложил Стрэндж Брюс не выглядел как-нибудь гастарбайтером. Вот только на детей, похоже, иллюзия не всегда работала.
- Сэр, а что вы делаете здесь? – Брюс удивленно обернулся, внутренне радуясь неплохому английскому, но вот детский голос вводил в ступор. Перед ним мальчишка, белый, в опрятном дорогом костюме и любопытством следит за каждым движением рук. И это то посреди главной залы, почти у трона Преах Барома. Между мальчиком и доктором было всего несколько ступеней и красный канат на цепях, а где-то там стайки туристов и вальяжно прохаживающиеся охранники. С оружием, конечно же. 
С некоторых пор Брюс очень подозрительно относился к детям и пистолетам поблизости.
- Ммм, реставрация объекта? – Похоже причина на мальчика впечатление не произвела. Он с сомнением покосился на большой голографический планшет в руках Брюса, а потом на какую-то антенну и некрасиво показал пальцем на чемодан с приборами, смутно напоминающими космические бластеры.
- Вы собрались ограбить дворец? – Да, непременно, и голову бы твою ограбил бы на все мысли. Беннер, это ребенок, не будь таким злым.
- эм…Доктор, мы собрались ограбить дворец? - Брюс не стал отвечать на вопросы ребенка и бесцеремонно подергал за красный плащ чародея, за что тут же получил легкий шлепок по рукам от оного.
Прелестно, только плащи меня еще не лупили. Хотелось, чтобы Стрэндж побыстрее нашел место портала, и где, все-таки, носило асов. От жары Брюс слишком быстро раздражался, хотя вот на плащ обидеться не получалось. Он намеренно еще раз дернул красную ткань и поспешно отскочил, вызывая у плаща волну возмущения в складках. За странной возней двух мужиков ребенок теперь наблюдал, разинув рот с неприкрытым детским изумлением.

Отредактировано Bruce Banner (2018-02-11 01:21:47)

+4

4

- Не выдумывайте, доктор, - с легким недовольством в голосе отозвался Стрэндж на назойливые подергивания мантии, выходя из поверхностного транса, - здесь все украдено до нас. Впрочем, в тронный зал вероятно придется вломиться, возмущения в стороне главного архитектурного комплекса. Мальчик, - маг помахал кистью руки, отгоняя ребенка, - ступай по своим делам, мальчик
- Неа! Мне с вами интересно.
Стефан несколько опешил от этой непосредственной наглости, затем склонился, оказавшись с ребенком нос к носу, ненадолго всмотрелся ему в глаза и вкрадчиво произнес:
- Чеши отсюда, шкет, пока я не рассказал твоему отцу, что именно ты нацарапал на резиденции королей, которой почти двести лет.
Угрозы возымела действие. Впрочем, несложное заклинание для отвода глаз рп действовало не только на глазастых детей, но и некоторых взрослых, если активность их мозга была высока. Нужно было очистить место действия от лишних глаз и потенциальных жертв науки. Пробежав взглядом по людскому скоплению, он безошибочно выделил гида-вожака и устремился к нему, касаясь двумя пальцами его виска и вкладывая в разум простую мысль: увести людей из ставшей вдруг небезопасной зоны.
- Оперативнее, оперативнее, - поторапливал Стрэндж подчинившихся организаторам туристов, - утечка газа… метеослужба - сильнейшие вспышки на солнце… из королевского зверинца сбежал тигр... деньги за билеты вам вернут. Или нет.
Восприятие большинства даже не пришлось подправлять, люди и сами были готовы поверить в грозящую им опасность, додумывая детали. Когда последний турист скрылся за зеленой изгородью, Стефан раздосадованно выдохнул.
- Вы только поглядите, Брюс, уровень критического мышления не просто равен нулю - он отрицательный. Феноменально. И так… - Стрэндж по давней привычке глянул на часы, которые он носил в качестве талисмана, так как их циферблат был безнадежно разбит, поднял глаза к небу, - дело движется к вечеру. Пожалуй, это была последняя группа на сегодня, так что можно не торопиться. Вам помочь?
Заинтересованно изучавший оборудование ученого, мистик не заметил, как за одной из колонн шевельнулась тень - короткая, словно ее отбрасывал карлик.
Или ребенок.

+4

5

... Впрочем, отвлечься от созерцания хитроумных приборов им все-таки пришлось, когда снаружи, откуда-то прямо из глубины пылающего, словно костер, предзакатного неба к подножию храма упала яркая молния, осветив две фигуры, стремительно спускающиеся, почти падающие вниз из безоблачной выси. На сей раз Тор Громовержец был в своем фирменном красном плаще, и сверкал асгардской броней, словно внизу их с Сиф уже ждало телевиденье, чтобы снимать прибытие божества.
Впрочем, отсутствие кинокамер и корреспондентов со смешными палками, которыми они так любили тыкать в лицо, компенсировалось присутствием Стренжа. Уж кто-то, а этот мидгардец мог бы дать сто очков вперед по понтам самому тщеславному из асгардских вралей, и не спасовать перед ним было делом чести для сына Одина. К тому же на сей раз дело, похоже, было поинтереснее, чем гонять по углам железных болванов, порожденных неосмотрительным гением Тони Старка.
Гулять так гулять.

Стоявший за колонной мальчишка аж рот разинул, глядя на то, как асгардцы приближаются к храму; он даже забыл о том, что нужно скрывать свое присутствие от двух дядек, один из которых был похож на полоумного ученого из какого-нибудь сериала, и вовсю копался в жедезках и всяких приборах, а второй... второй был и вовсе похож на Круэллу Девиль, если бы той вздумалось поменять пол и вырядиться в полинялый ковер и шмотки из Assassin's creed.
- Ты - Тор?- вылезая из своего убежища, воскликнул он, заступая дорогу новоприбывшим; он даже приплясывал на месте от восторга, не сводя глаз со сверкающей брони и высоких шлемов асгардца и его спутницы.- А это с тобой кто, Чудо-женщина, да? Она ж, вроде, с DC! Тот мужик сказал, что собирается грабить храм, ты для этого здесь? Остановишь его? А еще у них какие-то странный штуки с собой, вроде тех, что наш учитель по физике хранит у себя в кабинете. А где твоё лассо?- обратился он уже к юной воительнице.- И костюм у тебя сегодня другой. Ты чего, маскируешься, да? Говорят, в будущем году будет про тебя кино, ты придешь на премьеру? А между собой вы деретесь? Потому что у тебя молнии, и она тоже может... А я тоже вырасту и стану супергероем! Возьмете меня в команду?
- Слушай, парень,- не выдержав этих радостных воплей, Одинсон остановился, бросив смеющийся взгляд своей спутнице и движеньем руки призывая ее чуточку потерпеть и не отрывать сразу голову любопытному маленькому мидгардцу лишь за то, что тому неизвестно, что никакой "чудо"-бабе не сравниться с асгардской воительницей.- Это не тебя там мамаша искала? Причитала так, будто тебя болотный чибис сожрал, да еще отрыгнул, что осталось, у порога вашего дома. Гляди, настоишься в углу, пока твоя супергеройская задница не пройдет от ремня.
При этом известии пыл юного поклонника разом угас.
- Меня,- его плечи поникли, а нос как-то сам по себе издал всхлипыванье, не очень похожее на клич будущего спасителя человечества. И то! угроза предстать перед разъяренной матерью в этот момент казалась бедняге куда как страшнее, чем в одиночку забороть хоть десяток чудовищ, будь это даже пузатый чибис.- Ох, и влетит нам, когда она сюда доберется.
- Нам, слышишь, Сиф?- с усмешкой повторил Громовержец, повернувшись и приобнимая свою спутницу за плечо.- Ну что, чудо-женщина, отведем будущего героя Мидгарда к его родителям, пока нам не сняли головы и не насадили на забор? Эй, Стренж! Начинайте пока, мы скоро вернемся!- рявкнул он во всю мощь своих легких, взмахивая рукой и движением головы показывая, что у них есть срочное, а, главное, очень важное дело на подступах к храму.
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0017/90/c0/16420.png[/AVA]

+4

6

Сдерживая смех, воительница торжественно кивнула. Мол, так и есть, самая настоящая чудо-женщина во плоти, и в доказательство своей реальности потрепала постреленка по вихрастой макушке.

Восторженно раскрыв рот и задрав голову, тот блестящими от возбуждения черными глазами, казалось, впитывал в себя и сияющие доспехи асов, и алый плащ Громовержца, и меч – настоящий меч! – за плечами Сиф. И, разумеется, молот с электрическими молниями. День прожит не зря, даже если и попадет от матери.

– Беги домой, – произнесла Сиф и драматически приложила палец к губам, – только, чур, никому ни слова. Справишься с первым заданием? Потому что ты угадал, и мы здесь по важному делу, пришли по следу двух злодеев.

Мальчишка выпятил тощую грудь и пискнул нечто совсем нечленораздельное, но справился с собой и радостно выпалил:

– Я так и знал! Знал! Я сам про них догадался, а то чего один в углу шу-шу-шу тишком, а другой такое про меня сказал... – тут юный следопыт засмущался, решив, что некоторые факты его биографии супергероям знать не нужно, и переключился на более важное. – А если ты молнии пускаешь, то подзарядка к телефону тебе не нужна? А кто быстрее, ты или самолет? А ракету обгонишь?

Он остановился перевести дух и немного приуныл, вспомнив, что рассказать о встрече никому нельзя.

– Совсем-совсем никому? – спросил он с такой скорбью в голосе, что мог разжалобить каменных драконов. – Даже Рами? Это мой лучший друг.

– Рами – можно, – смилостивилась Сиф, – но завтра. Обещаешь?

– Обещаю. А можно я останусь посмотреть, как вы тех злодеев... того? – воспрял упавшим было духом малец. Откусив палец, отрок возжелал получить и всю руку.

– Можно, – Сиф не повела и бровью на маневр малолетнего вымогателя. – Только кого там мама ищет, не напомнишь?

Мальчик душераздирающе вздохнул и под строгим взглядом воительницы покорно поплелся к выходу из храма, то и дело оглядываясь через плечо, накрепко запоминая все подробности облика двух асов, чтобы завтра во всей красе похвастать перед другом. Чем дальше он уходил, тем все более красочными деталями обрастал его рассказ, и за несколько шагов от дома в его воображении он уже бок о бок бился вместе с могучим Тором, вязал запястья побежденных суперзлодеев веревкой от лассо чудо-женщины... Где все-таки оно? Наверное, обвязано на поясе под доспехами.

Сиф закатила глаза и чувствительно пихнула Громовержца в бок, милосердно проглотив едкий комментарий о новом поколении мидгарских поклонников могучего Тора Одинсона. Помнится, несколько сот лет назад они были постарше и носили бороды.

– Пошли?

...Звонок Брюса Беннера стал для воительницы неожиданностью. Странный приборчик для связи в Мидгарде доктор с некоторым смущением вручил Сиф после их небольшого приключения в Нью-Йорке. Ну, относительно небольшого – город остался цел. Способ сообщения был примитивен и полностью зависел от внешних ретрансляторов, нуждался в постоянном пополнении энергозаряда и денег на специальном счете, как объяснил ей Бальдр, который за время своего земного житья неплохо освоил местную технику. Сотовый мог сломаться, потеряться, боялся воды, боялся огня... В общем, неудобно, ворон и правда надежней.

Однако земляне пользовались повсеместно именно такой связью, и Сиф приняла дар, не желая обидеть союзника. Как Тор ни объяснял, в надежность воронов почему-то никто из мидгардцев не верил.

И вот, спустя почти полтора месяца телефон зазвонил, точнее оглушительно грянул «Полет валькирии». Сиф сначала схватилась за меч и лишь потом нажала зеленую кнопку приема. Видимо, поэтому ее голос показался Брюсу недостаточно серьезным, и он со всем пылом целых две минуты распинался о неотвратимости угрозы, межпространственных колебаниях, то и дело переходя на специфический жаргон физиков-ядерщиков. Во всём этом не было нужды – Сиф знала, что поедет в Камбоджу, едва лишь услышала слово «портал». Не поедет, полетит.

И вот они здесь, но где же межмировая червоточина?
[AVA]http://sd.uploads.ru/1YUDk.jpg[/AVA]

Отредактировано Sif (2018-02-11 18:13:17)

+4

7

Когда нормальный человек ищет иголку в стоге сена и рано или поздно её находит,
он успокаивается. Гений в отличие от нормального человека
попытается найти все возможные иголки.
Альберт Эйнштейн

За прибытием асов Брюс наблюдал тихо, продолжая дотошно возиться с приборами и лишь хмыкнул, услышав отдаленный голос Тора. На удивление его спутники обладали куда большим терпением, и мальчишке досталась даже возможность соприкоснуться с важным событием – Тор собирался поймать двух злодеев. Брюс невольно покосился на точеный профиль Стрэнджа и улыбнулся с готовностью протягивая ему один из приборов.
- Думаю, ваша помощь понадобиться. Пока вы пытались найти портал, я решил воспользоваться своей магией, - В руках Беннера мелькнула трехмерная голограмма дворца, удивительно точно повторяющая зал, в котором они находились. Даже две маленькие фигурки – «грабители», стояли зеркаля движения мистика и ученого. Брюс с улыбкой указал пальцем на какие-то маленькие кругляшки, которые он спокойно прицепил, когда все возились с мелким.
- Это высокочастотный сканер. Не спрашивайте, доктор, я выгреб все что только смог, и еще немного у профессора Ксавьера, - Почти все, и даже больше, что очень не хотел отдавать Хэнк, но с Чарльзом и Брюсом спорить бесполезно. Одному достаточно улыбнуться, а второму пообещать тонну информации. Забить эфир всевозможной научной ерундой Брюс умел даже лучше Старка.
- Короче, если я правильно все понял, ваши слова про тронный зал совершенно точны! – Щелчок пальцев в сторону громоздкой двери, ведущей в тронную залу. Вот только она была закрыта для посещения туристов, а судя по герметичной двери и специальным приборам слежения и сканеров, там действительно хранилось что-то более-менее дорогое. Трон, например. Хотя Брюс и его считал подделкой, потому что: а) Стрэндж прав, все давно украдено, б) он уже запустил туда маленького дрона.
- У меня не получается взломать все эти штуки так быстро, как у Тони, хоть я и инженер, - Беннер встал с пола и удерживая в руке копию дворца дошел до массивной двери. Смотря куда-то в свой голограм.экран он отжал несколько кнопок на электронном замке двери и….та просто отъехала в сторону, что вызвало у Брюса искреннее удивление.
- Мне казалось, это займет больше времени… Доктор, пожалуйста, - Приглашающий жест для чародея, ясно дающий понять что дальше Брюс полагается уже на его особое зрение, и какие уж тут приборы. Хотя показатели сканера скакали как безумные, стоило войти в комнату. Брюс тяжело вздохнул, окинув грустным взглядом темное помещение королевского трона. Куча высоких колон обнесенных стеклом (не иначе с древними письменами и рисунками) и в самом конце под таким же стеклянным колпаком какой-то полу обвалившееся каменное кресло, сплошь усеянное рельефами сношающихся животных разных мастей. Культурненько.
- Полагаю...где-то здесь? – Темные помещения не внушали Брюсу доверия. Он слышал четкий шорох в самой тени колон, будто чья-то фигура скользнула там, пропадая на мгновение среди каменных химер. Идти в сам зал Беннер даже не собирался, только молча вернулся к горе коробок и кускам каких-то железяк принимаясь собирать их на манер портативной антенны. К этому моменту наконец-то вернулись асы.
- Тор, Сиф…- Брюс встретил асгардцев с широкой улыбкой и двумя толстенными трубками в руках. Они смутно напоминали современные телефоны, только были куда пузатее и имели всего две кнопки.
- Рация. Если что-то случиться, это средство связи. Я уже…нагулялся по бескрайним просторам, без этого туда никак. Работать они будут, - Пресекая все вопросы об их эффективности в другом измерении Брюс молча сунул в карман рюкзака еще две таких же рации. Видимо для них со Стрэнджем.
- Я понимаю, что почти вам ничего толком не рассказал, но поверьте, у меня не было на это времени, - И сил. Я выдохся. Наука хоть как-то дает дышать. Конечно ничего никому Брюс объяснять не стал, хотя наверняка бы Тор заметил каким…измученным выглядел доктор по сравнению с последней их встречи. А может быть и Сиф. Волосы Беннера заметно посидели, а взгляд почти выцвел, выражая разве что мрачную собранность. Хотя он честно пытался шутить и улыбаться, но и эти эмоции выглядели даже не попыткой что-то скрыть, а простой имитацией чувств. 
- Первая задача вернуть людей. По данным Тони там около 10 человек. Из них один ребенок, - На планшете Беннера мелькнули фотографии жертв, - Там, в портале…Может быть что угодно. Я пытался объяснить Сиф и уже расписал доктору все перспективы. Там не идет наше время, мы можем пробыть там хоть десятки лет, но все равно вернемся к начальной точке и...Все что случится там с нами, останется здесь. Дыру надо залатать. Я предположил, что ее можно схлопнуть как сверх-нову 2 типа. Она же core collapse. Что-то вроде…найти мощный источник энергии и бум, - Физик сложил ладони лодочкой изображая эпицентр и при этом улыбнулся. Практически как ученый-маньяк только и ждущий возможности поиграться с чертовски опасными игрушками.
- Бомбы я собрал, но не уверен…насколько этого хватит, - И сказал это так, словно нет ничего такого в намеченном плане. Ну подумаешь, небольшой бум(очень большой), ну подумаешь неизвестное измерение, на этот случай у них целых два бога и волшебник способный уболтать мертвого.

Отредактировано Bruce Banner (2018-02-13 04:05:42)

+4

8

На слова спутницы Тора, по всей видимости его боевой подруги Сиф, Стрэндж только прищурился, сложив руки руки на груди, но когда асы отошли, конвоируя мальчишку к его растяпистой мамаше-растеряше, щелкнул пальцами, вызвав маленький вихрь, метнувший ей в лицо ее длинные волосы и обдавший охристой пылью. Оправдывая новоявленное звание злодея, вероятно. Ребячество, конечно, но, похоже, это было заразно.
- Идеалистическая картинка, не правда ли, доктор Беннер? - хмыкнул маг, поглядывая на удаляющиеся силуэты. - Никогда не видел себя отцом семейства, а вот его высочество этой ролью, кажется, не тяготится.
Стрэндж вернул свое внимание ученому с его оборудованием, с интересом наблюдая за сканированием местности и последующим воспроизведением рельефа на голографической приставке, даже пару раз взмахнул рукой, забавалясь тем, как маленькая фигурка повторяет его жесты. В направлении тронного зала голограмма как будто становилась плотнее, видимо это и подсказало физику местоположение портала.
Пока Брюс уговаривал пещеру Али Бабы отверзнуть свои уста, доктор внимательно изучал приборчик, который Беннер торжественно ему доверил, но так и не смог догадаться, для чего он и как его использовать. Мистик не стал говорить, что он мог бы быстрее и проще провертеть портал в стене, в конце-концов какая разница, как они попадут внутрь? Хотя, так даже лучше, кто знает, как близость крупного портала отразится на локальном проколе пространства.
Когда двери отворились, Стефан безропотно вошел первым, беглым движением пальцев пустив вперед себя поисковый импульс, служивший примерно тем же целям, что и сканеры ученого, только выводящий “информацию” не визуально или на сетчатку глаза, а воздействующий на иные органы чувств. Отдаленную аналогию можно было бы провести с летучей мышью, но пример оказался бы слишком примитивным.
Выслушав вводную от Беннера, мужчина прицепил к широкому поясу рацию, отвесив щелбан мантии, любопытно потянувшейся полой к новому для нее предмету.
- Я только замечу, что так же не являюсь Тони Старком, - с легкой иронией в голосе начал Стрэндж, уверенно удалясь в погруженную в полумрак залу, - а докторскую степень имею в области медицины. Поэтому жду инструкций. Что мне с этим делать? Поднять повыше? - маг воздел руку с приборчиком к фигурному потолку. - Так хорошо?
Впрочем, Брюс мог не отвечать, Стефан его уже не слушал, полностью поглощенный тем, что открылось ему, стоило только запрокинуть голову.
Расплывчатое пятно червоточины больше всего напоминало огромную кляксу, вот только цвет ее определить было невозможно. Оттенки постоянно менялись, а при попытке всмотреться начинали болеть глаза.
- Интересно… вот почему он ощущался так странно, - бормотал под нос маг, пятясь в сторону колонн. Встрепенувшись, он выбросил руку вперед в предупреждающем жесте. - Так, не спешите. Что ж, могу нас поздравить, пробой в пространстве мы нашли - он в трех метрах над полом, горизонтален земле. И, похоже, нестабилен. Не представляю, как туда могли угодить люди. Разве что…
Портал вдруг выбросил протуберанец, мазнув им по застекленной колонне; раздался тихий вибрирующий звук, свободно прокатившийся по пустующей зале.
- Ах вот как. Ясно. Я сейчас постараюсь сделать его видимым, доктор Беннер, но сперва, Тор, скажи, ты его видишь, ощущаешь как-то?

Отредактировано Stephen Strange (2018-02-14 23:47:01)

+4

9

Если обычно при магах и прочих странных людях Громовержец предпочитал играть роль принца асгардского, укрываясь за витиеватой и устарелой речью, то самонадеянность Стренжа, напротив, побуждала в нем желание выглядеть салдафоном, который из умных словечек, которыми тот перекидывался с Брюсом, понимает только "пожрать" и "отбой". Поэтому он пропустил мимо ушей долетевшее замечание про свой потенциально отцовский вид (царь это отец целому народу и каждому человеку, чтобы ты знал), и, вернувшись к двум умникам, с интересом уставился на переливающийся разлом.
Зрелище это зачаровывало, вот только у Одинсона от этой красоты бежали по коже мурашки. Он готов был поспорить, что явление, представшее перед ними, куда сложней и опасней, чем воображают обвешенные приборами и запасшиеся цирковыми фокусами мидгардцы. Нет, он лично знал человека, которому удалось выбраться из этой вот... красоты, вот только чего это тому стоило?
Тор вспомнил иссохшее, словно у мумии, изможденное лицо брата, и внутренне содрогнулся. Сейчас он не видел красоты звезд и скопления разноцветных газов по краям моста, но только один жадный, голодный, ухмыляющийся чужой глупости рот. Раскрошит и изжует, каждого, не спрашивая, кем вы себя считаете.

- Похоже на ту хреновину, в которую прыгнул Локи,- ответил он на вопрос мага, пожав плечами.- Стало быть, асгардец вполне может ее пережить. Физически, во всяком случае. У Беннера... тоже есть варианты. Ну а остальных... в крайнем случае, сложим в плащ то, что останется, да вернем безутешным родственникам. Верно, Сиф?- он ухмыльнулся, обнимая спутницу за плечо и устремляя на нее взгляд, полный тайной гордости. Еще бы! Этой юной женщине, больше напоминавшей бронзовую статуэтку, довелось пережить и выйти живой из таких опасностей, что мидгардцам оставалось только разинуть рот и смиренно пасть ниц, умоляя пощадить их жалкие жизни.
Когда-то они так и делали, между прочим.
И хотя работа в команде Старка изменила взгляд Одинсона в целом на Землю и ее жителей, амбиции некоторых из них, по его мнению, мешали им видеть перспективы. Эго загораживало.

- Что-то мне подсказывает, что если мы и найдем ваших приятелей, то в несколько непривычном виде,- проговорил он, делая шаг вперед и наклоняя голову, присматриваясь к кляксе; та, словно довольный кот, обрадованный вниманием, принялась с удвоенной силой кувыркаться в пространстве и менять очертания. Очень хотелось протянуть руку и попробовать нечто на ощупь, но Тор благоразумно удержал себя от этого шага. Пока.
Ничего, милая, очень скоро мы с тобой познакомимся ближе. Ты, конечно, уже не девочка, раз приняла в себя несколько человек, но уверяю, со мной тебе понравится больше прочих. Если переживешь, конечно.
- Сиф, ты чувствуешь?- странный звук, о котором говорил Стренж, усилился, и превратился в тончайшую, но ощутимую вибрацию, от которой по каменным плитам прошла волна - словно вздох.
Хуже того: словно почуявший знакомый вкус крови хищник, червоточина потянулась к ним. Наверное, это было похоже на то, что возникает в железе при приближеньи к магниту: пока еще можно сопротивляться и отступить, но такое положение сохраниться недолго.
Он сделал шаг назад, ощущая как под невидимым ветром приподнимаются и тянутся в сторону аномалии длинные пряди волос. Живое. Прежде всего ей нужно живое.
- Сиф, два шага назад!
[AVA]http://forumfiles.ru/files/0017/90/c0/16420.png[/AVA]

Отредактировано Thor (2018-02-17 14:44:13)

+4

10

Бездна ощерилась алчной ухмылкой, снова выбросив длинный язык голубого пламени, и пространство вокруг, искривляясь, подернулось мелкой рябью. Каменные плиты пола завибрировали под воздействием чудовищной магнитуды, и Сиф инстинктивно ухватилась за плечо Громовержца, чтобы устоять на ногах.

– Назад? – свирепо бросила она Тору. – Как бы не так! Только с тобой. Док, если у тебя готово то, о чем ты мне говорил, самое время заткнуть кляпом эту жадную пасть, пока мы не стали ее новой закуской.

Как будто услышав воительницу, темное пятно дернулось в ее направлении, и она попятилась, увлекая за собой Тора. Пряди темных волос Сиф, электризуясь, с тихим потрескиванием распластались по воздуху, точно у мраморной античной головы Медузы Горгоны. На дерзких исследователей, вознамерившихся помериться силами с тёмными тайнами мироздания, повеяло ледяным холодом, от которого перехватывало дыхание и ныли кости.

Однако через миг холод сменился опаляющим жаром – яркий до белизны протуберанец ударил в центр зала, стягивая в тугой кулак гравитационные линии. Пол словно вздыбился по краям, образовав каменную чашу со все более и более сужающимся дном, куда тянуло с неодолимой силой земного притяжения.

Выхватив меч, Сиф вонзила клинок в щель между плитами, чтобы замедлить падение, но камень лишь податливо раскрошился под лезвием. В глазах потемнело, и стало невозможно различить ни верха, ни низа. Возможно, она что-то кричала, но вместе со светом исчез и звук.

Не было больше ни света, ни пространства, ни времени, ни собственного тела – всё исчезло, кроме полуоглушенного сознания.
[AVA]http://sd.uploads.ru/1YUDk.jpg[/AVA]

+4

11

Все меняется вокруг нас....то,что внутри...не изменится никогда...
Ветер меняет форму песчаных барханов, но пустыня остается прежней.
© Пауло Коэльо

Брюс не решался до последнего сказать самую важную и ужасную новость, причину их общего собрания в таком странном месте.  А потом стало поздно.

Червоточина ожила, задвигалась, вызывая целый всплеск, панику и ужас у приборов в руках Беннера. Доктор молчал и смотрел на плещущееся цветное море портала так, будто уже давно все для себя решил. Заодно и за всех присутствующих разом. Уверенности ему это не придавало, более того, он почти ощущал, как сильный кулак Тора выбивает ему зуб как минимум (или всю челюсть, как повезет). Только вот…страха все равно не было. Даже мысль о возможной драке показалась ему забавной, хотя мысль о Халке после таких «разговоров» вызывала у Беннера стойкое отвращение. Он все еще не мог простить своему демону Клетку.
Был еще Стрэндж, в котором, как раз, Брюс уверен больше чем в себе. Более того, он возлагал на Стэфана самые большие надежды. После рассказов Чарльза о Зеркале в Аляске, именно Билли Каплан – молодой маг, помог группе мутантов выбраться из подобного ада. А значит только магия и может их вернуть. Все остальное лишь временные превентивные меры в случае ухудшения обстоятельств.

Брюс просто не успел это рассказать.

Цветное море поползло, с готовностью расширяясь, ощущая новую порцию жертв. Брюс успел понять, что катализатором стали Тор и Сиф, именно при их появлении энергетическое поле портала задвигалось, заплескалось, реагируя на какие-то особые волны, идущие от асов. Планшет в руках яростно мигал, приборы сходили сума, размер портала рос каждую миллисекунду, от чего невозможно было даже сделать примерные расчеты площади.
Краем глаза Брюс видел, как стягиваются от приборов провода, подключенные сейчас к источнику питания. Переносного, между прочим. Это была энергия. То, в чем нуждался портал.
Но самой вкусной закуской на сегодняшнем королевском столе Преах Баром были четыре живых существа в этой комнате. Подумать только, четыре целых жертвы, и всех их привел Брюс Беннер, прямо в пасть неизвестному.

Что на том конце, Беннер? Правда не боишься?

Сорок дней. Сорок чертовых дней они провели с Ксавьером в его голове, хотя в реальности прошло всего трое суток. После того ада что творился там, психика доктора походила на выжженные знойным солнцем пустынные земли Техаса.
В конце концов, ну что может быть хуже? В его голове они тоже могли умереть, хотя Чарльз уже тысячу раз говорил, что это было не так. Конечно. Конечно же, Брюс знает, что они оба это говорили для того, чтобы успокоиться.
А теперь…каким Халк будет теперь?
- Сиф! Тор! Нет, еще ра…! – Он не успевает закончить фразу. Крик обрывается, отзываясь звоном в ушах. Портал расширяется (точнее сужает пространство вокруг них, как настоящая черная дыра) и пожирает всех спутников сразу. Мгновение во вспышке, и в комнате снова больше ничего нет. Ти-ши-на. Ни громоздких ящиков Беннера с приборами, ни антенн, ни даже дисков сканера на колонах. Эта чертова бездна всосала в себя все до последней крошки.

Брюсу кажется, что здесь нечем дышать. Темнота почти осязаема и можно протянуть руку коснувшись чего-то твердого холодного, это ощущение совсем немного успокаивает, всего на несколько каких-то секунд, пока доктор не начинает осознавать, что они…перешли на ту сторону.
- Рано. Мы должны попасть туда, - Брюс на автомате проговаривает неоконченную фразу и морщится. На лице пыль, на зубах хрустит песок, а вокруг почти ничерта не видно, разве что…маленький механический свет, к нему Беннер бросается сломя голову, ползет по земле и находит полуразбитый планшет. Он еще работает, но сенсорная панель почти не реагирует на касание пальцев. Брюс чертыхается и только потом принимается оглядывать место, где оказался.
- Сиф? Тор? Стэфан? – Это стоило бы кричать, но Брюс говорит шепотом, ощущая какую-то странную вибрацию под ногами. Неестественную. Наконец-то неяркий свет планшета выдергивает из темноты высоченные колонны, затянутые паутиной и какими-то растениями. У одной из колонн Брюс находит сначала один ящик с приборами, потом второй, и…просто идет по следу, в ужасе осознавая, что может оказаться отброшенным где-то чертовски далеко от основной группы. У них есть рации, все еще есть чертовы рации и хоть что-то Беннер предусмотрел, пока…его взгляд не натыкается на красный кусок ткани и Брюс срывается с места забывая про все.

Господи, хоть бы целы, хоть бы…

Это плащ Стефана. Он яростно трепыхается придавленный одним из самых больших ящиков с…бомбами. По телу волной разбегается мурашки, а по желудку будто прошел целый айсберг. Брюс дрожащими руками освобождает плащ освещая ящик и…натыкается на Стрэнджа без сознания.
- Стэфан! Стэфан, очнитесь, - Ящик приходится подвинуть так же аккуратно, как и самого Стэфана. Доктор бегло осматривает мистика замечая разбитый висок (царапина, уже легче) и то как плотно плащ завернут вокруг его тела. Все-таки мантия защищала своего хозяина, и видимо прекрасно осознавала из-под чего пытается вылезти.
- Стэфан? – Брюс легонько хлопает мага по щеке, - Стэфан, я не знаю где Тор и Сиф. Мы…кажется в каком-то подземелье, - В эту самую секунду где-то там, на самом верху раздается громкий вой горна. Брюсу кажется, что он даже слышит музыку и чьи-то голоса. Язык, на котором говорят наверху, так похож на рычащую и резкую скандинавскую речь.

Отредактировано Bruce Banner (2018-02-21 13:48:37)

+4

12

Полы мантии захлопали как паруса, чувствующие шторм, Стефан почувствовал, как своевольный предмет одежды тянет его назад, но в кои-то веки не был против. Проснувшаяся червоточина искажала пространство вокруг себя, маг заметил, как богатый мозаичный пол медленно заворачивается в себя, превращая тронную залу в огромную чашу. Подошвы сапог заскользили по вздыбившийся плитке, Стрэндж прогнулся в позвоночнике так, что услышал, как трещат от напряжения хрящи, оттягиваемая мантией туника врезалась в подмышки и горло, мешая дышать. Он почувствовал волну паники - не его, но не хотелось даже представлять, что могло вызвать у полуразумного магического артефакта такой первобытный ужас.
С жутким скрежетом поползли к порталу ящики с научным оборудованием, напоминая, что лучше не становиться у них на пути. Стефан взмахнул рукой, захлестывая предплечье Беннера, стоявшего ближе прочих, сотканным из магических нитей лассо, пальцами второй пытаясь ослабить давление воротника на кадык.
- Задушишь… - прохрипел он, царапая ногтями горло, но просунуть дрожащие пальцы под край ткани никак не выходило, да и собственного голоса не услышал за нарастающим вибрирующим гулом, более всего похожим на тысячекратно усиленный вой бури.
Всплеск энергии, вырвавшейся из раззявленной пасти межпространства, положил всему конец.
То есть вообще всему.

- Ммм… - Стрэндж разлепил и попытался сфокусировать на склонившимся над ним темном силуэте норовившие собраться в кучку глаза. - Я… я в порядке.
Голос заметно сипел, левое веко что-то стягивает, после попытки убрать помеху на перчатке остается небольшое пятно: разбитый планшет физика дает слишком мало света, чтобы рассмотреть хорошенько, но блеск и запах крови бывший нейрохирург не спутает ни с чем другим. Стэфан попытался встать на ноги, опираясь на разбросанные вокруг ящики, но достиг успеха только со второго раза, несмотря на попытки мантии помочь хозяину принять вертикальное положение. Чувствовал себя мистик, как висельник, чья веревка оборвалась в последний момент.
Протяжный звук то ли горна, то ли рога отдается в голове новым приступом боли, но это не мешает Стрэнджу, морщась и ругаясь шепотом на шумерском, начать действовать. Реальность вокруг расцвела тонкими, едва заметными, словно на прозрачном льду, трещинами. Маг положил Брюсу руку на плечо.
- Пока мы в Зеркальном измерении, нас нельзя увидеть или услышать. Полагаю, не стоит привлекать к себе внимание аборигенов, пока не будем знать, что с Тором и Сиф. Однако люди с обостренной сенсорикой все же могут нас почувствовать, так что, доктор, прошу вас… держать себя в руках.
Стефан устало потер переносицу, слыша топот приближающихся людей и голоса. Появившиеся в поле зрения люди выглядели так, будто сбежали со съемочной площадки какого-нибудь фэнтези, сверкая надраенными до блеска шеломами и ощетиниваясь против неизвестной опасности копьями и мечами. Раскатистая речь напоминала древнегерманский, впрочем, мистик вряд ли смог бы отличить один язык северной ветви от другого. Успокоившись насчет внезапного нападения, новоприбывшие стали настороженно бродить среди разбросанных ящиков, коротко переговариваясь.
- Боюсь, нам придется бросить ваше оборудование, Брюс. Нужно найти воинствующую половину нашего маленького отряда, пока эти отвлеклись. У вас с собой случайно нет пряди волос Тора? Нет? Может быть, Сиф?

Отредактировано Stephen Strange (2018-02-20 23:28:12)

+4

13

Мы разобрали мир на части,
но понятия не имеем, что делать с этими частями.
Чак Паланик

Зеркальное измерение. Брюс Беннер с откровенным любопытством косился по сторонам, пытаясь рассмотреть открытое проявление магии Стрэнджа. Способность приводить в другое измерение, находясь при этом тоже в другом измерении…Поразительно, но для научного ума Беннера даже это могло быть объяснимым. Взять хотя бы законы физики. Есть время и есть пространство, и, если в отличии от времени перемещения может течь только в одном направлении, тогда как в пространстве можно перемещаться на любую точку. И выходило что Стэфан обладал возможность передвинуть их в эту самую точку, не меня времени, потому что…вот же эта охрана, выбегающая на шум.
- О, - Это все что смог сказать физик удрученно разглядывая лица людей в причудливых одеяниях. Доспехи чем-то напоминали одеяния Тора и Локи (правда его доспехи  Брюс видел с фотографий, в битве все же участвовал Халк) и казались очень натуральными. Настоящими. 
- Но я не могу оставить здесь этот ящик, Стэфан. Вы не представляете, что там…Бомбы, - Брюс выразительно покосился на мистика всем своим видом выражая крайнее возмущение и протест.
- Вы только подумайте какие могут быть последствия, если эти…хм, аборигены залезут в ящик, - Говорить приходилось шепотом, а еще взгляд постоянно цеплялся за ушибы на лице чародея. С этим нужно было что-то сделать, и желательно немедленно и ведь аптечка была, Брюс захватил предусмотрительно почти все, что требовалось для настоящей экспедиции (даже мать его палатки и огнестрельное оружие).

Брюс покосился на острые наконечники копий и поморщился, когда один из солдат осторожно пнул ящик с каким-то оборудованием. От падения он уже  был погнутым, и часть приборов наверняка безвозвратно разбита. От пинка ногой в тяжелом сапоге крышка распахнулась и посыпалась куча деталей, вызывая легкую панику среди стражи. Тяжкий печальный вздох.

Прощай тэта-измеритель Хэнка, он мне голову оторвет за тебя. Если Чарли, конечно не вступится.

Хотя нет, приборы Брюсу было не жалко, совсем, даже все то барахло что он успел набрать с собой. Он даже предполагал, что именно так все и случится.
- Нет, волос асов у меня нет, но видимо придется у Тора позаимствовать на будущее, на всякий случай. Но у нас все еще есть рации, - Брюс указал пальцем на рюкзак, который стража оставила без интереса. Он валялся грязной тряпкой у одной из колон позабытый всеми. И, как удачно, буквально в пяти-семи шагах от ученых. Брюс ожидающе уставился на чародея.
Вырываться из зеркального пространства, тем более, когда тут все так…двигается, Брюс не решался. Немного раздражали эти хаотичные калейдоскопы капители в колонне, но Брюс старался не зацикливаться на мысли как это можно объяснить математически. Хотя пунктик мысленно сделал и отправил вычисления в свободный доступ, позволяя себе вернуться к этому попозже. Когда они наконец-то найдут Сиф и Тора.
Все это время Брюс себя вел так, будто не в первый раз находился в другом измерении и все происходящее его никак не пугало. Только чуточку волновало, и больше то, как себя будут чувствовать Стэфан, Сиф и Тор.
- Совсем недавно я уже вернулся из похожего места, Стэфан, - Брюс критично осмотрел ящик с бомбами, раз уж их никто не видит, и убедился, что со внешней стороны контейнер не пострадал, оставалось надеяться, что взрывчатка достаточно крепко закреплена внутри.
- Так что…не могу сказать, что удивлен происходящему, но хотел бы вернуться раньше сорока дней скитаний, - Это скорее Беннер сказал себе, чем Стрэнджу, и тяжело вздохнул, переведя мрачный взгляд на стражу. Они как раз убедились в относительной безопасности разбитых приборов и переключились на другие ящики, принимаясь их долбить и пинать. Все это время чужаки переговаривались на довольно резком языке, и что-то было в нем смутно знакомое, похожее на речь Тора и Сиф.

Да ладно.
Не может быть.
Нет, нет, ты точно что-то путаешь, Беннер.

Доктор поднялся и крепко ухватился за складку плаща плавно парящем в воздухе.
- Стэфан, я не уверен, но это…похоже на речь асов. На которой говорят Тор и Сиф, - Брюс даже не обратил внимание на то, как плащ стал яростно вырываться и лупить маленькой кисточкой по ладони, скорее щекоча, чем желая действительно ударить. Снаружи послышался новый рев гонга. В подземелье спустился кто-то еще, в доспехах по ярче, богато украшенных золотом и замысловатой ковкой. Незнакомец неторопливо прошел по ступеням, и вся стража вмиг подобралась, вытягиваясь в ровную линию строя по обоим сторонам. Только сейчас Брюс заметил, что вновь пришедший мужчина был куда старше возрастом своих воинов, почти старик. Благородная седина украшала его голову, а правую глазницу прикрывала стальная пластина. В руках он крепко держал посох и лишь иногда опирался на него при ходьбе, скорее подчеркивая этим свою статность, чем возраст. Старец шел точно к месту, где стояли в зеркальном пространстве мистик и физик. Мало того, единственный глаз невероятного незнакомца был точно прикован к лицам людей. И от этого взгляда у Беннера ползли мурашки по коже, хотя чувство страха внутри так и не расцветало. Было даже немного жаль, он бы с радостью испугался, лишь бы почувствовать новую гамму эмоций. Хоть что-нибудь, кроме смирения или гнева.

Отредактировано Bruce Banner (2018-02-21 14:12:48)

+4

14

Впрочем, долго анализировать свои чувства по поводу чудного старца мидгардцу не пришлось. Откуда-то снаружи, из коридора, едва освещенного отблесками факелов, раздался сильнейший шум, какой бывает во время нешуточной потасовки, крики и удары железом о камни. Затем громкая торопливая поступь двоих бегущих.
Охрана, уже вплотную приблизившаяся к багажу Беннера, спешно ретировались, сплотившись у входа и ощетинившись своим средневековым оружием. Сделано это было быстро и слаженно, но даже не слишком внимательный зритель заметил бы, что на физиономиях, запаянных в рогатые шлемы, мелькнула растерянность, даже страх.
Один лишь их предводитель остался бесстрастен. Не сделав больше ни шагу, не кинув последнего взора за скрытых от остальных путешественников между мирами, он повернулся к высоким дверям, желая лицом к лицу встретить противника.

И это ему удалось, когда перед собравшимися, точно новые герои в старинной пьесе, появились Сиф и Тор.
По их виду было понятно, что парочка только что выдержала схватку, пусть и не столь опасную, чтоб угрожать жизни наследника, но явно для них неожиданная.
И их удивление только возросло при виде того, кто стоял сейчас, прямой, словно дуб, ветви которого уже гнутся к земле под собственной тяжестью, а корни ушли так глубоко, словно желали достичь источника Вирд. На подвижном лице Громовержца попеременно отобразилась радость и быстро сменившее ее смятенье.
Это был другой мир. Это были другие люди.
Это был Один, и в его взгляде читался холод.
Не обращая внимания на охрану, не имея сил отвести от него глаз, Тор сделал шаг вперед и преклонил колено; молот, уже занесенный для удара, гулко уткнулся в пол.

- Отец.
- Сын.

Должно быть, в этих словах было нечто, понятное только сынам Асгарда: во всяком случае, телохранители Всеотца все с той же слаженностью снялись с места, и, не размыкая строй, исчезли за дверью, которая тут же закрылась за ними, оставив на авансцене двоих членов царствующей фамилии, леди Сиф, и двух мидгардцев, все еще скрытых в зеркальной ловушке.

Один оставался все так же недвижим, как если бы ожидал, что его наследник произнесет первое слово, однако тот не шевелился. Склонив голову и закрыв глаза Тор, кажется, наслаждался каждым мгновеньем вблизи отца, и боялся издать хотя бы звук в страхе, что все происходящее просто исчезнет.
Всеотец усмехнулся.
- Мой сын, похоже, потерял способность говорить. Быть может, его верная спутница даст ответ, зачем изгнанный вернулся в священные чертоги Асгарда? После того, что ты сделал на коронации твоего брата, даже мне не под силу будет уговорить его и высокий суд принять твое покаяние.

Отредактировано Thor (2018-03-05 12:31:01)

+4

15

Однако леди Сиф вслед за Громовержцем, казалось, потеряла дар речи. Опустившись на колено, она прижала к сердцу сжатую в кулак ладонь, приветствуя возвратившегося в Асгард царя.

Первым чувством воительницы была яркая всепоглощающая радость – Один вновь на асгардском троне, хранит равновесие девяти миров, словно никуда и никогда не исчезал без следа. Она улыбнулась светло и открыто, однако не встретив отклика, улыбка Сиф померкла, пока не пропала вовсе, сменившись растерянностью. В радостный победный марш, звучавший в ее душе, вкралась одна фальшивая нота, затем вторая, покуда вся музыка не пошла не в лад и невпопад, превратившись в бессвязную какофонию диссонирующих звуков.

Изгнанный вернулся? Коронация брата? Покаяние? Слова, которые произносил Один, были внятны слуху Сиф по отдельности, однако отказывались складываться вместе. И золотая стража, подвластная мановению руки наследника, только что обратила против Тора оружие, которым поклялась служить ему.

– Мой царь, я не понимаю... – Сиф осеклась под суровым взором Всеотца и потупила очи.

– Ты сама выбрала судьбу искателя приключений и изгнанника, Сиф, когда перед тобой была открыта совсем другая дорога, – покачал головой старик, не скрывая печали и укоризны. – Вместо пупрпура облачилась в доспехи и взяла меч в руку, которая должна качать колыбель. И теперь не понимаешь? – голос Одина выстужал помещение, словно морозный ветер.

Но вместо того, чтобы пристыдить неразумную, слова царя возымели обратное действие. Покаянно опущенная темноволосая голова асгардской воительницы гордо поднялась, и Сиф пристально, даже дерзко уставилась на Одина. Внешне она отличий не находила, но во всем остальном... Всему остальному она просто не находила объяснений.

– Я сожалею, – произнесла Сиф тоном, далеким от сожалений. – Мы не намеревались никого тревожить и вносить смуту. Так получилось.

Про червоточину она на всякий случай решила молчать, пока не выяснит, что происходит.

– А что Огун, Вольштагг, Фандрал? Что с ними? – все же осмелилась спросить она.

– Кто? – брюзгливо удивился Один и пожал плечами, полным равнодушия жестом отмежевавшись от вопроса и от знакомства с названными Сиф именами.

Отредактировано Sif (2018-03-08 17:23:06)

+4

16

- Что у вас в этом контейнере? Вы к нему прикипели, как скупой рыцарь к своему сундучку с золотом. Ч-что? Бомбы?! Вы с ума сошли! Тащить в незнакомый мир… - маг с шумом втянул воздух сквозь зубы, успокаивая себя, - после поговорим.
От кого другого, но от Брюса он такого не ожидал, полагая его самым разумным среди Мстителей. Когда тот не давал волю… чувствам, разумеется. Но сейчас не время и не место спорить о гуманности и технике безапаснисти по обращению со взрывчатыми веществами в частности.
- Какой глазастый старикан. Если это Асгард, то… но Тор говорил, что его отец пропал, и с тех пор, кажется, ничего не изменилось. Что-то неладно, - хмыкнул Стефан, удерживая Беннера за плечо, чтобы тот не бросился совершать глупости. То есть подвиги.
Если их и в самом деле занесло в Асгард, то Тор с Сиф разберуться сами, и лучше, если им придется заботиться только о себе. Похоже, предполагаемый Один все-таки не видел их, иначе уже приказал бы схватить незваных гостей, прячущихся в тенях, словно тати. Возможно, ощущал в какой-то мере их присутствие, но выдавать себя без необходимости все же не стоит.
- Сорока дней? Очень… символично.
Стрэндж не стал вдаваться в расспросы о том, как физик чуть не заделался Моисеем, внимательно наблюдая за асами. Бог грома явно опешил, встретив отца, но та удивительная для мистика покорность, с которой Тор принял эти вести и склонил голову, Стефана не на шутку беспокоила, а вслед за ним и воинственная дева никак не ответила на замечание о доле, приличествующей женщине. Какой же силой воли должен был обладать царь Асгарда, чтобы одним лишь взглядом заставлять сильнейших вот так запросто преклонять колени.
Была в том некая неправильность, а может, ему было просто неприятно такое смирение перед судьбой, с которой сам доктор так долго спорил. Стрэндж сложил на груди пальцы в треугольник, открывая третье око: полутемный зал вспыхнул красками так резко и ярко, что многострадальную голову мага пронзила новая вспышка боли, но это была малая цена за способность зреть без преград и покровов.
Он смотрел на Одина и понимал, что того здесь нет - только его аура, да и то не такая яркая, какой ей надлежало быть, вероятно, механизмы передачи духовной энергии в этом мире были другими. Или кто-то очень талантливый пытался замаскировать свою ауру слепком чужой - такое тоже возможно, хотя и было трудно осуществимым.
- Тор, это не человек, только проекция, - раздался в разуме у Громовержца голос мистика. - Мы с Беннером рядом, спрятаны от глаз, но готовы действовать.
Доктор обернулся к Брюсу, потирая висок и молвил уже человеческим голосом:
- Я отправил принцу весточку о нас. Как вы себя… впрочем, неважно, - вряд ли теперь уже стоит опасаться появления большого и зеленого. - Что-то из вашего оборудования еще можно использовать, как полагаете? Или от вандального обращения оно не застраховано?

Отредактировано Stephen Strange (2018-03-05 10:53:57)

+3

17

Мужество делает ничтожными удары судьбы.
Демокрит

Не то, чтобы возмущения Стрэнджа удивили Брюса, чего-то подобного от ворчливого чародея он и ждал, поэтому на тираду ответил с флегматичной улыбкой.

- Вынужденная идея, если нам придется уничтожать что-то покрупнее ложного тессаракта от Кобик, доктор, и мы по каким-то причинам не справимся, это наш запасной план. Не волнуйтесь, от того что асы могут заинтересоваться составом теперь ничего не случится. Я закрыл ящик, но было бы не плохо если воспользуетесь какими-нибудь маскирующими чарами. Мои игрушки в рюкзаке, который за пределами этого пространства, - Брюс живописно обвел рукой зеркальную ловушку, в которой они сейчас находились и тяжело вздохнул. Тащить в незнакомый мир бомбы. Почему бы и нет? С некоторых пор Брюс относился холодно к такому роду приключений. Путешествия по мирам, альтернативные реальности, изменения пространства. Это здорово искривило всю психику, давая возможность на удивление договориться с тем парнем. Это был хороший итог, но какой ценой.
- И я нормально, если вы о моем состоянии, Стэфан. Не переживайте, теперь тот парень придет только если я позову. Не смотря на мое состояние, - Брюс даже бровью не повел, спокойно реагируя на переживания чародея, сейчас его взгляд заинтересовано следил за поведением Тора. Если то, что сказал Один правда, то они, вероятнее всего в другой реальности. Это было бы самым логичным объяснением происходящему, ведь Тор, кажется, искал отца на Земле?

Предатель? Коронация Локи? Что тут на самом деле происходило? Благоговение Тора казалось Брюсу неправильным. Он с одной стороны прекрасно понимал почему громовержец так себя вел, он сам недавно оказался почти в такой же ситуации, лицо Ребекки в момент прощания забыть просто невозможно, но…Если это не их мир, а это не их мир, нельзя поддаваться чувствам. У них есть цель, и они должны выбраться отсюда.

И в тоже время что-то такое мелькнуло в глазах Асгардского царя, от чего даже у Беннера пробежались по коже мурашки в который раз. Он мог бы сломить волю, мог бы страшать и Тора, мог бы и был настоящим царем, но…будто уже не хотел.

Что успел сделать такого этот Тор, что его отец так разгневан? Или чего НЕ сделал этот Тор? У Брюса в голове мелькнуло множество вариантов, в том числе кусочки из скандинавской мифологии, что уже были известны на земле. Ничего такого ужасного на первый взгляд. Если подумать, сын с отцом всегда были в спорах, а уж Локи…Локи только отяжелял. А тут, будто все наоборот?
Вопрос чародея Брюс расслышал не сразу. Док потеряно оглянулся на Стэфана даже бровь вскидывая.
- Аааа, спасти, да, можно, конечно. Там ящики, где я очнулся, почти целы. Думаю, там сканеры, может даже целый планшет найду, и пара дронов есть. Нам бы пригодилось. И ящик с оружием бы найти, - Брюс пожал плечами не зная, имеет ли сейчас смысл в огнестрельном после попадания в такой мир. Все-таки Асгард. Здесь бы было очень интересно, при других обстоятельствах.

- Выпускайте уже нас, Стэфан, нам надо отсюда уходить и придумать план действий. Мы…должны найти что-нибудь от Кобик. Чтобы нас вернуло… - Беннер бы не отказался и от мыслей асов, но при взгляде на озадаченное лицо Сиф теребить этими вопросами не хотелось. Будто он чувствовал, как где-то в Торе задели очень тонкую струну, и теперь она оглушительно звенела все еще оседая резким звуком на стенах. 
Брюс сочувствовал другу всего пару минут, а потом нахмурился и покачал головой.
- Раз уж это Асгард, нам придется очень хорошенько допытаться наших провожатых, Стэфан. И чтобы тут между ними всеми не происходило, я не намерен задерживаться в этом мире ни на час больше. Мы должны выбраться, даже если Тор будет колебаться, - Как некстати, что это Асгард. А если скажется на Торе? Они справятся?. Ладно, с этим тоже разберутся как-нибудь.

Отредактировано Bruce Banner (2018-03-06 14:41:34)

+3

18

Предупреждение, сделанное почтенным магом, было услышано... и тут же забыто. Какая разница, кто перед ним: сам Один или его отражение? Для жителей Мидгарда подобное появление таило угрозу и было признаком лжи - здесь же, в Асгарде, могущественные чародеи прибегали к нему, чтоб добывать знания, предупредить, или же... или увидеть тех, по ком истомилось сердце.
И не был ли Один по-прежнему самым могучим из них?
Один.
Отец.

Его слова заставляют Громовержца вскинуть голову. Изгнанник? Неужели здесь он все еще не вернулся из Мидгарда и все еще связан с Джейн Фостер?
И пусть он помнит и знает, что сейчас в другом мире, что Всеотец – вовсе не отец ему, терпеть эти слова нет сил!
- Позволь мне объяснить!
- Молчи!- голос Одина резок, он хлещет и вспарывает сердце, как может только его голос. Правитель Асгарда высок, но теперь он кажется еще выше, еще величественней; его седая борода метет по груди, по золотому доспеху, и из поджатого рта, как выстрелы, слетают жестокие слова.- Я слышал твои объяснения! Будь проклят тот день, когда я решился зачать тебя – сына, что вверг данное ему царство в кровавую смуту и хаос! Ты предал брата! Обесчестил чужую невесту! Предал и покинул ту, что была предназначена тебе в жены! Достанет ли у тебя смелости возразить на это?
- Отец!

Разум Громовержца смутился. На несколько мгновений все перемешалось: здешний мир и мир подлинный, будущее и прошлое, кошмары и светлые сны. Он замер, застыл, пораженный словами отца, не в силах издать ни звука, пораженный обвинениями, которых не заслужил, и к которым был не готов. Он – предатель, отступник? Какое злое колдовство могло так извратить все? Что за смрадный ум измыслил подобный ужас?
Он знал ответ. И ответ сам собой выскользнул, сорвался с пересохшего языка.
- Локи…
- Что?- ярость сверкнула в голубых глазах Одина.- Ты опять за свое? Опять будешь обвинять во всем брата? Но пусть ты обманом и ложью пленил слух и разум его возлюбленной, пусть ты волшбой заставил служить себе Мьельнир – я знаю, что было, что правда. Если бы мать была жива…!
- Это ложь! Ложь! Отец!- Громовержец вскочил, словно подброшенный пружиной, и сделал шаг к призраку, простирая руки, как будто б тот был живым человеком.- Отец, позволь доказать тебе!
Молот, звеня, прыгнул в его ладонь.
Полный презрения взгляд был ему ответом. И почти сразу же облик старца начал бледнеть, истончаться, как будто бы тот, убедившись, что отступник упорствует в своих заблуждениях, он решил прервать разговор, не имеющий смысла.
И в то же мгновенье, как будто некто невидимый и неслышимый отдал приказ, двери, скрывавшие говоривших, вновь распахнулись, и стража, сильно увеличившаяся числом, ощетинившись оружием, принялась наступать на незваных гостей.

- Бездна ненасытная! Это была хитрость! Сиф!- рявкнул Громовержец, разворачиваясь навстречу этой новой беде, и поднимая молот, тут же рассыпавший вокруг жалящие, как десятки ос, искры.- Беннер, Стренж! Бездна вас побери, где вы там?

Несколько человек бросились на него, стараясь сохранять линию строя, однако Одинсон не стал дожидаться, пока товарищи, обернувшиеся врагами, нанесут удар. Не решаясь использовать разрушительную силу Мьёльнира из опасения повредить то, что принес Брюс, он прыгнул на нападавших, рассыпая удары направо и налево.

Отредактировано Thor (2018-03-08 17:40:19)

+3

19

Меч будто сам собою скользнул из ножен в ладонь, с сухим щелчком разделяясь надвое, на одинаково смертоносные половины. Сдвоенный клинок в руках асгардской воительницы начал свой стремительный жалящий танец, окропляясь алой кровью эйнхериев, – зрелище, которое ранее не могло привидеться Сиф в самых страшных снах. Ей казалось, что даже в горячке боя она узнает лица: вот тот, коренастый, с лучистыми, как у Тора, глазами, когда-то в походе принес ей напиться холодной ключевой воды, другой, жилистый, как уличный кот, травил у костра такие байки, что даже Фандрал бледнел от зависти, третий...

Меч Сиф со звоном отбил удар, нацеленный в грудь воительницы, и вонзился в правую руку противника выше локтя, в узкую щель меж щитков золоченых доспехов. Второе лезвие, перекрутившись в воздухе, поразило другого в горло, вызвав проклятия вперемешку с удивленными восклицаниями.

Золотая стража – основа основ Асгарда, плоть от его плоти,  да только сейчас Сиф с Тором отвергнуты золотым царством, находятся по другую сторону. Воительница начала вспоминать другое: как те, кто бился с ней сейчас, не принимали ее всерьез; никто не верил в нее, кроме Тора и его друзей; как ей многократно пришлось доказывать право носить имя девы щита...

«Я была крещена в слезах моих врагов».

Холодная улыбка появляется на губах Сиф – та, что приводила в трепет врагов Асгарда, сейчас страшит его защитников.

– Прочь! – сверкающие яростью зеленые глаза не знают пощады. Если непонятные упреки Одина привели воительницу в смятение и отчаяние, то прямому нападению она была почти рада. Вместо мутной взвеси загадок и недомолвок появилась кристальная ясность действия, и меч пел в ее руке свирепую песнь валькирий, собирая кровавую жатву.

Оглянувшись на миг, Сиф увидела, как Мъёльнир Тора, рассыпая голубые искры, опрокинул за землю последнего из тех, кто дерзнул обратить оружие против принца Асгардского. Пол был устлан телами стражников, а воздух полнился проклятиями и стонами, словно наутро после хмельной пирушки, да только хмель, которым напоили сегодня эйнхериев, был горше полыни и крепче гадючьего яда.

– Убирайтесь, – тихо приказала Сиф, однако каждое ее слово, полное обиды и гнева, было отчетливо слышно до самых дальних углов. – И передайте своему царю, что мы не дети, чтобы пугаться наведенного морока. Или Один забыл, что его сын – самый грозный из воинов Асгарда?

Те, кто мог идти, вняли этому здравому совету, помогая тем, кто сам идти не мог, и вскоре Сиф с Тором остались вдвоем. С минуту Сиф прислушивалась, не повторится ли нападение, сжимая в ладони чутко подрагивающий меч, казалось, еще не насытившийся чужой кровью, после чего резко повернулась к Тору.

– Да что всё это значит? – воскликнула она. – Я будто сплю или опилась ядовитой настойки твоего братца. Нет, наоборот, как будто все вокруг опились или тронулись умом, и отец твой первым, уж прости.

Сиф сердито принялась обтирать клинки от крови первой подвернувшейся под руку тряпкой – куском разрубленного богато расшитого плаща, вероятно, предмета чьей-то гордости каких-то полчаса назад.

– И в какую дыру провалились твой друг доктор и э-э-э... другой доктор? Падали-то мы в одну.

Отредактировано Sif (2018-03-10 14:55:40)

+3

20

Пламя, сверкнувшее ей в ответ из синих глаз сына Одина, было ответом на этот вопрос. Не было нужды в словах - ей, кто знала его ребенком, с кем плечо к плечу они столько раз выходили на бой - что теперь Громовержца не остановить. До края земли, дальше, за край, и до дна всепоглощающей бездны дойдет он, движимый яростью, дурманящей голову яростью и болью, и всех, кто посмеет стать на пути, сокрушит своим молотом, словно щепки. Причина тому была лишь одна - и гадать о ней не потребовалось.
- Он... не поверил.
Молния сорвалась с искусно украшенной гравировкой грани Мьёльнира, и упала к его ногам, впившись в доспех поверженного противника. Тот вскрикнул глухо - а потом вскрикнул вновь, когда немилосердная рука оторвала от земли, поднимая, как куклу. Не обращая внимание на сопротивление, Тор подтащил стражника к самому лицу и прошипел, вторя приказанию спутницы:
- Убирайтесь.
Затем, не оборачиваясь, и даже не сделав знака, уверенный, что Сиф последует за ним, направился к высоким вратам.

- ... Локи. Локи. Никто иной не мог сделать это, как он,- заговорил воин, сворачивая по знакомым коридорам, и слыша за спиной быстрые шаги. Впрочем, слышал или нет, сейчас нельзя было поручиться. Вид Громовержца как нельзя лучше сейчас соответствовал его прозвищу: брови нахмурены, рот крепко поджат, в глазах - весь гнев и суровость свинцового неба, откуда вот-вот вырвется огненное копье молнии.- Никто другой не мог обмануть Всеотца своей ложью. Клянусь Бездной, я отыщу его! Я вырву Гугнир из его рук и насажу на его наконечник рогатую голову! Норны свидетели, в целом мире никто не был мне дорог как он...- горло мужчины сдавило яростью, и он принужден был умолкнуть, переводя дыхание. Бросил короткий взгляд за спину, на следующую за ним Сиф, а затем - на волокущиеся следом остатки разгромленного отряда. Была ли причиной тому верность долгу, или из подземного лабиринта они знали только один выход - но энхерии преследовали их, не сближаясь, неотступно, как падальщики, кружащие у ослабевшей добычи.

- Взгляни, Сиф... они служат ему,- хватая спутницу за плечо и склоняясь к ее голове, прошептал он.- Зачарованные, служат ему, словно верные псы, и умрут по его слову. Я не допущу этого, я, сын Одина!

+1

21

– Погоди... Нет. Нет! – воительница яростно замотала головой, не желая признавать, что весь Асгард мог попасть под власть чар и уловок бога лжи. – Локи не под силу, никому не под силу подчинить себе волю и разум Всеотца.

Сиф запнулась, не зная, как в точности выразить ощущение иллюзорной нереальности. Сейчас она не удивилась бы ни парящему в небе Ёрмунганду, ни рыжекудрой Сигюн во главе Ястребов Одина.

– Вспомни его упреки, – тихо и убежденно проговорила она, крепко сжимая ладонь Громовержца. – В них нет никакого смысла, как будто Один говорил о ком-то другом, не о тебе и не обо мне. Как будто он нас совсем не знает... И вот еще странность: никто из эйнхериев не берегся моего меча, а уж они должны были знать, на что я способна. Как же они забыли? Мы словно вычеркнуты отсюда.

Воительница глубоко вздохнула и провела рукой по лбу.

– Больше похоже на то, что не Асгард или Один под властью колдовства, а мы... – произнесла она глухо. – Нам нужно отыскать кого-то, кто поможет разобраться во всей этой неразберихе, надежного, как... Хэймдалль, – лицо Сиф просветлело и она чуть не рассмеялась над собственной глупостью. Как она могла забыть о Страже Моста. – Найдем Хэймдалля, от его взгляда ничего не укроется, его не застит никакое волшебство.

+1

22

Хеймдалль...
Как он мог не догадаться? Впрочем, разум, тонкое плетенье интриг никогда не было сильной стороной сына Одина. Отец, мать, Локи, но только не он; впору подумать, что это его взяли от покоренного народа, дикого и бесхитростного, как прячущиеся в листве дикие звери.

На мгновение Громовержец устыдился своей горячности и своей забывчивости. Сиф права, они оби знают, спутники говорили им, что открывшийся мир может быть любым, что дорога может привести куда ей угодно, и что главная цель - закрыть этот ход, так напоминавший Червоточину, для обоих миров. Но как и где искать вход и выход, если товарищи их пропали? Кто лучше Стража, мог знать, где распахнулись еще одни Врата?
Сиф, как всегда, права,- а он поддался бурливой крови. И старому страху того, что брат проберется на престол, опередив его, принца асгардского.
Стало быть, он до сих пор этого боится?
- Идем.

... У конного путь до Химинбьорга занимает около часа. У пешего - раза в три дольше. Асы не держат возле Биврёста ни скифов, ни лодок, чтоб враг, если судьба ему будет проникнуть на радужный мост, не сумел вторгнуться в царство асгардское прежде, чем о том проведает его войско. Много веков, несколько поколений эта предосторожность спасала Золотой дворец - и только один раз оказалась тщетной.
Тот единственный раз, когда умерла его мать.

Но что Громовержцу, хозяину Мьельнира, долгий путь, пока в его руке молот, способный унестись в высокое небо, разбить сердце звезды, и раскрыть пространство, как детскую книгу? Его волосы не успели спутаться, а пот от жаркой схватки - высохнуть на коже, когда они с Сиф уже подлетали к прибежищу Стража. Здесь, на дальнем краю Радужного моста, его бессменный пост, и здесь он стоит, неутомимый, лишь иногда подменяя себя на двойника, взирая на Девять миров неусыпными глазами.
В их мире.
Но, как видно, не в этом.

Пост Хэймдалля был пуст.

-... Нормально!- Тор удивлен был настолько, что не заметил, как это словечко, подцепленное в Мидгарде, сорвалось с языка. Его брови приподнялись, расширенные глаза с изумлением смотрели на пустой постамент. Хорошо хоть Хофунда нигде не видно, есть шанс, что никто не проникнет снаружи. Но... если кому-то понадобится подмога?
- Что-то сильно не так в этом мире, Сиф. Очень сильно,- Одинсон оглянулся по сторонам, словно что-то ища,- и, сыскав, издал удовлетворенный возглас.
- На беду для старого дурака, мы еще в детстве сыскали путь под его башню. Идем-ка за мной.
Он направился к одной из подвижных стен купола, и, приложив ладонь к одному из узоров, начал колдовать над переплетением линий. Память несколько раз подвела пришельца, но в конце концов принц справился с задачей, и в полу распахнулся люк. Видно было, как узкая лестница, состоящая, кажется, из одних только контуров, висящих в воздухе безо всякой опоры, убегала вниз, в едва освещенное нутро Башни стража.
- Мальчишками... мы даже пару раз пробрались туда, под механизм. Правда, с тех пор я немного вырос,- попытался улыбнуться Тор, не в силах оторвать глаз от слабо светящейся бездны под ногами. Не нужно большого воображения, чтобы представить ожидающую там звездную пустоту.- С другой стороны, если она выдерживает Хэймдалля... Но все равно, ты подожди, я спущусь на один пролет, а там как пойдет...- он не договорил, и, как человек, бросающийся в ледяную воду, исчез в люке.

... Узкий серпантин лестницы сделал последний виток, и путешественники очутились на нижнем уровне Химинбьорга - в месте, куда не ступала ноги ни одного из живущих в Асгарде, за исключением самого хозяина дома и, может быть, Одина Всеотца. Небольшой островок в основании башни, казалось, парил среди гранитных глыб и сверкающих пластов льда. Туманы - или, может быть, облака - окутывали его сверкающие небесной голубизной стены, заставляя передернуть плечами от холода. Здесь, как нигде, ощущалась близость космоса, его дыхание, практически - его прикосновение.
Но сейчас над всем этим господствовал громкий храп.

Громовержец в недоумении взглянул на свою спутницу и толкнул дверь.  Вместе со струей теплого воздуха в лицо ударил терпкий запах вина.
Тот, кого они привыкли видеть бессменным немногословным стражем Радужного моста, спал на неряшливом ложе посреди тесной комнатки, окруженный бочонками и кувшинами с вином. Рядом с постелью, на груде мешков, стояло огромное блюдо с давно застывшим окороком; обглоданные кости валялись тут же, свалянные вместе с огрызками в рогатый шлем.
Лицо Тора стало серым. Он многое повидал на своем веку, сам не единожды приходил в себя после буйных попоек, однако очевидно было, что зрелище Стража, обрюзгшего, одряхлевшего, едва прикрытого грязными тряпками и засаленным одеялом, было последним, что он желал бы видеть в жизни.
Ноги мужчины, впервые за долгое путешествие, ослабели, и он опустился на пол рядом со спутницей.
- Я не могу... это... Нет!

+1

23

Сиф побледнела, в растерянности глядя на того, кто не мог, никак не мог быть Хэймдаллем, однако ж по странному стечению обстоятельств находился в его теле и в его башне. Без каких-либо неприятных ощущений преодолев прихотливо закрученную спираль лестницы, воительница чувствовала, что здесь, в маленькой комнатушке, у нее кружится голова, словно она стоит на краю пропасти.

Вскрикнув, Сиф бросилась к спящему старику и принялась яростно трясти его за плечи. Пусть проснется и признает свое наглое самозванство, пусть ответит, куда исчез настоящий Страж Биврёста.

– А? Что? – сонно забормотал тот-кто-не-мог-быть-хэймдаллем, не открывая глаз. – Убирайтесь. Мост закрыт. Навсегда.

Опешив и разозлившись, воительница схватилась за края лежанки и вытряхнула самозванца на жесткие доски пола, как овощ из корзины, – то, как она никогда бы не решилась поступить с настоящим Хэймдаллем.

Простой и грубый способ сработал. Старик приоткрыл один мутный глаз, а затем второй, и пьяно улыбнулся.

– А-а-а... Малютка Сиф. Ты ж вроде как уехала. На прошлой неделе. Или вчера? Или раньше? – глубокие складки избороздили лоб Хэймдалля в тщетной попытке пробудить память, но усилие оказалось слишком мучительным для его состояния, и он махнул рукой на загадку. – Дни сейчас похожи один на другой, как горошины в стручке, – извиняющимся тоном сказал он и с кряхтением перевалился на бок, чтобы упираясь ладонями кое-как встать на четвереньки, после чего не вполне уверенно поднялся на ноги.

Пошатываясь и подслеповато щурясь, страж оглядел свои скудные владения в поисках очередной порции укрепляющего средства, способного преодолеть его немощь, и наконец заметил, что Сиф явилась к нему не одна.

– Тор! – разразился он булькающим смехом. – И ты здесь? А смурной такой чего? Ладно, было у меня тут лекарство от твоей хвори, поделюсь. Где ж оно..? Сейчас, сейчас...

Хэймдалль покачнулся и едва не упал, однако вовремя ухватился за плечо Сиф, что позволило ему сохранить равновесие и остатки достоинства. Смуглые пальцы стража сжали плечо воительницы с силой, которую Сиф узнала, отчего побледнела еще больше.

– Что здесь случилось? – пошептала она потрясенно. – Какая беда стряслась, что всё вот так?

Отредактировано Sif (2018-04-08 17:24:32)

+1

24

- Бедааа...- протянул тот, в ком можно было узреть лишь позорную тень Хеймдалля, лишь скорбную память о том, в ком асы видели друга, наставника, и едва не второго отца. С трудом утвердившись на ногах, и сыскав, наконец, искомое, он нетвердым шагом двинулся вдоль разоренного ложа, и выудил из-за груды корзин и мешков огромную, уже початую бутыль с чем-то мутным.
- Беда, малютка Сиф, стряслась в царстве Асгардском давно, когда брат поднял руку на брата, наследник выступил против правящего царя. Когда мой ученик, которому я доверял так, как если бы он был мне братом, отцом, и единственным сыном, за чью честь поручился бы своей собственной, предал все то, чему я старался его научить. Так что нет, красавица Сиф,- выплескивая из своего кубка вино прямо под ноги, и заново наполняя его, проговорил он.
Затем протянул сосуд Тору, кивая на разбросанную посуду.
-  Выпей со мной?

Громовержец принял кувшин, машинально, как человек, едва сознающий, что слышит и делает. Его взгляд, казалось, метался меж строк невидимой книги, пытаясь различить некое тайное послание, свести воедино головоломку, ключ к которой он искал давным давно. И вот наконец получил.
- Локи...
- Локи? При чем тут твой брат?- пьяно рассмеялся Хэймдалль, фыркая в полный кубок, и расплескивая свое пойло на одеяло и одежду, мгновенно покрывшуюся пятнами.- Не он, а ты попытался убить Всеотца Одина, не он, а ты вступил в союз со врагами Асгарда! Не он, а ты разорил Ванахейм и Альфхейм, и обрушился на цветущие поля и саны Асгарда, подобно суртурову пламени! Твое имя проклято в Девяти мирах, и из-за тебя Радужный мост закрыт для любого, кто ранее мог свободно прокладывать дорогу меж звездами. А я... я доживаю свою трижды проклятую жизнь здесь, в забытой башне у подножия Химинбьорга, и лишь вспоминаю о тех временах, когда я был Хэймдаллем, стражем Радужного моста.
Он насмешливо отсалютовал кубком и сделал долгий глоток.

Лицо Тора было белей мела. Казалось, он позабыл и о том, что держит в руках кувшин, и что этот мир, повесть которого сейчас поведал ему двойник старого товарища, не его родина. Вновь, как после речи Одина, Громовержец терзался глубоким стыдом - не за то, что по глупости и тщеславию сотворил сам, но за то, что должно было лечь клеймом позора на того, неизвестного, что родился и вырос здесь.
Затем его глаза вспыхнули.

- Значит, ты говоришь, Радужный мост закрыт уже много дней,- подняв голову и сверля глазами Хранителя, переспросил он. Опустив, почти уронив кувшин на какой-то мешок, он схватил собеседника за плечо, заставляя того выпрямиться и взглянуть на себя, и одновременно притягивая к себе за руку леди Сиф.- И, стало быть, его сила уже много дней находится в заточении. Ты понимаешь меня?- оглянувшись на спутницу, спросил он, сильнее сжимая ее ладонь в своей.

+1

25

– Дней?! – Хэймдалль зло расхохотался и запустил пустой кубок в стенку.

Мощный удар расколол штукатурку, ссыпавшуюся вниз мелким щебнем, оставив на светлой стене зияющее пятно, похожее на след от гигантского насекомого.

– Дней... – смех превратился в невнятные всхлипы, и Хэймдалль обхватил руками всклокоченной голову. – Если бы... Много лет! – рявкнул бывший страж, как все пьяницы, легко переходивший от сантиментов к ярости. – Почему ты оставила Локи? – грязный обвиняющий палец ткнул в Сиф. – Вот чем он тебе не угодил? Почему ты выбрала другого брата, разорвала помолвку, сговоренную самим царем? Да что теперь говорить...

За неимением кубка Хэймдалль отхлебнул из горла бутыли, шумно рыгнул и утерся ладонью.

– А где теперь Хофунд? – спросила Сиф, уже перешедшая ту грань, за которой ее можно было поразить или шокировать.

Не время и не место было для изумленных восклицаний и воздетых в отчаянии рук. Тора воительница поняла с полуслова. Нельзя просто взять и закрыть Радужный мост без последствий. Быть может, червоточина хаотично пульсирующего межпространственного канала, открывшаяся  и была этим последствием.

– Хофунд? – переспросил Хэймдалль с таким видом, будто впервые слышит о знаменитом мече. – Да где-то, наверное... Не помню. На что он мне теперь?

+1

26

Потемнев лицом, Громовержец выпустил руку спутницы и шагнул к старику, вонявшему давно не стиранной одеждой, прогорклым потом, кислым вином, и всем, что въедается в человека, сломленного горьким, неизмеримым горем. Могучие руки подхватили Стража, вынуждая выпрямиться, впервые за много лет (или веков?) прямо и ровно встать на своих двоих перед тяжелым, полным кипящего гнева взглядом.
- Послушай меня, ты, кто некогда был мне учителем, звался Хэймдаллем, сыном девяти матерей. Я не могу обещать тебе ни бутылку вина, ни возвращенья былой славы, ни даже справедливости, некогда царившей в Асгарде. Могу лишь сказать одно: где-то, в другом времени есть и другое место, которое тоже зовется Асгардом... и в нем ты - по-прежнему величайший воин, сын Одина. Там Всеотец еще правит на Золотом троне, там Радужный мост по-прежнему открывает муть к Девяти мирам. Там твой любимый ученик - не беглец и изменник, а защитник Асгарда, владелец Мъёльнира. Попробуй поверить, старик, что такое место еще существует... не только в твоей душе!

Мутный взгляд Стража на миг прояснился; его руки легли на широкую грудь Громовержца, цепляясь за фалеры, гладя их металл. Подняв голову, он долго вглядывался в лицо своего гостя, будто ища в нем ответ на вопрос: не оттуда ли, из невозвратимых грез, пришли к нему сейчас двое, настойчиво требовавшие ответа.
Быстрая слеза прокатилась из уголка его глаз.
- Хотя бы раз увидеть все это...
- Ты увидишь. Клянусь славой Одина, ты увидишь!- Тор перехватил его ворот крепче и сильнее встряхнул, словно спящего, которого тщетно пытался отрезвить после долгой попойки.
Хотя  - почему как?
- Клянусь, старик, я дарую тебе вечный покой, призову тебя в чертоги Вальхаллы, если ты поможешь мне вновь открыть Радужный мост! Скажи мне, где сокрыт Хофунд - и мы заберем тебя с собой, в свой мир, где еще светит солнце!

... Несколько долгих мгновений они смотрели друг другу в глаза - затем опустившийся Страж потупил взор.
- Я могу быть пропащим, сын Одина, я могу быть опозорить Асгард, и свое имя... но я никогда не покину его. Хвала Имиру, создателю мира, если правда то, что ты говоришь, и где-то не здесь Белый город еще сияет в полной славе. Этот мир клонится к своему концу. Я вижу это, но не оставлю его. Хорош ли он, плох - это мой мир, и я не покину его. Но вам помогу.

+1


Вы здесь » Marvelbreak » Эпизоды настоящего времени » [конец лета-осень 2016] Трудно быть богом